7 декабря суббота
СЕЙЧАС +1°С

«Раковые клетки есть в каждом»: история экс-директора завода, победившего страшную болезнь

Игорь Унсович помогает пациентам-мужчинам вернуться к жизни после лечения в свердловском онкоцентре

Поделиться

Игорь Унсович пережил болезнь и встретил новую любовь в 70 лет 

Игорь Унсович пережил болезнь и встретил новую любовь в 70 лет 

Бывший руководитель лесохимического завода Игорь Унсович приезжает в Свердловский онкологический центр два раза в месяц. Здесь он встречается с пациентами и рассказывает, как не допустить возвращения болезни и вернуться к нормальной жизни после диспансера.

Еще совсем недавно Игорь Унсович сам был на их месте. В 2016 году ему поставили страшный диагноз — «злокачественная опухоль предстательной железы», третья стадия. Дальше были операция и лучевая терапия. Когда он сидел в очереди дневного стационара, у него появилась идея — создать организацию (или хотя бы клуб) для мужчин, заболевших онкологией.

— Большая часть таких организаций предназначена для женщин, перенесших рак молочной железы. Складывается ощущение, что мужчины раком не болеют. Но я-то знаю, что это не так. Просто нам, мужчинам, говорить о своей болезни тяжелее. Мы замыкаемся в себе и остаемся с проблемой один на один, — говорит Унсович.

Он решил это исправить и даже придумал название для организации — «Победим вместе». Унсович планирует запустить ее в ближайшее время. Пока ищет помещение и работает в качестве равного консультанта в свердловском диспансере. 

Мы встретились с Игорем Унсовичем и узнали, как ему удалось победить рак и что он рассказывает другим пациентам онкодиспансера.

«О том, что болен, я узнал случайно» 

— Мне 70 лет, и я всегда считал, что у меня крепкое сибирское здоровье. Я не ходил к врачам, а с мелкими недугами справлялся сам. Все изменилось осенью 2016 года: я вдруг почувствовал резкую, невыносимую боль в пояснице. У кого выходили камни, те знают, что это такое. Так я оказался у уролога, а потом — у районного онколога. Анализ на ПСА (простатический специфический антиген, применяется для диагностики и наблюдения за течением рака простаты. — Прим. ред.) был значительно выше допустимого. 

Мне дали направление в онкологический диспансер. Биопсия подтвердила подозрение: рак простаты в третьей стадии. Эту новость я выслушал спокойно, без паники, потому что был к ней готов. Я всегда считал, что, если есть проблема, ее нужно решать. Самое удивительное, что я не чувствовал симптомов, как и большинство мужчин с этим заболеванием, и узнал о болезни только благодаря случайности. 

С тех пор я прочитал много книг о раке и теперь знаю, что раковые клетки есть в каждом из нас. Даже в вас они есть. И пробудить их может все что угодно. Но чаще всего их развитию способствует стресс. Я часто спрашиваю себя, что послужило толчком в моем случае — выход на пенсию, проблемы в семье и расставание с супругой или смерть мамы. И не могу ответить однозначно. Наверное, все вместе. 

Игорь Унсович узнал о том, что болен, осенью 2016 года

Игорь Унсович узнал о том, что болен, осенью 2016 года

«Я три месяца лечился по книжкам» 

В диспансере мне сказали, что помочь может только операция, но в тот момент я был к ней не готов. Были сомнения из-за противопоказаний: возраста и состояния здоровья. Я вел торг с собой, искал альтернативные способы лечения. Начал смотреть информацию в интернете. 

В Сети я нашел много бреда, вроде того что от рака можно излечиться содой, мухоморами, керосином и прочее. Но там также были книги о раке и о том, как с ним бороться. Например, «Антирак. Новый образ жизни» Давида Сервана-Шрейбера, «Возвращение к здоровью» Карла и Стефани Саймонтон, «Я очень хочу жить. Мой личный опыт» Дарьи Донцовой. 

В книге «Антирак. Новый образ жизни» врач рассказывает, как он заболел, что с ним происходило, когда ему поставили диагноз, делится опытом и дает советы онкопациентам. Эта книга стала для меня основной. Я решил применить ее к себе. Подобрал полезные для меня продукты и изменил систему питания. Сделал упор на лечебную физкультуру и психологическое состояние.

Запрос на психологическую помощь у пациентов онкодиспансера есть, и он очень большой

Запрос на психологическую помощь у пациентов онкодиспансера есть, и он очень большой

Так прошло три месяца. Все это время за мной наблюдал мой врач из онкодиспансера и терпел, что я не даю согласия на операцию, а потом не выдержал и сказал: «Мы так и будем продолжать лечить себя по книжкам или все-таки оперироваться?» К тому моменту я понял, что болезнь по книжкам не вылечить, и подписал согласие. Мне нужно было дать себе время, чтобы психологически подготовиться к операции.

Обращаться за вторым мнением я не стал, хотя мог поехать в Германию или в Израиль. Я думаю, что там онкобольных лечат так же, как у нас, потому что врачи следуют международному протоколу. Возможно, менее тяжело переносится химиотерапия, меньше чувствуются побочные эффекты. На этот счет есть разные мнения. Но если говорить о хирургии, я думаю, что наши врачи более профессиональны. Просто потому, что у них рука набита — они такие операции делают каждый день.

Когда Игорь Унсович проходил лечение в центре, штатного психолога там не было

Когда Игорь Унсович проходил лечение в центре, штатного психолога там не было

«Победить рак до конца с помощью операции не удалось» 

17 апреля 2017 года я приехал в диспансер, и уже на следующий день мне сделали операцию, затем были две недели ранней медицинской реабилитации. Это уколы, перевязки, диетическое питание. Позже оказалось, что мне необходим курс лучевой (или радио-) терапии. Победить болезнь до конца не удалось. Для меня это стало неприятным сюрпризом. Мы же привыкли, что если тебе провели операцию и удалили лишнее, значит, тебя вылечили и больше делать ничего не нужно.

Радиотерапия заняла два с половиной месяца. Все это время я общался с другими мужчинами-пациентами. Именно с мужчинами, потому что у женщин рака простаты не бывает. Я увидел, как мужчины, сталкиваясь с раком, закрываются. Они не хотят говорить о том, что с ними происходит, и практически не общаются друг с другом. 

Идея основать организацию для онкологических пациентов-мужчин появилась у Игоря Унсовича, когда он сидел в очереди дневного стационара 

Идея основать организацию для онкологических пациентов-мужчин появилась у Игоря Унсовича, когда он сидел в очереди дневного стационара 

Так, в очереди дневного стационара, у меня появилась идея создать организацию или хотя бы клуб, в котором поддерживали бы онкологических пациентов — мужчин. Другие пациенты тогда мою идею не поддержали. Создается впечатление, что мужчины не болеют раком. Но это не так: болеют, и часто. И им тоже нужна помощь и поддержка — психологическая, информационная, реабилитационная.

В Екатеринбурге есть общественные организации, которые помогают онкологическим пациентам. Но практически все занимаются помощью женщинам, пережившим рак груди. Об одной из них мне рассказала мой врач-радиотерапевт. Она называется «Вместе ради жизни». Я нашел эту организацию и долгое время был в ней волонтером. 

Сейчас Игорь Унсович ищет помещение для новой организации «Победим вместе» 

Сейчас Игорь Унсович ищет помещение для новой организации «Победим вместе» 

«Расшевелить мужчин очень трудно»

Я провожу встречи с пациентами онкодиспансера как равный консультант (проект называется «Равный — равному»). Встречи проходят в урологическом отделении, где большинство пациентов — мужчины. На них я разговариваю с пациентами, которым предстоит лечение, которые уже прошли операции и которые находятся в стадии ремиссии.

Каждый раз на занятиях я вижу новые лица. Обычно — от пяти до пятнадцати человек. Если на встрече присутствуют женщины, то занятие проходит более эмоционально и интересно. Женщины первыми задают вопросы, потом подключаются и мужчины. Встречи, на которых есть только мужчины, проходят тяжелее: расшевелить их очень трудно. 

Я рассказываю пациентам о питании, лечебной физкультуре, психологии. Объясняю, как оформлять инвалидность и работать со страховыми фондами. Говорю, что происходит с человеком, перенесшим рак простаты, потому что пережил это сам. Иногда люди остаются после встречи. Тогда начинается откровенный диалог. 

Как-то пациент сказал: «Мне сделали операцию полгода назад, но я до сих пор ложусь рядом с женой и ничего не могу сделать. Как быть?» И все это мы тоже обсуждаем.

Встречи проекта «Равный — равному» проходят в течение получаса. Сидеть дольше пациентам после операций тяжело

Встречи проекта «Равный — равному» проходят в течение получаса. Сидеть дольше пациентам после операций тяжело

«Я пережил болезнь и встретил настоящую любовь» 

В нашей стране онкология до сих пор ассоциируется со смертью. Люди боятся рака, это повелось еще со времен Союза. Лечить болезнь тогда умели не очень хорошо. Делали вид, будто ее не существует. Такого диагноза, как «рак», вообще не было. В анамнезе писали все что угодно, только не «рак». То есть был запрет, а раз есть запрет, значит, что-то тут не так. Но я вижу, что страха у онкобольных с каждым годом становится меньше.

Как-то я беседовал с одним пациентом, который сказал: мне не нужна помощь, я уже прочитал много о болезни и понимаю, что вы можете мне рассказать. У людей есть доступ к информации, к знаниям, которые помогают побороть страх и бороться с болезнью. С экрана телевизора нам часто говорят, что рак — это не приговор, а болезнь, которую можно и нужно лечить. Я сам говорю об этом во время встреч. И хочу, чтобы пациенты поверили в это.

Моя цель — помочь пациентам настроиться на лечение, адаптироваться к жизни после того, как они выйдут из стен онкодиспансера. Я верю, что рак можно лечить, потому что сам через это прошел. Знаю пациентов, которым диагноз был поставлен много лет назад, и они живут нормальной, активной жизнью. Я сам в ремиссии с января 2018 года. Недавно нашел спутницу жизни, у нас действительно настоящая любовь. Кто бы знал, что в мои годы со мной такое случится.

Ранее мы публиковали дневник молодой мамы, которую убил рак. Также вы можете прочитать интервью с практикующим хирургом, заведующим отделением онкомаммологии 40-й больницы Сергеем Демидовым о том, как на российских пациенток повлияла история Анджелины Джоли, удалившей здоровую грудь для профилактики. 

оцените материал

  • ЛАЙК 10
  • СМЕХ 4
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Витя
29 ноя 2019 в 13:30

Здоровья ему и долгих лет!

Гость
29 ноя 2019 в 13:03

Доброе дело делает.

Игорь Унсович
29 ноя 2019 в 17:55

Сегодня на портале Е1 вышло мое интервью. Я благодарен Е1 за возможность высказать свои мысли и надежды. Но хочется поправить некоторые неточности, которые возможно удивят давно знающих меня людей.
Я никогда не был руководителем Турбомоторного завода. Да, я занимал руководящие должности, но руководителем не был никогда.
Я был руководителем не лесотехнического, а «Уральского лесохимического завода».
Лучевая терапия и радиотерапия – это одно и тоже. Просто разные названия одного и того же лечения.
Очень жаль, что в интервью не вошли мои слова о врачах , благодаря которым я живу и помогаю другим людям с онкологическими заболеваниями. И не только благодаря врачам, но и медсестрам, всему медицинскому персоналу, которые дали мне возможность заниматься тем, чем я занимаюсь:

«Теперь о врачах. Приходится часто слышать мнение, что врачи оказывают недостаточно внимания пациентам, не оказывают им психологической помощи. Но ведь основная их задача — это лечение пациентов. И я уверен, подавляющее большинство из них достойно выполняют свою работу. А психологической помощью пациентам должны заниматься профессиональные психологи. Да, сегодня в Екатеринбурге они есть только в общественной организации. И они проводят занятия с онкопациентами в онкодиспансере. Но, насколько я знаю, сегодня в онкодиспансере появился свой психолог, а значит, со временем там будет налажена психологическая служба