Студент УрГЭУ заявил, что его хотят выгнать из вуза из-за подозрения в нетрадиционной сексуальной ориентации 
Студент УрГЭУ заявил, что его хотят выгнать из вуза из-за подозрения в нетрадиционной сексуальной ориентации 

Студент УрГЭУ Михаил (имя изменено по просьбе студента) заявил, что его хотят отчислить, потому что сотрудник университета заподозрил его в нетрадиционной сексуальной ориентации. Друзья молодого человека, которые хорошо знакомы с ситуацией, говорят, что в вузе просмотрели страницу студента в социальной сети во «ВКонтакте» и пришли к выводу, что он гей.


— От него потребовали забрать документы из университета с формулировкой: «Мы отследили ваши соцсети, вот распечатки — вы гей». Я разговаривал с ним лично, он просит ему поверить и говорит, что обвинения беспочвенны, он напуган. Насколько я знаю, документы на отчисление готовы и ждут подписи ректора, — рассказал E1.RU друг студента.


Получить комментарий в пресс-службе вуза на момент публикации не удалось. Мы отправили официальный запрос в УрГЭУ. Ответ пока не поступил. 


Отметим, что, по словам преподавателей вуза, сегодня днем в университете прошло совещание, на котором в том числе обсуждалась ситуация с отчислением студента. 


Тем временем в отчете ресурсного центра ЛГБТ можно найти много случаев травли и дискриминации, которые в разное время происходили со студентами из Екатеринбурга, в том числе — из УрГЭУ. 


Публикуем реальные жалобы, которые поступили в центр в 2016–2018 годах: 


— А. училась в УрГЭУ-СИНХе. Все началось с неприятных шуток от парней про то, что раз А. лесбиянка, то она не девочка (условно так; и, на ее удивление, до сих пор самая распространенная «шутка» в ее адрес — что она мальчик). Первым был преподаватель, который сказал, что А. похожа на феминистку. Как итог, А. могли запереть в кабинете или в раздевалке, говорить, что она «мужика нормального не встречала» и что они «могут ей помочь». К действиям не переходили, ограничивались только такими запугиваниями.


— В университете, где училась Д., после одной из вечерних посиделок с группой был разговор про ориентацию и несколько девочек открылись. В целом одногруппники восприняли нормально — все, кроме одного. Один парень стал угрожать, что расскажет всем, и требовать денег, но денег ему не дали, поэтому он рассказал преподавателям и другим студентам. Большая часть преподавательского состава даже слушать его не стала, но от пары мужчин-преподавателей Д. и другие девушки потом до конца семестра слушали «шуточки» и угрозы на эту тему.


— Т. училась в художественном училище. Когда там узнали, что она имеет интимные связи с девушками, началась психологическая травля, вплоть до того что Т. не допустили к защите диплома. Ее нередко избивали. Ее старшая сестра училась в том же училище и не хотела, чтобы Т. портила ей репутацию своей историей, поэтому Т. никуда не обращалась с жалобами.


— Поступив в колледж, С. «привел свою внешность в порядок» — остриг волосы. Его поведение вызывало недоумение у всех, от учителей до однокурсников. Учитель русского зачитывала автобиографию С. в преподавательской при всех. После этого учителя косо смотрели на С., хотя в автобиографии ничего не было написано про ориентацию, только гендер и имя, которое ему ближе. Рассказал это преподаватель по математике. Он выгнал всех из кабинета и спрашивал у С.: «С тобой все нормально? Ты же у нас нормальная девочка? Не такая, как я думаю?» С. пришлось кивать, чтобы не нажить себе проблем. Третьекурсники зажали С. в коридоре и угрожали брызнуть баллончиком в глаза за засосы на шее, с издевками: «Чё, телка тебе наставила, да? Парни то *** не хотят?»


— В 2015–2016 годах А. столкнулся с унижением со стороны преподавателей института и аутингом (раскрытием его трансгендерного статуса) перед третьими лицами. После разговора о неуважительном отношении со стороны преподавателей одногруппница вступилась за А. и поговорила на эту тему с одной из преподавательниц, однако та не только не пошла навстречу, но и рассказала всей кафедре о трансгендерном статусе А. 


Как рассказывает А.: «С тех пор я заметил, что их отношение ко мне сильно изменилось. Я чувствую сильное давление и прессинг с их стороны: кто-то открыто задевает эту тему, кто-то сплетничает, но до прямых конфронтаций не доводит, остальные "поставили стенку", сильно отдалившись. Прессинг усилился в общем и целом от всех». 


По словам А., один из преподавателей позволяет себе на лекциях перед всей аудиторией раскрывать его трансгендерный статус, другая при большом количестве людей постоянно грубит ему. Кроме того, одна из одногруппниц прекратила общение с А. из-за давления на нее со стороны коллектива. 


Пострадавший отмечает, что из-за сложившейся ситуации чувствует тревогу, одиночество и дискомфорт. Кроме того, по его словам, отношение со стороны преподавателей института к нему хуже, чем со стороны других учащихся.


— Л. с подругами стояла у входа в школу искусств, где они занимались, когда она пошутила на ЛГБТ-тему. Подруги были в курсе сексуальной ориентации Л., поэтому посмеялись, а пара подростков, проходивших мимо, крикнули: «*** (чертова) лесбиянка». Позже все разошлись, а подростки подловили Л., сбили с ног и отпинали. Когда она упала, стукнулась головой о лед и потеряла сознание. В чувство ее привел проходивший мимо мужчина. Оказалось, что оба нападавших учились в той самой школе искусств. Руководитель замяла ситуацию, подростки сказали, что «случайно толкнули и не заметили», никто не стал разбираться. Также Л. рассказала, что в школе искусств ее попросили не заявлять в полицию и она согласилась.


— С. столкнулась с оскорблениями и насмешками в учебном заведении. Учителя говорили, что у ЛГБТ-людей «нет мозгов», «пучок соломы». Говорили, чтобы другие дети не дружили и не общались с С. Что С. так в скором времени останется одна и не сможет продолжить путь родителей, завести детей и выйти замуж.


— Г. открыто презентует себя как трансгендерного парня. Когда Г. отчислили из колледжа и он пришел восстанавливаться, ему поставили условие: либо Г. будет выглядеть как «нормальная девушка», либо проваливает. И Г. ушел. В новом колледже Г. травили одногруппники, ему угрожали, и он сразу же забрал документы (тогда еще они были «женские»).


— В разных школах Б. часто становился объектом жесткой травли и побоев, хотя нигде и никому не рассказывал о своей трансгендерности, просто казался «не таким». Из-за того, что город маленький, одноклассники распускали о Б. слухи, абсолютно далекие от реальности, и из-за них у мамы Б. на работе были проблемы: слухи дошли до начальства. В университете Б. сталкивался с издевательством, но в более скрытой форме, чем в школе. Один из преподавателей несколько раз валил Б. на экзамене и пересдачах, потому что он «на дух не переносит пацанок». В студенческом театре Б. несколько раз отказывали в мужских ролях. Знакомые с потока намеренно аутили Б., превращая это в забаву: представляли Б. кому-то правильно, как юношу, а потом было нечто вроде: «Смотри, помнишь этого парня? Норм же чувак? А это вообще-то на самом деле девушка, прикинь!»


Ранее мы писали о том, что в центре Екатеринбурга группа парней избила прохожего из-за того, что посчитала его геем


Если вы сталкивались со случаями дискриминации в вузах Екатеринбурга, напишите нам об этом на почту news@corp.e1.ru. Также мы ждем ваши сообщения в WhatsApp, Viber и Telegram — их номер +7 909 704 57 70.