22 января среда
СЕЙЧАС -3°С

«На телевидении Путин — как Волан-де-Морт»: интервью звезды «Уральских пельменей» Дмитрия Брекоткина

Мы поговорили с ним о цензуре, усталости и конфликтах в команде

Поделиться

В следующем году Брекоткину исполнится 50 лет 

В следующем году Брекоткину исполнится 50 лет 

Один из самых любимых и популярных участников «Уральских пельменей», выступающий в команде с самого ее основания, дал большое и эксклюзивное интервью E1.RU. Он рассказал о том, как это — шутить десятки лет подряд, что запрещено показывать на ТВ и почему из «Пельменей» ушли сразу несколько звезд. Несмотря ни на что, эта новогодняя ночь на СТС будет полностью отдана «Уральским пельменям» и их новогодним выступлениям. Нас отдельно попросили отметить важный момент: всё сказанное в этом интервью является личным мнением Дмитрия Брекоткина и может не совпадать с мнением остальных участников команды. 

— Хочется начать с прошедшей «Встречи выпускников». Как вы для себя оцениваете эту игру? 

— Задача-минимум была выполнена, мы не облажались. Не было стыдно. Ведь могло быть и так, могло не написаться, могло создаться впечатление, что «куда же вы, заканчивать надо вовремя». Мы сыграли, это был некий вызов: «А слабо?» Я думаю, мы всё провели на достойном уровне. КВН — дело молодых. Если бы мы еще играли примерно со своим возрастом, типа «Уездного города», но нет, мы вышли против команд, которые совсем недавно закончили с большим КВН. И чувствовалось, что они нас обгоняют. «Камызяки» нас просто... Мы нормально продержались в первом конкурсе, во втором что-то пошло не так, но в музыкальном домашнем задании они просто завели бульдозер, сели на него и сгребли нас к чертовой матери. И мы ничего не могли с этим сделать, они просто поставили нас в сторону и сказали: «Ребята, вот тут постойте, подождите своих серебряных медалей». 

— У вас был страх, что вы придете туда и будете выглядеть как дедушки, которые пришли и начали рассказывать устаревший анекдот? 

— Конечно, такой страх присутствовал. Возможность облажаться всегда есть. В чем уникальность КВН — это адская смесь творчества и спорта. И она, с одной стороны, очень прикольная, а с другой — очень выматывает. Как у нас сейчас — ты сделал программу, записал. Что-то людям зашло, они похлопали, что-то зашло меньше, они похлопали чуть меньше. А здесь же спорт — здесь ты реально проигрываешь. Что-то не то сказал — нельзя переписать, сделал ошибку — и получил меньший результат. Давление на тебя — как на спортсмена, какого-нибудь хоккеиста, который выходит один на один. Это на самом деле тяжело, меня это очень напрягало, и, когда мы закончили, я прямо выдохнул. 

— Хочется закрыть тему с тройкой от Юлия Гусмана. Она ведь выглядела странно? 

— У человека есть свое мнение, он судья. Версия такая: нам поставили тройку, мы потеряли несколько десятых, из-за этого отодвинулись от «камызяк», из-за этого проиграли. Но всё это нивелируется тем, что если бы даже нам за третий конкурс поставили пятерку, то им надо было ставить шесть с половиной. Они на несколько голов нас сильнее были. Мне кажется, Гусман поморщился от какой-то шутки, может, ему показалось, что мы где-то «спошлили», он имеет право. Он же в жюри. 

— Командам в КВН никогда не платят? 

— Мне кажется, нет. Нам не платили. Я не знаю, кому уходят деньги, меня не приглашали делить финансовые потоки, к сожалению. Хотя я бы там разгулялся, конечно. 

«Уральские пельмени» сейчас переживают не самые простые времена. Ушли многие звезды 

«Уральские пельмени» сейчас переживают не самые простые времена. Ушли многие звезды 

— У вас в команде в последнее время происходят серьезные перемены. Ушла Михалкова, Мясников отделился от команды, давняя история с Нетиевским. С чем это связано? 

— С тем, что мы — живой коллектив. Наша некая уникальность в том, что у нас нет внешнего продюсера. Все внутренние вопросы возникают и решаются как получится. Раз мы с Нетиевским зашли в кризис, так мы его решаем. С кем-то возникли творческие конфликты, мы их решаем сами, и у каждого свое мнение. По многим вопросам у нас прямо абсолютно отличается мнение. По поводу Юли — она выбрала свою карьеру, свою судьбу. Мы просто не продлили с ней договор. Она выдвинула свои какие-то условия, которые нам показались неприемлемыми. Как это часто бывает, если бы мы писали официальный комментарий, он звучал бы так: «Мы благодарим Юлю за работу, приятно было поработать, желаем ей удачи в ее карьере и личной жизни». Никаких обид нет, человек так решил. 

— Я правильно понимаю, что это были финансовые условия? 

— Наверное, да. И не только. Они скорее структурные. 

— Что-то вроде «я должна больше появляться в кадре»? 

— Я вам не скажу. Это корпоративные тайны, но смысл такой. Ограничимся официальной версией с улыбкой на лице. 

— В истории с Нетиевским вы почти никак не участвовали, не комментировали ее. 

— Я не участвую, потому что это наши внутренние разборки. Есть разные точки зрения, Сергей говорит, что он был всем, кто-то ему отвечает, что он был никем. Правда где-то посередине. Конечно, он был нашим организаторским локомотивом. Но потом случилась одна конкретная история, которая сделала наше сотрудничество невозможным. Понятно, что людям хочется узнать, что там произошло, но наша замочная скважина замазана пластилином, и хрен вы там что-то подсмотрите. 

— Вы болезненно воспринимаете эту историю? 

— Конечно. Это дружба, общение многолетнее, десятки лет мы были вместе. Это была шокирующая история, но что случилось, то случилось. Неизвестно, как она закончится. Может быть, мы как-то сможем найти еще точки соприкосновения, говорят, время лечит. Это не трагедия, конечно, скорее, драма. Но излишне драматизировать всё это уже не стоит, жизнь продолжается, творчество продолжается. Наше уж точно.

Брекоткин играет в «Уральских пельменях» с самого основания — больше 20 лет 

Брекоткин играет в «Уральских пельменях» с самого основания — больше 20 лет 

— Вы работаете с каналом СТС уже десять лет. С контрактами на 12 концертов в год. Объясните, как это возможно — каждый месяц на протяжении стольких лет делать это шоу? Это не стало еще конвейером? 

— Конечно же, это превращается в конвейер. Это как компания BMW. С одной стороны, конечно, конвейер, а с другой — творчество. Они каждый год делают новые машины, находят новые прорывы. Ты не можешь, делая продукт с какой-то цикличностью, отмести ту историю, что должен просто прийти и это сделать. Хочется, не хочется — ты должен себя заставить работать. 

— Вы не устали? 

— Это не то чтобы усталость. Скорее так — ты садишься и думаешь: «Господи, ну что еще-то?» Ты садишься, и какая-то пустота. Бывает, что тебя озаряет, увидел где-то ситуацию и тут же придумал номер. Но обычно ты садишься и думаешь: «Что на этот раз? А может, вот это? Да было... А может? Нет, тоже было». И так постепенно ты эти камушки перекладываешь, и что-то рождается. И так каждый раз. Иногда очень хорошо, иногда нормально, иногда полный провал. 

— Сколько у вас авторов? 

— Под 20 примерно. У нас есть пять творческих групп, каждая выдает по три-четыре номера на каждый концерт. Группы даже конкурируют друг с другом. Зрители в зале получают специальные бумажки, оценивают каждый номер — какой лучше, какой хуже. И мы уже понимаем, что выкинуть, а что оставить. Это такая живая история.

— За последние годы изменилось количество запретных тем на телевидении? 

— Конечно, намного больше стало. Сначала про президента можно было шутить, но аккуратно, сейчас уже ничего нельзя. Слово «Путин» запрещено. Это Волан-де-Морт, о котором нельзя говорить. Можно было про Медведева или про депутатов. Сейчас нет. Про Роскосмос раньше шутили, сейчас это вроде как национальный проект. 

Пенсионная реформа вся была вырезана под нож, фраза «пенсионная реформа» была запрещена. Определяйте сами, цензура это или просто редактирование.

Дмитрий Брекоткин

 Я считаю, что это жесткая цензура. Мы живем в таких реалиях. По этому поводу можно ныть, а можно выйти на какой-нибудь YouTube.

— Вы не хотите туда пойти? 

— Может быть, и хотим. Мы находимся в режиме разрабатывания контента для интернета. Мы генерируем эти идеи, придумываем, что это может быть. Возможно, туда будем выкидывать свои острые и политические штуки. Может быть, победит лень и мы будем лежать на диване и брюзжать о том, что СТС не дает в эфир то, что мы придумываем. Это ведь еще часы и дни, которые забираются из твоей личной жизни. Может быть, у нас что-нибудь и родится. На одной стороне природная лень, на другой — в тебе что-то булькает.

Вся новогодняя ночь на СТС в этом году будет посвящена «Пельменям» 

Вся новогодняя ночь на СТС в этом году будет посвящена «Пельменям» 

— Вам нравится то, что сейчас популярно в интернете? 

— Мне нравится сам факт, что эта штука существует. На YouTube тоже есть цензура, но это небо и земля по сравнению с ТВ. А в плане качества — есть вещи, которые мне не нравятся очень сильно. Например, передача «Что было дальше». Мне не понравилось даже не то, что они погружают человека в бочку... Скорее, то, что человеку там не дают сказать. Он сидит один, а на него толпой накидываются. Он вроде хочет один что-то ответить, а ему с другой стороны прилетает. Это как впятером бить одного. В этом плане «Прожарка» мне нравится гораздо больше. Не сказать, что я большой фанат, но она мне показалась лучше. 

Очень много ниже пояса, но смешно, и надо быть ханжой, чтобы отрицать, что это смешно. Да, ниже пояса, да, черный юмор, да, иногда это ужасно, но это смешно! Например, шоу LittleBritain (оттуда вышло шоу «Наша Russia»). И ведь понятно, что у нас не могло быть такой же линии, как у них, где мама свою дочку в придорожном кафе продавала дальнобойщикам. Но это было местами очень смешно. Это ужасно? Да. Это не надо показывать детям? Да. Но, сука, взрослым-то это можно показать? Да! Это даже глупо обсуждать.

— Вы бы смогли прийти на шоу типа «Прожарки» или «Что было дальше»? 

— Я думаю, что нет. Меня бы растоптали в течение пяти секунд, я бы не выдержал такого натиска. Я бы даже, мне кажется, заревел. Поэтому я никогда туда не пойду. 

По мнению юмориста, сейчас телевидение подвержено цензуре 

По мнению юмориста, сейчас телевидение подвержено цензуре 

В этом году мы взяли интервью у бывшего участника «Уральских пельменей» и звезды телеканала СТС Сергея Светлакова. Прочитать его вы можете здесь

оцените материал

  • ЛАЙК 102
  • СМЕХ 11
  • УДИВЛЕНИЕ 2
  • ГНЕВ 3
  • ПЕЧАЛЬ 6

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Ssd
11 дек 2019 в 08:46

Кто-то смотрит их что ли?

11 дек 2019 в 08:48

Популярность у УП сейчас на таком низком уровне, что тот же Интернет будет для них серьезным подспорьем. То, что они имеют на сегодня, вот этот контакт с обязаловкой - путь в бездну, качество не купишь ни деньгами от СТС, ни количеством выступлений, ни привлечением новых лиц (последние пришедшие, по моему мнению, в данном формате просто ужасны). Сравнение с БМВ - тут Феликс маху дал)))

Игорь
11 дек 2019 в 09:09

Пельмени единственные, кого могу смотреть не отрываясь, а некоторые сцены по несколько раз. Брекоткин, без сомнения лучший!