17 февраля понедельник
СЕЙЧАС -6°С

Почему так много жалоб на наших врачей и когда их заменят мигранты? Отвечает ректор главного медвуза на Урале

Интервью с Ольгой Ковтун о нехватке докторов, медицине будущего и самых популярных факультетах УГМУ

Поделиться

До того как возглавить вуз, Ольга Ковтун работала врачом-педиатром  

До того как возглавить вуз, Ольга Ковтун работала врачом-педиатром  

Каждый год Уральский государственный медицинский университет (УГМУ) выпускает до тысячи врачей разных специальностей — от фармацевтов и стоматологов до кардиологов и хирургов. Всего за 90 лет работы вуз подготовил более 40 тысяч медиков. 

Один из них — новый министр здравоохранения России Михаил Мурашко. Он окончил лечебный факультет тогда еще Свердловского государственного медицинского института в 1992 году. В последний раз приезжал в УГМУ осенью прошлого года. Тогда он прочитал будущим врачам лекцию о том, как обеспечить безопасность своих пациентов. 

Сейчас УГМУ — один из немногих университетов, где готовят специалистов по госзаказу, в том числе региональных властей, чтобы восполнить дефицит кадров. По данным свердловского Минздрава, сегодня в уральских больницах не хватает по меньшей мере тысячи врачей.  

Мы спросили ректора УГМУ Ольгу Ковтун, когда удастся закрыть вакансии, особенно в области, как в этом могут помочь студенты-иностранцы из ближнего зарубежья и стран Северной Африки, как она оценивает уровень подготовки выпускников вуза и почему уголовные дела в отношении врачей получают большой резонанс в СМИ.

«В свердловских больницах не хватает около тысячи врачей» 

— Сколько выпускников УГМУ остаются в медицине после окончания вуза?

— Итоги 2019 года: 23,6% выпускников лечебного факультета и 41,7% педиатрического сразу устроились на работу в первичное звено (поликлиники. — Прим.ред). Из всех выпускников 46,5% работают в больницах и поликлиниках города и области. Самый высокий процент трудоустройства сразу после вуза на фармацевтическом факультете — почти 90%, на медико-профилактическом — 87,3%. На третьем месте идет стоматологический факультет — более 60%.

— Куда идут остальные?

— Получают дальнейшую специализацию в ординатуре — кардиология, онкология, неврология и т. д. Специалисты узкого профиля сегодня тоже нужны. Студенты мечтают стать классными врачами хирургического и терапевтического профиля, защитить диссертации. Иметь хорошие научные исследования, разрабатывать новые методы диагностики, профилактики, реабилитации. Мы видим, что очень высок интерес к новым направлениям медицинской науки — биомедицине, цифровым технологиям, искусственному интеллекту, нейронным сетям.

85% студентов УГМУ после учебы должны отработать не менее трех лет в больнице, от которой получили направление

85% студентов УГМУ после учебы должны отработать не менее трех лет в больнице, от которой получили направление

— Как решить проблему нехватки кадров в больницах и поликлиниках?

— По данным Министерства здравоохранения Свердловской области, сегодня не хватает около тысячи врачей. В основном первичного звена. Для того чтобы решить эту проблему, в регионе работает целевая подготовка студентов. В УГМУ 85% студентов заключают договор с областным минздравом, даже обучаясь за счет федерального бюджета. Это значит, что после выпуска они должны отработать не менее трех лет в больнице, от которой получили направление. Но и это еще не всё. Каждый год мы увеличиваем количество мест, чтобы подготовить еще больше врачей. В прошлом году появились 80 дополнительных мест за счет федерального бюджета. Помимо этого, 180 человек поступили в университет на места за счет областного бюджета.

— Вуз готов принять так много студентов?

— Принять всех студентов мы можем, дефицита преподавательского состава у нас нет. В целом принимаем 1100 человек. Есть проблема с расширением учебных площадей и увеличением материально-технической базы, но мы ее решаем в рабочем порядке.

— Молодые врачи охотно едут работать в область после выпуска? 

— Если студент идет по целевому обучению и Свердловская область платит за него, то он связан договором. Большинство подходят к этому ответственно. Случаи, когда договор нарушается и студент отказывается ехать в те или иные больницы, бывают, но они единичны. Мы стараемся делать так, чтобы студент проходил практику в больнице, где ему предстоит трудиться, чтобы он внедрялся в коллектив и более полно представлял свое рабочее место.

Есть программа «Земский врач», по которой молодой специалист может отправиться работать в сельскую местность и получить миллион подъемных. Во многих муниципалитетах действуют программы соцподдержки. Врачам помогают устроить ребенка в детский сад вне очереди. Часть муниципалитетов готовы даже платить стипендию своим студентам, пока они учатся в вузе.

Большой интерес к студентам у главных врачей больниц, у глав муниципалитетов. Они спрашивают, как у ребят дела с учебой, нужна ли какая-то помощь. Понимают, что это их будущий специалист. Сфера здравоохранения очень чувствительная. Глава муниципалитета видит, что нехватка врачей приводит к недоступности медицинской помощи в его городе. Значит, могут быть случаи смертности, которые можно было бы предотвратить. 

На распределение студентов медуниверситета приезжают даже главы городов, чтобы присмотреть врачей для областных больниц 

На распределение студентов медуниверситета приезжают даже главы городов, чтобы присмотреть врачей для областных больниц 

— Недавно мы публиковали интервью с начальником скорой помощи Екатеринбурга Игорем Пушкаревым. Он сказал, что на скорую сейчас готовы принять 50 врачей и около 100 фельдшеров. Почему выпускники медуниверситета не идут работать на скорую?

— Врач, который окончил педфак или лечебный факультет, может пойти работать на скорую помощь только после ординатуры либо через ординатуру по терапии или педиатрии с первичной переподготовкой. Проблем с этим нет. Но работа на скорой помощи особая. Она требует экстренности, больших физических и эмоциональных затрат. Врачи, которые начинают работать на скорой, получают огромную адреналиновую подпитку. Они не всегда готовы работать в поликлинике, стационаре. Поэтому большого оттока из скорой помощи в стационар нет. Почему тогда возникает дефицит? Я думаю, потому что это живая статистика. Люди уходят на пенсию, переезжают, да много чего еще. Вот только сегодня я принимала трех специалистов из Курганской области, которые хотят работать у нас в университете. Это люди с ученой степенью, с большим клиническим опытом. Нужно немного подождать, и эта разница нивелируется.

«Больше всего студентов хотят быть фармацевтами»

— На какие факультеты УГМУ самый большой конкурс?

— Поступить к нам непросто. По итогам прошлого года конкурс в УГМУ на одно бюджетное место составил 12 человек, в среднем по вузу — 9 человек на место. Есть отдельные специальности, где заявлений больше. Например, на стоматологический факультет 25 человек на место. Получается, что мы готовим специалистов не только для государственных поликлиник. У нас в городе хорошо развита сеть частных. На фармацевтический факультет в прошлом году был конкурс 49 человек на место. Больше всего студентов мы принимаем на лечебный и педиатрический факультеты. Это почти 500 человек (9–10 человек на место).

— Сколько иностранцев учится у вас и почему они едут на Урал? 

— У нас в университете учатся более 280 иностранных студентов из 30 стран, в основном ближнего зарубежья. В этом году мы приняли 45 человек из дальнего зарубежья — стран Северной Африки. Но больше всего студентов все-таки из Киргизии, Казахстана, Таджикистана. Это связано с тем, что там еще многие говорят на русском языке, поэтому им проще у нас адаптироваться. Недавно мы открыли совместное обучение в Намангане (Узбекистан), но при поступлении все предметы сдаются на русском языке. Это русский язык, химия и биология.

Российское образование, в том числе медицинское, во всем мире считается качественным. Наши научные школы, опыт преподавателей, технологии не уступают европейским. Выпускники УГМУ работают за границей и демонстрируют там высокий профессионализм. При этом по сравнению с Оксфордом и Кембриджем ценник в российских вузах ниже.

Главный корпус УГМУ на улице Репина

Главный корпус УГМУ на улице Репина

— Какие сложности у иностранцев?

— Прежде всего иностранные студенты не знают русский язык и испытывают трудности в общении. Первые три курса обучение идет на английском языке, а потом мы рассчитываем, что они будут знать русский язык настолько хорошо, чтобы свободно разговаривать с пациентом. Но иностранные студенты быстро осваивают русский, проблем с медицинскими терминами у них также нет. После окончания обучения мы выдаем студентам-иностранцам двойные дипломы — на русском и английском языках.

С 2019 года у нас работает новый факультет по работе с иностранными студентами, мы создали кафедру русского языка и социокультурных коммуникаций (РКИ). У каждого студента есть свой тьютор, который владеет английским языком. Он сопровождает иностранцев, помогает с учебой, организует досуг. У нас есть студент из Египта, который заявил свой проект в «Сириусе» и получил премию от Росатома — это к вопросу об адаптации.

— Многие ли из них остаются работать в больницах и поликлиниках Екатеринбурга и области?

— Часть из них уедет домой, потому что их там ждут. Многих поддерживают не только родители. Местные больницы тоже рассчитывают на то, что они вернутся домой. Часть, возможно, останется у нас, потому что по отзывам я слышу, что Екатеринбург им нравится. Я за то, чтобы они социализировались и работали у нас в сфере здравоохранения. Что касается студентов из ближнего зарубежья, то, скорее всего, они вернутся домой, потому что в Узбекистане, Казахстане острейшая проблема с кадрами.

В Узбекистане, Казахстане серьезная проблема с кадрами, поэтому многие студенты после окончания учебы возвращаются домой 

В Узбекистане, Казахстане серьезная проблема с кадрами, поэтому многие студенты после окончания учебы возвращаются домой 

«Врачи не хотят совершать ошибок. Но они тоже люди»

— Сколько студентов отчисляются по собственному желанию, когда понимают, что работа врача им не подходит? 

— Очень немного. За этот учебный год с 1 сентября мы отчислили 10 человек по собственному желанию. Это люди, которые поняли, что пришли не туда, у нас нужно много и долго учиться. Подготовить врача ведь очень сложно. Это большая трудоемкая работа и для вуза, и для студента. Учеба не заканчивается и после выпуска. Шлифовать свои умения, знания нужно постоянно. Я знаю это по собственному опыту. Работа врача требует больших затрат — и эмоциональных, и физических.

— Есть ли проблема у студентов с тем, чтобы получить необходимую практику? Например, будущие хирурги не могут ассистировать, только смотреть. Как это потом сказывается на качестве их работы в больнице? 

— Для этого у нас есть соответствующая кафедра — оперативной хирургии и топографической анатомии, где можно в условиях эксперимента отрабатывать отдельные технологии на сосудах, нервах и т. д. Там на трупном материале отрабатываются отдельные технологии. Студент, который обучается на кафедре хирургии, находится внутри больницы, где видит порядок обработки рук, последовательность выполнения операции. Там же, в операционной, он осваивает многие другие вещи. Кроме того, если студент хочет стать хирургом, он идет учиться в ординатуру, где уже предметно, на клинической базе, на той или иной кафедре обретает опыт, осваивает определенные технологии. Сегодня врач, который окончил ординатуру, не всем владеет, осваивает минимум вмешательств. Но он год от года наращивает практику, работая врачом в отделении. Невозможно после окончания вуза сразу делать операции на сердце. Для этого нужен стаж не менее 10-15 лет.

Допуск к медицинской деятельности по первичной аккредитации получают 99,7% выпускников УГМУ

Допуск к медицинской деятельности по первичной аккредитации получают 99,7% выпускников УГМУ

— Мы часто получаем жалобы на врачей поликлиник, у которых не хватает опыта, квалификации, чтобы поставить верный диагноз, слышим о врачебных ошибках. Это врачи, которые когда-то в том числе оканчивали УГМУ. 

— Никто не говорит о том, что врачи работают безупречно. Наверное, права на ошибку они не имеют. Но, прежде чем говорить об этом, нужно доказать, что была допущена ошибка. Если она произошла по халатности, то это одна история, но если речь идет о трудном диагностическом случае? Поэтому судить огульно, гиперболизировать тему я бы не стала. Почему коммуникация между врачами и журналистами не всегда складывается? Потому что к каждому случаю нужно подходить очень ответственно, авторитетно его интерпретировать. Складывается впечатление, будто врач — это враг, что он навредил специально. Но, может быть, он спасал жизнь пациента и сделал всё, что в тех условиях было возможно? Кто судья этому случаю? Врачи тоже люди. Они не хотят совершать этих ошибок, о которых вы говорите. Не хотят публичного разбирательства. Имя врача дорого стоит, авторитет зарабатывается всю жизнь. Недавно я читала исследование «Левада-центра», в котором 49% опрошенных сказали, что врачи сегодня — это герои нашего времени. И я считаю, что задача журналистов — поднимать авторитет врачей.

— Как вы оцениваете общий уровень выпускников?

— Я высоко оцениваю наших студентов, и выпускников в том числе. 4,4 — это средний балл по госэкзаменам, то есть твердая четверка с половиной. Допуск к медицинской деятельности по первичной аккредитации получают 99,7% выпускников. Они проходят аккредитацию у комиссии, которая состоит из главных врачей и представителей Национальной медицинской палаты. Студенты проходят аттестацию по трем экзаменам. Это тестовый контроль, оценка практических навыков на симуляторах, решение ситуационных клинических задач. Поэтому я могу сказать, что вуз готовит хороших специалистов. Но все равно огранку этого специалиста будет проводить врачебный коллектив, больница. Потому что невозможно всё знать и уметь, только окончив вуз.

«Средняя зарплата врача должна быть 72 тысячи рублей» 

— Недавно 113 врачей ОДКБ пожаловались на маленькие зарплаты. В их открытом письме говорилось, что реальные цифры не соответствуют тем, что мы видим в указе президента. Что сегодня мотивирует молодых людей идти в медицину?

— Указ президента распространяется на всех врачей, и средняя зарплата должна составлять 72 тысячи рублей (200% от средней в экономике). Вопрос в том, почему этот указ не выполняется и правда ли, что это так. Результаты проверки пока неизвестны. Я могу сказать, что наши студенты идут в эту профессию, чтобы в первую очередь помогать людям. Их мотивирует не сверхъестественная зарплата. Тем более что у начинающего врача она и не может быть высокой. Это потом, когда он становится авторитетным, доктор может хорошо зарабатывать. Ведь все хотят лечиться у высококлассных специалистов, и у нас их немало. Наши студенты много работают в качестве волонтеров в паллиативных отделениях, интернатах, детских домах и не жалеют на это ни времени, ни сил. Значит, из них получатся хорошие врачи. У них есть умение сострадать, сочувствовать. Ведь врач сегодня должен не только быть квалифицированным, но и позитивным, уметь сопереживать.

— Как оставаться позитивным, когда работаешь в поликлинике и принимаешь в день поток пациентов, и не выгореть?

— Хочется верить, что будущий врач идет в медицину осознанно. Это в том числе и задача коллектива — создавать условия для работы доктора и развивать корпоративную культуру. Если говорить о том, как бороться с эмоциональным выгоранием, то, наверное, проработав 15-20 лет, врачи могут уходить в другие, смежные сферы, в том числе в управленческое звено. Например, если взять реаниматологов. Спасать людей каждый день и, возможно, видеть смерть — очень трудно. Привыкнуть к этому невозможно.

Отработав 15-20 лет в больнице, врачи идут работать на административные должности, чтобы избежать эмоционального выгорания

Отработав 15-20 лет в больнице, врачи идут работать на административные должности, чтобы избежать эмоционального выгорания

— Какие профессии в медицине будут востребованы? К чему стоит готовиться врачам?

— Это физическая и медицинская реабилитология, IT-генетика. Будут востребованы архитектура суставов, геронтология, людям понадобятся сетевые врачи, это когда доктор на расстоянии отслеживает ваше состояние с помощью различных гаджетов и дает рекомендации по подбору правильного питания, физической активности. Каждый год мы увеличиваем спектр специальностей и вводим дополнительные программы. То есть студенты могут получить не только диплом государственного образца, но и диплом о дополнительном образовании. Мы уже готовим специалистов по платформе «Медицина будущего».

— Когда эти технологии и врачи новых специальностей появится в больницах города?

— Еще 5-7 лет, и это будет в повседневной медицинской практике. IT-технологии уже используются в большинстве больниц. В нашей стоматологической клинике уже есть и электронные истории болезней и единая сеть медицинской документации. Все стоматологические снимки проходят электронную автоматизированную обработку. Мы это понимаем, поэтому перестраиваем программу таким образом, чтобы знания, которые получит студент, пригодились ему не только в ближайшие пять лет.

Прочитайте также интервью с главным врачом станции скорой медицинской помощи Екатеринбурга Игорем Пушкаревым о том, почему переводят на аутсорсинг машины скорой еще на трех подстанциях, как ликвидировать нехватку кадров на неотложке, о сотрудничестве с полицией, зарплате врачей и фельдшеров, работе на ЧМ-2018 и подготовке медиков к Универсиаде.

оцените материал

  • ЛАЙК14
  • СМЕХ5
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ33
  • ПЕЧАЛЬ7

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
24 янв 2020 в 09:34

Тетя технично обошла все конкретно заданные вопросы-типичный манагер. Спрсили почему народ не идет на скорую? - "Так это живая статистика, пенсия итд итп..." Все интервью сплошная вода и реклама.

Константин
24 янв 2020 в 09:16

Дамочка умело врёт при помощи статистики...Там много, здесь много.., а на выходе один мусор... Медицинский вуз превращён в кошелёк для таких как она... все учатся за деньги и благодаря дленьгам сдают экзамены...Зайдите днём в любое отделение университета, удивитесь, что вы в России, ни одного русского студента...Правильно делают те студенты, что обучаются за границей... Местный диплом хорош для памяти о посещении местных баров, а не лекций...

Фото пользователя
24 янв 2020 в 08:41

прочла статью и просто прослезилась от умиления - как же все у нас замечательно оказывается....и дефицит кадров решается, и все высокопрофессиональны, ну просто ляпота