28 января вторник
СЕЙЧАС -18°С

«Если бы всё было классно, я бы с великим счастьем не ходил на пикеты»: группа OQJAV — о музыке и протестах

Интервью с одним из хедлайнеров последнего фестиваля «Старый новый рок»

Поделиться

OQJAV — московская группа с уральскими корнями

OQJAV — московская группа с уральскими корнями

Одним из хедлайнеров прощального «Старого нового рока» стала группа OQJAV — трио из Москвы с уральскими корнями. Недавно их песня «Взрослые» вошла в топ композиций, изменивших десятилетие, по версии Apple Music. И именно ее музыканты символично сыграли последней в своем сет-листе, закрывающем выступления на одной из сцен фестиваля.

Перед началом «Старого нового рока» мы пообщались с Вадиком Королёвым, Дмитрием Шугайкиным и Ярославом Тимофеевым о современной музыке, политике, фестивальной жизни и красивых уходах.

— Между пермяками и екатеринбуржцами существует такая негласная борьба, чья и откуда группа OQJAV — из Перми или Екатеринбурга? Вы как ответите на этот вопрос?

Вадик Королев: — Сейчас это особенно смешно. Дело в том, что я из Перми, а Катя с Данилом [которые входили в первый состав группы] из Екатеринбурга. Но Катя родилась в Екатеринбурге, Данил, по-моему, в Питере, а мы втроем познакомились в Москве. Так что это всё суперотносительно. На первом этапе корнями это была уральская группа, а сейчас — Дима из Москвы, Слава из Великого Новгорода. Так что мы просто российская группа. Это же неважно!

— Ты сейчас ощущаешь какую-то связь с Уралом?

В. К.: — Ощущаю. Хотя я очень давно переехал, я уже 11 лет в Москве и полностью считаю ее домом. Но в Пермь иногда тянет: к друзьям, за грибами сходить…

Ярослав Тимофеев: — Можно я как сторонний наблюдатель скажу, в чем осталась связь с Уралом? Кроме Москвы и Петербурга у нас получаются более удачные и эмоционально заряженные концерты здесь — в Екатеринбурге и Перми. Конечно, из-за публики. Для меня, например, лучший концерт из всех моих «окуджавских» был здесь, в Ельцин-центре, в апреле 2018 года. И Екатеринбург, и Пермь — какие-то самые «окуджавские» города. Люди громче поют, больше знают.

В современном составе группы трое парней, слева направо: Ярослав Тимофеев, Дмитрий Шугайкин, Вадик Королёв

В современном составе группы трое парней, слева направо: Ярослав Тимофеев, Дмитрий Шугайкин, Вадик Королёв

— Вообще, этот тренд, что всем надо срочно переехать в Москву, чтобы чего-то добиться, сейчас уже постепенно уходит. Конечно, многие до сих пор это делают. Но те же «Курара», «Сансара», «Чайф» спокойно живут здесь и достигают своих высот…

В. К.: — Это вопрос только удобства. Города по своей сути не особо различаются. Просто здесь [в Екатеринбурге] меньше людей, меньше площадок — как концертных, так и тех, которые связаны с развитием: радио и так далее. Там [в Москве] действительно проще. Вышел из дома и споткнулся о какого-нибудь художника. Всё просто сосредотачивается там. И так как все об этом знают, то и переезжают туда. Но, наверное, это тоже необязательно, можно как-то иначе.

— А есть какое-то различие между коренными москвичами и теми, кто переехал из других городов? В плане возможностей и быстроты достижения каких-то целей?

Дмитрий Шугайкин: — Мы [коренные москвичи] ленивее, потому что нам не надо ничего делать. Ты и так в Москве, ты там родился, тебе не с чем её сравнить. А я, кстати, не знаю москвичей, кроме себя. То есть, естественно, помню школьных друзей. Но те, с кем я сейчас общаюсь, это не москвичи. В Москве вообще почти нет москвичей, ну или они прячутся где-то.

Я. Т.: — Это правда, что москвичам гораздо труднее чего-то добиться, чем приезжим, потому что у них нет этого драйва: приехать, покорить, отвоевать. У них изначально материальный уровень жизни выше, есть какое-то ощущение спокойствия, нет такого, что нужно куда-то вырваться, преодолеть себя, вытянуть себя за уши из болота и так далее. Плюс они отличаются тем, что они более «породистые», аристократичные.

— Мне кажется, гопников московских тоже хватает?

Я. Т.: — Нет, уже давно нет никого. Они все перестреляли друг друга, остались только аристократы!

Коренные москвичи, по мнению Славы и Димы, ленивее приезжих

Коренные москвичи, по мнению Славы и Димы, ленивее приезжих

— Давайте про музыку. Сейчас, для того чтобы куда-то взлететь, не нужно прилагать огромных усилий, пробиваться на радио и делать ещё что-то. Просто записал песню, выложил в соцсети, тебя заметили, или ты грамотно продвинулся — и всё. Как вам кажется, из-за того что музыки стало такое огромное количество, не теряется ли её ценность?

Я. Т.: — Мне кажется, что всё сбалансированно. Когда где-то что-то улучшается, то вторая чаша весов этот баланс сразу же исправляет. Например, раньше не очень талантливый человек или тот, кому чего-то не хватает, мог жаловаться на недоступность институтов, говорить: «Вот меня просто не берут на радио». 

А сейчас каждый может всё, а выбиваются-то всё равно единицы из миллионов. И больше ты не можешь сказать, что тебя не пускают. Просто не твой день.

Ярослав Тимофеев

— Но в этом всё-таки есть какая-то доля случайности: кому-то просто повезло.

Я. Т.: — Доля есть, да. Но всё же среди тех, кто вырвался из интернета в последние 2–3 года, мне большинство очень нравится.

— Кто, например?

Я. Т.: — Монеточка, Face, Тима Белорусских. Прекрасные артисты!

Ярослав Тимофеев — пианист, музыковед, выпускник Московской консерватории имени Чайковского

Ярослав Тимофеев — пианист, музыковед, выпускник Московской консерватории имени Чайковского

— Существует мнение: чтобы из всей этой огромной толпы музыкантов выделиться, надо или изначально быть странным, необычным, не таким, как все, или делать что-то провокационное. Когда вы создаете свою музыку, держите это в голове? Зайдёт — не зайдёт, как отреагируют.

Д. Ш.: — Если говорить с математической точки зрения, то в какой-то степени неважно, насколько ты талантливый. Важнее то, насколько ты усидчивый. Если четыре года поступательно долбить в одну точку, то рано или поздно это сработает. У кого-то просто это с первого раза получается, у кого-то с десятого, у кого-то с сотого. Мы не думаем, зайдет или нет, а долбим в свою точку. Делаем это чуть медленнее, чем должно быть, чтобы сработала математика и законы теории хаоса, но мы ни о чём таком [зайдёт или не зайдёт] не думаем, просто делаем.

Я. Т.: — Вы сказали, что нужно быть изначально странным или провокационным. Так вот в нас этой странности природной и так перебор…

В. К.: — Но я вот, наоборот, ничего странного в нас как раз не ощущаю. К стремлению к странности и быть не таким, как все, отношусь критически. И вообще к самопозиционированию. Это всё ерунда. Если ты действительно странный или особенный и тебе так нормально — ну и классно, таким и будь. Но что-то раздувать из этого и специально делать что-то странное — это странно.

— Есть ли кто-то из современных исполнителей, с кем бы вы хотели сделать совместный проект?

В. К.: — Как захотим, обязательно сделаем. Это же не что-то из ряда вон недостижимое. Тут дело в материале. Если есть материал, который группа как-то представляет себе, но понимает, что с кем-то извне этот материал будет круче, то тогда надо обязательно к этому исполнителю идти, вне зависимости от его масштаба.

Вадик Королев славится своими танцами на сцене

Вадик Королев славится своими танцами на сцене

— Вы же сейчас занимаетесь мюзиклом? Можете рассказать, что это будет?

Я. Т: — Да, это мюзикл про женщин. Про всех. Знак бесконечности напоминает восьмерку, поэтому мюзикл называется «Восемь женщин». Есть фильм Франсуа Озона по этой же пьесе. Мы втроем сочиняем песни про женщин и от лица женщин, уже записываем демки.

— Сложно?

В. К.: — Опыт интересный. Он первый для нас. Раньше мы всё время работали со своим материалом, а здесь надо было погрузиться в чужую шкуру, да и не просто шкуру, а придуманную шкуру. Это даже не то, что ты пишешь какому-то артисту песню на заказ, тогда ты всё равно представляешь, как он выглядит, какие у него сильные и слабые стороны… А здесь какие-то восемь абстрактных персонажей. Мы даже не видели фотографии актрис. Интересно! И еще интересны сроки, здесь ты не имеешь никакой возможности их запороть — ни финансовой, ни в плане ответственности перед людьми. Задача интересная и, скорее даже, азартная. Я не знаю, где тут грань между искусством и ремесленничеством, потому что это, так или иначе, прикладная история. Эти песни не то, о чем ты думаешь.

Я. Т.: — Кстати, у нас впервые так, что сначала полностью появилась музыка, а потом текст. Это тоже во многом связано с прикладным характером. Здесь ты как будто больше занимаешься акробатикой, и это прекрасно. В любом виде искусства акробатика и техника суперважны.

Писать не о своих чувствах, а о переживаниях выдуманных героев — новый опыт для музыкантов OQJAV

Писать не о своих чувствах, а о переживаниях выдуманных героев — новый опыт для музыкантов OQJAV

— В этом году в Москве проходило множество протестов, и Вадик активно принимал в них участие, ходил на пикеты и так далее. Но в творчество ты эти свои идеи, мысли и переживания не несешь. Почему?

В. К.: — Да, абсолютно не несу. Это моя гражданская позиция, но проект OQJAV абсолютно с этим связан быть не может. Песни я продолжаю писать о том, что меня действительно волнует. Но я не очень представляю, как можно написать песню с политическим окрасом. Я бы сказал, что у меня этот мускул не развит. Если бы всё вокруг было классно и меня бы ничего не возмущало, я бы с великим счастьем не ходил ни на какие пикеты. Но возмущение есть, и я возмущаюсь. А с группой это совершенно никак не связано. Более того, между собой мы даже не обсуждаем эти вопросы. Гражданская позиция у всех может быть разной, но на коллектив это не должно влиять никоим образом.

— Летом был большой скандал с фестивалем «Шашлык Live» [который был организован в одно время с протестной акцией, чтобы отвлечь людей]. У вас есть какие-то четкие границы, где и с кем на сцене вы выступаете, а где и с кем никогда не выйдете?

В. К.: — У нас нет таких границ заранее, но мы слышим и уважаем мнение друг друга. Даже если один из нас с чем-то не согласен, то группа просто не выступает, вот и всё.

Я. Т.: — Мы принимаем решение каждый раз, исходя из контекста. У участников группы есть политические убеждения, у группы — нет, потому что музыка OQJAV про другое, и было бы странно тянуть ее за уши в какую-то реальность, которую нам навязали.

Вадик Королев — единственный из трех участников группы, который входит в состав со дня основания

Вадик Королев — единственный из трех участников группы, который входит в состав со дня основания

— Фестиваль «Старый новый рок» в этом году проходит в последний раз. Как вы считаете, насколько такие изначально локальные и узконаправленные фестивали сейчас важны и нужны?

Д. Ш.: — Мне кажется, нужно разделять локальные и узконаправленные фестивали. «Старый новый рок» был изначально про рок, но, судя по лайн-апу, сейчас он совсем не про рок. Даже судя по нам. И та же «Дикая мята» изначально была про фолк, но сейчас совсем нет. Как и «Усадьба Jazz», которая давно не про джаз. И клёво, что фестивали растут с точки зрения музыкального разнообразия. Больше аудитории сможет прийти и этот праздник вкусить.

А по поводу локальных — на самом деле за последние три года немосковские фестивали очень сильно выросли. С московскими всё давно понятно, они на каком-то одном уровне держатся, там только периодически лайн-апы хуже или лучше становятся. А локальных фестивалей в регионах становится всё больше и больше, и это классно. Да и мы сами больше выступаем на региональных фестивалях.

В. К.: — А помните, как на «Пикнике Афиши» металлисты выступали? Если раньше, году в 2012-м, там были какие-то хипстогруппы, то сейчас можно прийти на фестиваль и реальных металлистов увидеть. Ну где ты еще их увидишь, ты же не пойдешь на какой-то концерт металлистов, ты что, дурак, что ли? А рядом — рэперы. Всё перемешивается, и это круто.

Я. Т.: — Много чего закрывается всегда, но классно, когда это происходит вот так, как сейчас со «Старым новым роком». Не посреди года, когда очередной фестиваль прошел, как рядовой, а потом — хоп, и всё закрылось, следующего не будет. А когда он прощальный и проводится с добрым чувством, то это очень хороший уход.

OQJAV закрывали выступления на одной из трех сцен последнего «Старого нового рока»

OQJAV закрывали выступления на одной из трех сцен последнего «Старого нового рока»

О политике в своем творчестве ребята осознанно не говорят

О политике в своем творчестве ребята осознанно не говорят

Зрители OQJAV в Екатеринбурге одни из самых активных

Зрители OQJAV в Екатеринбурге одни из самых активных

Большой фоторепортаж с прощального «Старого нового рока» можете посмотреть здесь. А ещё на фестивале мы собрали истории тех, кто посещал его в предыдущие 20 лет. Весь фестиваль мы показывали в прямом эфире (запись доступна по ссылке).

оцените материал

  • ЛАЙК 6
  • СМЕХ 2
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 5
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
15 янв 2020 в 10:06

О. Очередной ноунейм всплыл

Семен
15 янв 2020 в 10:32

это кто такие?

Гость
15 янв 2020 в 10:28

е1 проталкивает в массы лентяев-лоботрясов. Поздно. Вернуть страну в 90е уже не получится, дураков нет.