22 января среда
СЕЙЧАС -3°С

«Война идет за новые дома»: министр ЖКХ — про коммунальные итоги года и конфликты УК и ТСЖ

На чем застопорилась «мусорная реформа» и почему из крана течет ржавая вода

Поделиться

Николай Смирнов рассказал о главных коммунальных итогах 2019 года

Николай Смирнов рассказал о главных коммунальных итогах 2019 года

Министр ЖКХ Свердловской области подвел коммунальные итоги года в прямом эфире в студии E1.RU. Мы успели задать ему самые главные вопросы, мимо которых не пройдешь: что показала за год внедрения «мусорная реформа», почему постоянно рвутся трубы и почему сфера управления домами в Екатеринбурге так криминализирована.

— Николай Борисович, в 2019-м стартовала «мусорная реформа». Что можно сказать по итогам года?

— Этот год в системе ЖКХ прошел под эгидой экологической реформы, часть которой — система вывоза и утилизации ТКО. Мы понимали, что любые серьезные реформы, которые касаются каждого жителя, проходят непросто и порой очень болезненно. Мы принципиально не торопились, доработали многое. Есть положительные моменты, есть отрицательные. Нам удалось буквально за первый квартал перейти с одной системы на другую, в том числе на новую финансовую и техническую модель. Не произошло никакого коллапса. Новая отрасль сработала очень качественно и эффективно. Есть большое количество сельских населенных пунктов, где вообще не было вывоза мусора. Жители сжигали, увозили, выбрасывали на окраине леса. Значительное количество из них перешли на организованный вывоз отходов.

«Мусорная реформа» — главное изменение в сфере ЖКХ в 2019-м

«Мусорная реформа» — главное изменение в сфере ЖКХ в 2019-м

— Ну вот точно не всё прошло гладко…

— Проблемы были. Первая, с которой мы неожиданно столкнулись, — недостоверность информации в базе данных по количеству проживающих в многоквартирных домах и частном секторе.

— А что это за база данных, чья она?

— Операторов жилищно-коммунальных услуг. Это и управляющие компании, и теплоснабжающие, и энергосбыт. Однако выяснилось, что большинство жителей оплачивают услуги по приборам учета, поэтому отсутствуют данные о количестве прописанных. Есть база в ГУВД, но по закону они не имели права эти сведения передавать. И было возмущение жителей, которым предъявляли квитанции за оплату по числу прописанных, которых на самом деле нет. Кто-то переехал, умер, уехал на учебу. Мы выверили в течение года базу данных, провели огромную работу. Эти проблемы мы решили. Другая сложность — размещение контейнерных площадок.

— Они же и так есть.

— В Екатеринбурге есть, а, например, Полевской — единственный город в Свердловской области, в котором вообще не было до 1 января 2019 года контейнерных площадок. У них мусор вывозили по звонку, в определенное время приезжала машина. Они не хотели, чтобы возле их домов были контейнерные площадки. Сейчас весь город перешел в полном объеме на контейнеры. В частном секторе это труднее. Далеко не везде жители готовы принимать общее решение, никто не хочет, чтобы площадка была возле его дома, но в то же время и не далеко, в идеале — у соседа. Это долгая работа, и сейчас далеко не во всех сельских населенных пунктах и не везде в частном секторе Екатеринбурга стоят контейнеры.

Незаконные свалки пообещали ликвидировать, но пока они есть, и время от времени там что-то горит

Незаконные свалки пообещали ликвидировать, но пока они есть, и время от времени там что-то горит

— Расскажите про раздельный сбор. С какого момента мы будем обязаны это делать?

— Никто не запрещает это делать и сейчас. Есть организации, которые принимают макулатуру, пластик и металл. Либо сами, либо через УК или ТСЖ можно это делать. Можно заключить договор с регоператором, сортировать мусор и платить не по нормативу, а по факту. Да, это непросто организовать, нужно решение общего собрания жильцов. Необходимо оборудовать закрытую контейнерную площадку, чтобы никто из соседних дворов ей не пользовался. Активно здесь, кстати, сработали садоводческие товарищества. Большинство из них перешло на оплату мусора по факту. Вообще, на раздельный сбор в крупных городах, в том числе в Екатеринбурге, начнем переходить в 2020 году. Сейчас министерством поставлена задача перед регоператорами в течение первого квартала заключить договоры на переработку пластика, бумаги, стекла. В основном речь идет о пластике. После этого операторы организуют сбор. Вырученные средства фиксируются РЭК, они влияют на тариф. Если операторы заработали эти деньги, на эту сумму будет снижен тариф в 2021 году.

— Что все-таки с площадкой ТКО «Екатеринбург-Юг»? Жители сел Большое Седельниково и Шабры выходили на митинг, чтобы свалка не возникла рядом с этими населенными пунктами. Есть решение?

— Я официально говорю: губернатор четко озвучил, в Большом Седельникове и Шабрах не будет ни завода, ни полигона, этот участок в настоящее время не рассматривается. Мы знаем, что вокруг Екатеринбурга плотная застройка, найти оптимальный земельный участок сложно, но я уверен, что в первом квартале 2020 года участки будут определены. Сейчас территория для новой свалки выбирается, оцениваются экологические и экономические особенности. Удаленность от Екатеринбурга и отсутствие дорог приведут к росту тарифов. Рассматриваются все аспекты: близость к населенным пунктам, близость аэропорта и так далее.

Новая свалка будет не слишком далеко от города, но где именно — пока неизвестно

Новая свалка будет не слишком далеко от города, но где именно — пока неизвестно

— Давайте поговорим про отопительный сезон и общее состояние наших коммунальных сетей. Так долго нам рассказывают про устаревшие сети, тарифы растут, но каждый раз в октябре мы получаем одно и то же: сети рвутся, люди мерзнут. Когда же это кончится?

— Во-первых, нужно сказать, что сети были проложены в 70-е и 80-е годы, лет 10 назад был пик максимального износа. Но в 1990-х — начале 2000-х ремонта сетей практически не было. Опрессовки делали, но не было средств на замену. Износ сетей достигал 80 процентов. Их начали менять в последние годы. Но из-за того, что единовременно случился износ везде, заменить их разом невозможно: перекопаем — и весь город встанет. Только в Екатеринбурге на ремонт понадобилось бы несколько миллиардов рублей. Вы говорите, что тарифы растут, но только за счет тарифов мы даже не смогли бы поддерживать сети в их текущем состоянии. Мы анализировали: в рамках тарифа объем средств на замену сетей незначительно, но растет, а в метрах замененных труб — снижается. Стоимость металла выросла намного больше, чем на 4–5%.

— Когда уже все трубы поменяют?

— Я привык отвечать за свои слова, я не могу сказать, что через три года будет хорошо, но через три года ситуацию мы улучшим. Выделяются средства и на ремонт внутриквартальных сетей, и на замену сетей внутри домов в ходе капитальных ремонтов.

— А принципиально в этой системе что-то можно изменить? Мало где в мире вообще есть центральное отопление, и всегда обидно, когда приходится отапливать улицу. Когда-нибудь мы перейдем на индивидуальные теплопункты в домах?

— Можно всё сделать. Но если теплопункт находится в доме, то его обустройство и содержание должны обеспечивать жители. Готовы ли мы с вами как жители финансировать строительство теплопунктов внутри дома? Нет. Я могу точно сказать. Мы пытались перевести с открытой системы на закрытую один квартал на Юго-Западе. Я сам встречался с людьми, было общее собрание жильцов, мы всё объясняли. Часть работ брали на себя ресурсники. Но содержание теплопунктов легло бы на жильцов. Это бы повысило и качество носителя сразу, горячая вода была бы чистой, можно было бы регулировать отопление в зависимости от температуры. Но мы получили категорическое нет. Жители не были готовы к тому, что увеличатся затраты на содержание жилья. Хотя это окупилось бы в течение трех лет.

Каждое лето перекапывают город ради новых сетей

Каждое лето перекапывают город ради новых сетей

— Но ведь что-то надо менять. Или мы так всегда и будем жить с устаревшей по мировым меркам системой центрального отопления?

— Мы рассматриваем с администрацией Екатеринбурга строительство центральных теплопунктов на квартал. Но нужны участки земли. Это большие затраты. Теплопункты должны находиться на небольшом расстоянии от домов. В условиях плотной застройки сложно найти такие участки. Но это можно реализовать. Думаю, по такому пути и пойдём. Постепенно.

— Много вопросов про качество ресурсов, постоянно нам присылают фото, какая порой грязная вода из-под крана течет. И никто не хочет брать на себя ответственность. Почему так? Кто виноват?

— Здесь вина всех. Нельзя говорить, что виноват кто-то один. Начну издалека. Та вода, которая после водозабора подается в систему водоснабжения, соответствует всем требованиям. У нас современная очистка. Но после прохождения по системе трубопроводов и по внутридомовым сетям качество резко снижается. У нас есть, например, город Североуральск — там шикарная вода, это артезианская вода с глубины 62 метра. А Екатеринбург берет воду из открытых источников.

— С Североуральском понятно, но вот в Москве же вода лучше. Почему?

— В Москве, кстати, тоже есть скважины. И больше водозаборов. И больше очистных сооружений по городу, расстояние от очистных пунктов до конечных потребителей меньше. Ну и объемы средств, которые тратит Москва на замену сетей, конечно, с нашими не сопоставимы.

Вода из крана течет порой вот такого цвета

Вода из крана течет порой вот такого цвета

— Слышно ли что-нибудь о программе расстекления балконов, которая так громко прозвучала перед ЧМ по футболу?

— Я вообще не знаю про такую программу. По моему мнению, разнообразное оформление балконов в одном и том же доме не украшает город. Особенно из 90-х, когда стеклили балконы рамами от дачных теплиц. Перед чемпионатом фасады преобразились, а такие дизайнерские остекления, конечно, портили вид.

— Говорили же про паспорта фасадов, которые должны принять?

— И это всё делается. Но расстеклять, насколько я знаю, никто не будет заставлять. Исключение — дома-памятники. Там, если жители вмешиваются в облик, они уже нарушают законодательство.

От идеи расстекления балконов отказались. Пока

От идеи расстекления балконов отказались. Пока

— В заключение хотелось бы спросить про войну с управляющими компаниями. Нам постоянно рассказывают, и мы пишем эти истории, как жители не могут поменять свои управляющие организации. Там происходит какая-то дичь в стиле 90-х каждый день. Битые стекла, угрозы близким. Вот скажите нам как министр ЖКХ, почему сфера управления домами — как линия фронта?

— Этот вопрос все-таки лежит в сфере правонарушений, которые регламентируются уголовным кодексом, а не жилищным. Почему они недостаточно активно реагируют на эти случаи, я не знаю. Если бы были приняты по первым же случаям строгие решительные меры, не было бы такого сейчас.

— Вроде бы всё должно быть в этой системе прозрачно, есть стандарты раскрытия информации, почему нет?

— Нет, не всё прозрачно. Например, жители могут взять перечень обязательных работ, которые нужно выполнить в доме, и посчитать стоимость, а потом разделить на количество жителей. И по факту мы платим за это только около 70 процентов того, что по бумагам должны выполнять в доме. Управлять новыми домами выгодно, а старыми можно эффективно управлять только в том случае, если жилой фонд большой. Поэтому в первую очередь войны идут за новостройки. А в малых городах со старым жилищным фондом главы администраций вынуждены заставлять УК управлять домами.

Видеоверсию интервью в прямом эфире смотрите здесь.

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 8
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Семен
20 дек 2019 в 09:11

Когда же, наконец, в области появятся адекватные чиновники?

Гость
20 дек 2019 в 09:07

Разговор не о чем. Нужны дела а не слова. А он только говорит ,а не делает.

Инна
20 дек 2019 в 09:45

К сожалению все банально. Допущенные к руководству, руководить не умеют. Одни разговоры как бы могло быть, если бы, да ка бы.. Вот вся суть ненужных министерств и ведомств. Берите в руки метла. лопаты и идите работать! Либо зарплату им платить по итогам их работы. На одного работающего уже не 3, а 5 лодырей и бездельников!