6 апреля понедельник
СЕЙЧАС +1°С
Своим исследованием Анастасия занимается уже больше 7 лет

Своим исследованием Анастасия занимается уже больше 7 лет

Анастасия Степанова — преподаватель УрФУ, эксперт в области конфликтологии и социологии, ведущая бизнес-тренингов. Она придумала, как можно помочь мигрантам адаптироваться в нашем обществе, чтобы избежать, например, экстремизма и раскола в обществе. За свое исследование она стала лауреатом премии губернатора Свердловской области. Мы встретились с Анастасией и поговорили о том, как она пришла к такому проекту, зачем он нужен и почему очень важно адаптировать мигрантов как можно скорее. 

— Расскажите про свой проект. Что вы придумали, за что вас наградили? 

— На самом деле, этот проект длится уже давно. Это тема моей кандидатской диссертации. Ей уже около 7 лет, исследование было довольно долгим. Оно заключается в различных способах психологической профилактики этнической отчужденности мигрантов. Мигрантов у нас много, не только в Екатеринбурге, но и во всей России в целом. 

— Что такое этническая отчужденность? 

— Это состояние, когда мигрант приезжает в нашу страну, он вроде бы начинает знакомиться с нашими особенностями, с нашей культурой. И понимает, что ему это не очень близко и не очень комфортно. Возможно, он даже с интересом относится к нашей жизни, но он сталкивается с другим законодательством, другой религией, другой культурой. Через некоторое время такие мигранты начинают отстраняться от общества. Они, вроде бы, здесь находятся, живут и развиваются, но живут они общинами. Если выехать на Сортировку, у нас большое скопление, например, таджикских диаспор. Они общаются между собой, на своем языке, не учат русский. Это и есть этническая отчужденность. 

— Получается, никто и не виноват в том, что они отдаляются? Просто у них не получается, и всё? 

— Здесь несколько факторов. Во-первых, общество, довольно негативно относится. У нас есть опыт разных стран — мы видим, как мигранты громят, например, Францию. Мы думаем: «а вдруг у нас будет так же?» У нас развиваются стереотипы и предрассудки. Мы отстраняемся. Во-вторых, да, им сложно. У них другая культура, другое развитие страны, из которой они приехали. 

За свое исследование Анастасия получила губернаторскую премию

За свое исследование Анастасия получила губернаторскую премию

— Как так получилось, что вы решили посвятить себя проблеме социализации мигрантов? 

— Когда я начала изучать эту тему, был крупный митинг в Москве. Он был связан с тем, что два мигранта убили, кажется, футболиста (речь идет о митингах на Манежной площади. Тогда из-за убийства болельщика «Спартака» Егора Свиридова на улицы Москвы, по разным данным, вышло от 5 до 50 тысяч человек. — Прим. ред.). Тогда я начала интересоваться той волной негатива. 

— Это большая проблема? 

— В целом — это проблема. У нас государство очень увлечено социальной адаптацией мигрантов. Чтобы они изучали культуру, язык, законодательство, историю. А про психологические трудности никто не задумывается. А чаще всего именно они и вызывают проблему в социальной адаптации. И если мы не замечаем масштаба психологических проблем, это не значит, что их нет. 

— И вы знаете, как эту проблему решить? 

— Я пытаюсь найти ее решение. В России очень многие ученые стараются максимально приблизиться к мигрантам, понять их. Я лишь маленькая часть. Я стараюсь внедрить так называемый тренинг профилактики этого состояния. Я выходила в таджикскую диаспору Екатеринбурга, мне удалось пообщаться с таджиками, которые переехали давно, но чувствуют себя отверженными, и с теми, кто только что приехал. Пытаюсь понять, хочется ли им адаптироваться в России. 

— Им самим это нужно? 

— Тут по-разному. Есть те, кто приезжают на заработки, а потом возвращаются к своим семьям, им это не нужно. А есть те, кто приезжают сюда и понимают, что наш регион более развит, они рассматривают возможность остаться здесь. А кто-то приехал, как часть семьи. Жена, например, сидит дома, как домохозяйка, и она еще более отчуждена, она сидит дома и не может себя здесь найти. 

— Что это за тренинг? 

— Он состоит из двух дней. Я постаралась понять, какие основные особенности личности приводят к этой отчужденности. Сюда относятся ностальгия по родной культуре, непонимание законодательства России, трудности коммуникации — мне трудно даже подойти и спросить. И на этом тренинге я помогаю эти особенности чуть-чуть развить. Мы учимся правильно задать прохожим банальные вопросы, пытаемся снять этот страх что-то спросить. Учимся этой уверенности для диалога. Конечно, за два дня мы не сможем их вылечить, но можем зародить какое-то зерно, а потом посмотреть, как человек развивается. Они начинают понимать, что если они отнесутся с добротой к этому обществу, то и общество им легко ответит. 

— Тут многие наши комментаторы спросят: «а зачем это нужно? Зачем помогать им адаптироваться здесь? Пусть сидели бы в своей стране спокойно».

— Хороший вопрос. Я отвечаю на него последние 7 лет, которые занимаюсь этой темой. Я скажу такую сакральную фразу: Россия всегда была многонациональной страной, только почему-то раньше мы этого не замечали. Мы не обращали внимания, что вокруг нас и башкиры, и татары. Урал очень насыщен этими небольшими этническими группами. Мы этого не замечали, потому что они под нас подстроились и приняли наши правила. Так или иначе, в ответ комментаторам хочется спросить: ребят, а зачем вы ездите путешествовать? 

Анастасия ведет бизнес-тренинги и преподает в УрФУ

Анастасия ведет бизнес-тренинги и преподает в УрФУ

— Путешествие — это другое. Я как турист потом вернусь на Родину. И не буду забирать рабочие места у местных. 

— Тогда другой вопрос — а вы пойдете работать дворником? Дело в том, что сейчас мигранты занимают места низкого статуса — дворники, рабочие. Туда, куда русские, к сожалению, не всегда пойдут. Я считаю, что когда мы разные, это всегда интересно. Это возможность знакомиться с другой культурой, не выезжая за пределы Екатеринбурга. Кроме того, как ни крути, приезжать они к нам будут. Нужно признать тот факт, что мы не можем закрыть границы России и сказать: «не приезжайте к нам». Есть миграционная политика, стратегия России, и Путин об этом ежегодно говорит, подпитывая актуальность моего исследования. Нам важно, чтобы они приезжали, но соблюдали наше законодательство и наши правила. И, чтобы мигранты не вели себя деструктивно, чтобы у него не возникало желания «крушить», нужна социализация. 

— Тогда комментаторы ответят вам: пусть уезжают, раз у них не получается. 

— Как факт — мы не можем закрыть границы. Нам нужно, чтобы мигранты приезжали и занимали трудовые места. Ведь именно поэтому нам повышают пенсионный возраст. У нас падает рождаемость, процент людей в трудоспособном состоянии — очень маленький. Чтобы было, кому работать, повышают пенсионный возраст. Это же вопрос экономики и стратегии. Уровень миграции, в том числе, влияет на уровень жизни местных, на экономику. Поэтому Россия открыта для мигрантов. И мы не можем кричать: «люди, давайте будем более толерантны». Это вызовет отторжение. Поэтому мы заходим со стороны мигрантов: «ребята, если хотите, чтобы вам было комфортно, давайте будем вас ассимилировать». 

Проблемы с мигрантами, которые не смогли адаптироваться в обществе и перешли на криминальную дорожку, случаются довольно часто. Недавно в Екатеринбурге суд отправил на 16 лет в тюрьму двух мужчин, которые забили молотком свердловчанина ради кражи овец и телят. В прошлом году в Екатеринбурге задержали мигранта, который грабил женщин и сломал челюсть 16-летней девочке. Прочитайте исповедь мигрантки, которая сбежала в Россию от мужа-тирана и смогла адаптироваться и начать новую жизнь. 

Нужно ли помогать мигрантам осваиваться в Екатеринбурге? 

    оцените материал

    • ЛАЙК10
    • СМЕХ7
    • УДИВЛЕНИЕ1
    • ГНЕВ60
    • ПЕЧАЛЬ3

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

    Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!