20 ноября среда
СЕЙЧАС -13°С

E1.RU посадил известную гонщицу из США за руль жигулей и отправился колесить по Екатеринбургу: видео

Дженнифер Кобб уже 28 лет доказывает, что женщины водят не хуже мужчин

Поделиться

Дженнифер Кобб — владелица гоночной команды, которая выступает в NASCAR

Дженнифер Кобб — владелица гоночной команды, которая выступает в NASCAR

Дженнифер Кобб — профессиональная американская гонщица и владелица гоночной команды, которая выступает в NASCAR. Она уже 28 лет доказывает, что женщины водят не хуже мужчин. И, когда Дженнифер приехала в Екатеринбург, мы посадили ее за руль старых жигулей и отправились по задворкам города.

Уговаривать гонщицу сесть в советский автомобиль не пришлось: на улице шел снег, и Дженнифер, прилетевшая в балетках и легком пальто, согласилась, как только узнала, что в жигулях, которые нам предоставили наши друзья из «Old Motors Екатеринбург», есть печка.

Мы поговорили с ней о постоянных автокатастрофах, усыновлении русского ребенка, феминизме, наших разбитых дорогах и о том, почему гонщики не пристегиваются и на каких автомобилях они гоняют по городским дорогам, наводя страх на остальных автомобилистов.

В этом году за команду Дженнифер выступали три гонщика: все попали в аварии

— Как вы отвечаете на вечный вопрос, кто лучше водит: мужчины или женщины?

— Женщины, конечно!

— У вас собственная гоночная команда Jennifer Jo Cobb Racing. В ней есть девушки?

— У меня была одна девушка-водитель, которая ездила на моей гоночной машине. А в этом году у меня было трое мужчин-гонщиков, и все трое попали в аварии. Еще одна девушка выступала на моем грузовике (один из классов автомобилей, которые участвуют в NASCAR. — Прим. ред.), которая тоже попала в аварию. Через меня прошло много девушек: механики, девушки, которые меняют покрышки на пит-стопе. Это очень приятно — иметь возможность дать им их первый опыт, а затем смотреть, как они растут и переходят в крупные команды. Или работают над организацией гонок NASCAR.

— А вы сами часто попадали в аварии на гоночной трассе?

— О да, каждый гонщик в них попадает. Не знаю, сколько раз было у меня. Мы не уделяем этому особого внимания. Я знаю гонщиков, которые попадают в ДТП чаще, чем финишируют. В среднем я попадаю в аварии один-два раза в год.

— Сколько вам было, когда вы впервые сели за руль?

— Я начала участвовать в настоящих гонках в 1991 году, когда мне было 18. Это было в Канзас-Сити. Маленький трек, в полмили. А просто водить начала в 16. У вас водительские права можно получить только с 18, а в США много детей водят и участвуют в гонках.

— В одном из ваших интервью я прочла, что вы работали официанткой, чтобы накопить на запчасти для гоночной машины.

— Когда я была маленькой, мой папа купил маме очень хорошую машину. И, когда он вез маму на работу, он сажал меня на колени. И мы вдвоем как бы вели машину. Сейчас бы родителей арестовали за такое. Я попросила папу, чтобы он оставил эту машину мне. Она простояла много лет, и, когда мне исполнилось 16, я села за руль. Я получила первую работу в 15, в «Бургер Кинге». Проработала там всего лишь месяц или два. Затем мне исполнилось 16, и я начала продавать подержанные автомобили. С каждой продажи я покупала новую деталь. Потом работала парковщицей, побывала за рулем огромного количества машин. Затем была официанткой, барменом, работала в рекламном агентстве какое-то время, продавала канцелярские товары. Потому что, кроме гонок, у меня не было страсти. 

Впервые за руль Дженнифер села еще в детстве, с папой

Впервые за руль Дженнифер села еще в детстве, с папой

— На это уходило много денег?

— Когда я была студенткой и у меня не было других расходов, почти вся моя зарплата шла на поддержание автомобиля. Если ты хочешь обычную городскую машину, можешь найти очень дешевую, но в гонках, конечно, чем быстрее автомобиль, тем он будет дороже. Гоночные машины очень сильно эволюционировали с того момента, когда я начала профессиональную карьеру — за 28 лет.

— Почему NASCAR так популярен в США?

— Мы просто привыкли к этому, это самый популярный вид автоспорта. Как-то я участвовала в серии NASCAR Euro, там больше ездят по обычным дорогам. Я бы хотела попробовать себя за рулем автомобиля с открытыми колесами, как в «Формуле-1». Как раз в NASCAR Euro я гоняла по трассам «Формулы-1».

По словам гонщицы, она успела поработать во многих сферах перед тем, как полностью переключиться на гонки

По словам гонщицы, она успела поработать во многих сферах перед тем, как полностью переключиться на гонки

— Так. Мы едем и разговариваем уже больше 30 минут. Пришло время задать самый главный вопрос: что вы думаете о наших дорогах?

— Они выглядят нормально. В прошлом году я была в Грузии, и, знаете, с российскими дорогами все в порядке. Мой муж из Мехико, их дороги довольно ухабистые.

— А о жигулях? 

— На самом деле, водить эту машину прикольно. Это несложно. Коробка передач моей гоночной машины очень похожа на эту.

По сравнению с дорогами в Грузии, екатеринбургские дороги не плохие

По сравнению с дорогами в Грузии, екатеринбургские дороги не плохие


— Вы считаете себя феминисткой?

— Не совсем. Это странно, потому что я выступаю за girl power («девичью силу») — за то, чтобы женщины делали то, что хотят. Но мне правда нравится быть рядом с сильным мужчиной и чтобы ко мне относились как к женщине: нравится, чтобы передо мной открывали дверь. То есть я сама могу открыть дверь. Но спасибо, сэр, за то, что открыли ее. Я думаю, мы сейчас живем в такое время, когда нужно помогать женщинам. Особенно здесь. Я вижу столько аудиторий, которые заполнены девушками, и думаю, что не нужно оставлять парней позади. У нас столько сильных ролевых моделей-женщин, которые показывают, что девушки способны на большее. Но в то же время давайте не забывать воспитывать уверенных, сильных парней. Девушки огорчатся, если рядом не будет умных парней.

— А у вас есть сильный мужчина, который открывает перед вами дверь?

— Да. Мой муж из Мексики, так что это порождает конфликты в отношениях. Я сильная женщина, мне правда не нужен мужчина. Но я хочу, чтобы он был рядом. Понимаете, я в одиночку путешествую по России — мексиканские женщины такого обычно не делают. С одной стороны, я знаю, что он поддерживает меня и глубоко в душе гордится мной, но никогда этого не скажет, потому что не поощряет такое поведение.

Педаль сцепления на старых жигулях приходилось поднимать ногой, но Дженнифер справлялась

Педаль сцепления на старых жигулях приходилось поднимать ногой, но Дженнифер справлялась

— А что насчет детей, никогда не хотелось их завести? Или карьеру гонщицы сложно совмещать с материнством?

— Я замужем только четыре года, и мне 46. Это, может быть, единственная моя ошибка — ждать слишком долго. Реализоваться в карьере, дождаться, пока все станет идеально, перед тем как у меня появится ребенок. Я хочу доказать, что я могу быть и матерью, и гонщицей. Что не придется выбирать. Когда у тебя есть гоночная команда, у тебя очень гибкий график. Рядом с гоночной трассой есть место, где дети гонщиков проводят время вместе, играют. Мы гоняем по несколько часов, а затем у нас весь день свободен. Так что это не так уж сложно совмещать. Но с точки зрения биологии для меня это, может быть, уже поздновато. Поэтому я думаю об усыновлении.

— Что вы думаете о «законе Димы Яковлева» (по нему гражданам США запретили усыновлять российских детей-сирот. — Прим. ред.)?

— Мне нравятся русские люди, и я спрашивала, можно ли мне взять маленького россиянина. И они такие: «Нет». Вы знаете, я уважаю это. И я понимаю, что очень сложно и дорого усыновлять ребенка откуда-либо.

В Россию Дженнифер прилетела уже в третий раз

В Россию Дженнифер прилетела уже в третий раз

— Судя по вашей странице в Instagram, вы проехали почти всю Россию — от Санкт-Петербурга до Хабаровска. А что вы делаете в Екатеринбурге?

— Это совместный проект компании Project Harmony и посольства США в Москве, по которому носители английского приезжают в Россию и общаются со студентами, изучающими английский. Это мой третий тур по России. Мы начали и закончим в Москве. А перед Екатеринбургом мы были в Уфе. У нас очень плотное расписание: каждый день по две, три группы. Мы общаемся на темы, которые касаются моей жизни и опыта. Некоторые просят, чтобы я рассказала о преодолении страха, другие — о моих успехах, достижениях.

— Раз вы уже многое успели посмотреть в России, что вас больше всего поразило?

— Больше всего я была приятно удивлена тем, какие у вас города прекрасные и насколько люди дружелюбные. Я заметила, что, когда люди не знакомы с тобой, они не особо доброжелательны и открыты к диалогу, но, как только вы начинаете разговаривать, все становятся очень приветливыми. Я просто очень дружелюбный человек: смотрю в глаза, улыбаюсь. И люди такие: «Что с тобой не так?» Но, как только ты это преодолеваешь, все становятся такими теплыми, приятными и дружелюбными. Еще я удивлена, что еда очень вкусная. Мне нравится борщ. Еще мне, конечно, нравятся пельмени. Но я понимаю, что пельмени — это просто равиоли. Еще я пробовала много видов выпечки, мне понравилось.

Гонщице нравится русская кухня

Гонщице нравится русская кухня

— В русском языке в последнее время начало появляться очень много феминитивов: авторка, а не автор, докторка, а не доктор, режиссерка, а не режиссер.

— В моем профиле в Twitter написано «гонщик NASCAR, и, так уж случилось, женщина». Я понимаю это в какой-то степени. Но в то же время, почему доктор не может быть просто доктором? И гонщик не может быть просто гонщиком? Я и многие другие женщины-гонщики просто хотим участвовать в гонках: гендер для этого значения не имеет. Мне твердили, что я не смогу стать профессиональным гонщиком, потому что я женщина. А мой папа всегда говорил: «Когда ты надеваешь свой шлем, никто не знает, что ты девушка. Особенно машина. Ты становишься просто водителем». Меня не беспокоит, что слово феминизируют для репрезентации. Причина, по которой это делают, — чтобы молодежь понимала, чтобы больше людей знало, что женщины способны на это: быть режиссером, гонщиком, доктором. И это работает, у нас похожая ситуация в США.

— Вы профессиональная гонщица. А вы пристегиваетесь на заднем сиденье?

— Хм, нет. Это интересный вопрос. Я правда это не делаю. И я не знаю почему. Я думаю, что если я не уверена в водителе, то обязательно пристегнусь. Хотя я правда считаю, что все должны пристегиваться. Когда умерла принцесса Диана, она была на заднем сиденье, и я не знаю, была ли она пристегнута. Тогда я впервые задумалась над тем, что это нужно делать. Еще я читала статью о том, насколько не пристегиваться опасно для каждого, кто находится в автомобиле. Если кто-то не пристегнут и произошло ДТП, человек может начать летать по салону и получит еще больше травм.

В Екатеринбурге Дженнифер не осталась без подарков

В Екатеринбурге Дженнифер не осталась без подарков

— Вы привыкли ездить быстро. Не раздражает передвигаться по городу медленно?

— Зависит от ситуации. В гоночной машине все по-другому. Мне приходится часто использовать круиз-контроль, потому что мое ощущение скорости сильно отличается. Когда ты обычно ездишь со скоростью 290 км/ч, 130 км/ч кажется чем-то очень медленным. Так что если ты невнимателен, то случайно можешь разогнаться до 160 км/ч. Быть добропорядочным гражданином очень важно для спонсорских контрактов, поэтому я не хочу попадать в ДТП, так что я пытаюсь водить максимально безопасно. Несмотря на это, многие думают, что я вожу агрессивно. Хотя для меня это еще не агрессивно.

— На каких машинах в городе ездят гонщики, сколько у вас всего автомобилей?

 — У меня два дома. В Канзас-Сити у меня Porsche Cayenne, а в Северной Каролине у моего мужа есть Mini Cooper и грузовик, а еще он купил мне Mercedes. Для гоночной команды у меня есть два фургона и тягач, а гоночных машин у нас около семи.

— Мы как раз сейчас проезжаем место, где был убит последний русский царь.

— Мы только что побывали в Храме на Крови, перед тем как встретиться с вами. Там очень красиво. Интересно, что монархия пала прямо здесь.

— Вам часто в обычной жизни говорят, что вы хороший водитель?

— Да, люди считают меня хорошим водителем. Но некоторых людей я пугаю: для меня ехать очень близко к другой машине привычно. Моя сестра каждый раз хватает меня за руку со словами: «Сбавь скорость». А я просто очень мягко притормаживаю, она не чувствует этого.

В городе, на автострадах, Дженнифер приходится включать круиз-контроль, иначе она не заметит, как сильно разгонится

В городе, на автострадах, Дженнифер приходится включать круиз-контроль, иначе она не заметит, как сильно разгонится

Фото, видео: Петр Гиндин / Е1.RU

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
MartaM
4 окт 2019 в 15:25

Профессора Алена Проста забыли :-D
Вот только навскидку известные женщины гонщики - Даника Патрик, Ютта Кляйншмидт, Мишель Мутон. Мишель вообще легенда ралли.
Из российских молодая петрозаводская девочка Ира Сидоркова, которая к 14 годам выиграла на кольце все, что только можно в ее классе. Яна Сотова, участник и призер чемпионата по драгу.
Стояли они, и не рядом, просто вы не знаете

Orin (Heating mains faction)
4 окт 2019 в 13:02

Интересно, этот "сюжет" катит за признание в нарушении как минимум двух положений ПДД, касательно наличия ВУ российского образца и требования того, чтобы водитель был вписан с ОСАГО? :-DТа не.
Так корячатся все изнеженные водятлы, коих волею судьбы закинуло за руль настоящего, сурового авто, в котором нет свистелок и перделок для ограниченно-дееспособных, типа усилителя руля, системы помощи при парковке, датчиков дождя и прочего хлама для инвалидов :-D

ригель_сувальдный
4 окт 2019 в 12:00

Кстати, то, как она держит руль, очень наглядно показывает, какой она "хороший" водитель - её к машине близко подпускать нельзя