24 января пятница
СЕЙЧАС -8°С

Криминология города: ученые выяснили, опасно ли жить в Екатеринбурге

Исследователи проводили эксперименты на соседях, чтобы оценить уровень безопасности жизни

Поделиться

Прежде чем выйти «в поля», криминологи составили план работы

Прежде чем выйти «в поля», криминологи составили план работы

Ученые из Уральского государственного юридического университета завершили первый этап большого исследовательского проекта «Криминология города»: они выбрали шесть микрорайонов и полгода вели научное наблюдение, ставили опыты на соседях и проводили эксперименты. Все для того, чтобы оценить реальный уровень преступности в Екатеринбурге и сделать выводы не на основе статистики, а с помощью научно обоснованных методик. 

Преподаватели и студенты выходили во дворы и подъезды и анализировали не только саму территорию, но и ее жителей — составляли портрет населения района на основе официальных данных, опросов и собственных наблюдений.

Почему нельзя доверять статистике?

Заведующий кафедрой уголовного права УрГЮУ профессор Иван Козаченко объясняет, что статистика дает лишь один из срезов преступности — то, что попало в поле зрения правоохранительных органов и получило процессуальное оформление. Между тем о многих правонарушениях остается неизвестно либо они не регистрируются. 

— Простой пример — украли, скажем, у вас во дворе оставленную без присмотра щетку-скребок для автомобиля. Пойдете в полицию? Конечно, не пойдете, а ведь этот факт имеет значение для оценки безопасности территории, — объясняет суть проекта профессор Козаченко.

По его словам, статистика правоохранительных органов о преступлениях, которые совершаются в тех или иных районах Екатеринбурга, — всего лишь один из инструментов для работы криминологов, но не самый главный. Статистике доверять можно, но при этом такие данные нужно оценивать критически.

Бомба замедленного действия

Доцент УрГЮУ Юлия Радостева, научный руководитель проекта, рассказывает, что жители «подопытных» территорий часто воспринимали криминологов как правозащитников. 

— Были жалобы на ЖКХ, медицину, соседей, владельцев магазинов и т. д. Эта информация, на самом деле, тоже имела для нас значение — как один из средовых факторов. Жители Екатеринбурга просто не знают, как действовать в той или иной ситуации. Например, в доме живет одинокий дедушка, страдающий деменцией, и жители опасаются, что в один момент он забудет выключить газ. Что им делать? Кроме того, есть не самые очевидные проблемы, которые на самом деле очень опасны. Например, фирмы, навязывающие услуги по замене и ремонту газового оборудования

— К сожалению, жители Екатеринбурга до сих пор не научились проверять статус таких людей, звонить в газовую службу, спрашивать документы. А что если произведенный такими лицами ремонт приведет к утечке газа? — отмечает Юлия Радостева. 

Рекламные объявления таких фирм нередко печатаются в стилистике официальных извещений, имеют штрихкоды, ссылки на нормативные акты, что вводит в заблуждение горожан. А неконтролируемый доступ посторонних к газовому оборудованию при этом становится бомбой замедленного действия.

Исследовательская группа во время научного патрулирования одного из районов (проект стартовал еще летом)

Исследовательская группа во время научного патрулирования одного из районов (проект стартовал еще летом)

Соседские конфликты влияют на преступность

Борьба за парковочное место для своей машины, соседские войны и конфликты лишь способствуют совершению на территории правонарушений. Чем сплоченнее среда, чем больше в ней социальных связей, тем сложнее совершить в этом месте преступление. Уральские криминологи пришли к выводу, что правонарушений больше в тех дворах, где соседи не знают друг друга. 

Лишь 12% опрошенных знают имена и телефоны соседей по лестничной клетке. 31% опрошенных вообще не знают своих соседей. 

Юлия Радостева

— Отсутствие социального контроля над территорией — однозначно негативный фактор, — отмечает Юлия Радостева. — В рамках исследования наша группа проверяла, например, реакцию жителей двора на несанкционированный проход чужаков на внутреннюю территорию дома. Участники исследования надевали темную одежду, капюшоны, брали в руки объемные пакеты и ожидали жителей дома, открывающих входные ворота на территории дворов, а затем проходили во двор вслед за ними. Реакция была лишь в 14% случаев. Из них в мизерном количестве случаев жители препятствовали такому проникновению. Тест на звонок в домофон показал, что в домах поздней советской постройки этажностью девять этажей и выше примерно треть жителей охотно открывают подъездную дверь посторонним. 

Опасно ли жить в Екатеринбурге?

Полная картина криминологии городской среды у ученых появится к лету, когда завершится второй этап их исследований. Но уже сейчас можно сделать некоторые выводы. Несмотря на плохой социальный контроль, все же ситуация с преступностью в Екатеринбурге оказалась не такой критичной, как можно было бы ожидать. По словам ученых, в целом наш город можно назвать безопасным, но жизнь в Екатеринбурге требует принятия рутинных мер обеспечения личной безопасности и безопасности собственности. За полгода наблюдений за шестью микрорайонами количество особо тяжких преступлений в них оказалось значительно ниже общероссийского показателя. 

— Мы, конечно, не Рио-де-Жанейро, где есть чрезвычайно опасные районы, и не Йоханнесбург, где опасно выходить на улицу, но расслабляться в Екатеринбурге нельзя. Обычных мер безопасности будет достаточно для спокойной жизни в любом из исследуемых микрорайонов, — резюмирует Юлия Радостева.

Кто виноват и что делать?

Участник проекта доцент УрГЮУ Данил Сергеев оценивает предварительные итоги исследований как отрезвляющие. 

— Мы недооцениваем возможности социального контроля. Первое, что вам нужно сделать для обеспечения безопасной среды в своем доме, дворе, подъезде, — познакомиться с соседями. Наши «театрализованные» эксперименты показали, что на территориях с более глубокими социальными связями (преимущественно в небольших домах старой застройки, где много лет живут одни и те же люди) социальный контроль очевидно препятствует совершению правонарушений, — говорит Данил Сергеев.

Не так давно мы рассказывали, кто и как чаще всего обманывает екатеринбуржцев. А также спрашивали экспертов о разгуле преступности и возвращении в девяностые.

оцените материал

  • ЛАЙК 13
  • СМЕХ 5
  • УДИВЛЕНИЕ 3
  • ГНЕВ 5
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
9 янв 2020 в 09:39

Согласен с авторами, если соседи дружат или хотя бы просто знают друг друга уже комфортнее и безопаснее жить.
Жил в пятиэтажке - знал почти всех соседей в подъезде и многих в доме. Новые же человейники по 25 этажей вообще не предполагают что ты с кем-то будешь общаться. Много исследование было проведено на этот счёт.
Поэтому в Европе, да и у нас потихоньку начинают строят в основном мало и средне этажные дома.

Сашка
9 янв 2020 в 08:50

В чем смысл данной статьи???? Что автор пытается доказать, проблема в стране и в городе одна - высокие налоги и бедность!!!!

Марик
9 янв 2020 в 10:41

Однозначно, ситуация криминогенная ухудшается из года в год!
Полицейских сокращают и сокращают, в ГАИ города не комплект почти в 200 человек, в Обл. ГАИ тоже насокращали, + все стационарные посты на въезде/выезде в город/из города убрали.
Народу в России нельзя давать послабину, иначе будет хаос и бардак!
Преступники это чувствуют, безнаказанно воруют аккумуляторы с машин, ведосипеды, коляски, санки и др. имущество горожан. Гопники/разбойники, грабители, воры оживились, т.к. бояться им практический нечего, полиции то нет, а те кто остался работают из рук вон плохо и безответственно (говорят, как платят, так и работаем + нас и так мало, всех насокращали).
Бардак и умышленное уничтожение нормального общества в России происходит и это тоже неоспоримый факт!