27 февраля четверг
СЕЙЧАС -1°С

«Музыканты не провокаторы и не обслуживающий персонал»: интервью с рокером про реальность и песни

Дмитрий Ревякин о политических новациях в стране, рэпере Face и «Уральских пельменях»

Поделиться

Сегодня у лидера группы «Калинов мост» Дмитрия Ревякина день рождения

Сегодня у лидера группы «Калинов мост» Дмитрия Ревякина день рождения

Сегодня лидеру одной из самых легендарных российских групп «Калинов мост» Дмитрию Ревякину исполняется 56 лет. Свою группу он собрал 34 года назад, она по-прежнему выпускает новые альбомы, а не живет исполнением старых хитов, пытаясь выжать финансовый максимум из своего «золотого периода». Совсем недавно музыканты выпустили альбом «Даурия», а Дмитрий Ревякин представил публике сольную пластинку «#Снегпеченег». Уже 22 февраля группа выступит в Екатеринбурге. Концерт состоится в Центре культуры «Урал». В преддверии 56-летия лидера группы Дмитрия Ревякина мы позвонили мэтру и поговорили о политике и жизни. 

О политических ротациях и Конституции РФ

— В одном из интервью вы сказали о том, что не можете остаться в стороне от политики. В России сейчас происходит смена состава государственных органов. В частности, правительство обновилось, генеральный прокурор новый пришел. Вы чувствуете, что происходят какие-то перемены, или нет?

— Поживём — увидим! Тут же дело не в смене каких-то органов. Зубов, к примеру, ушей (иронично). Дело в системе. В России сейчас чиновничий феодализм и олигархический капитализм. Меняй не меняй состав — всё равно управляют деньги. Чтобы что-то поменялось, должна поменяться система. А все эти рокировки — имитация. Простым людям лучше от этого однозначно не будет. Теперь года два они ещё будут притираться... Поэтому тут не должно быть никаких иллюзий.

— Россия всё больше сближается с Белоруссией. Даже на футбольном уровне белорусы скоро не будут считаться «легионерами» в нашем чемпионате. Как вы думаете, русский мир — это утопия? Или такой социально-политический проект возможен в будущем?

— Как капиталисты могут создать что-то дельное, если у них пути решения вопросов сугубо материальные?! На данном этапе это утопия.

— Если говорить о проблеме того, что материальные вещи всё затмили в наше время, то известный писатель Антуан де Сент-Экзюпери говорил о том, что, для того чтобы понять масштаб и глубину нашего нравственного упадка, нужно послушать крестьянскую песню XV века, где все радуются малому. В частности, тому, что живы и вообще видят друг друга…

— Дело всегда за малым. Ради чего жить? Вот и всё. Либо ты просто потребитель, либо есть для тебя нечто высокое, ради чего можно и жизнь отдать, и друзей вокруг себя собрать. То, что происходит сейчас вокруг, — очень примитивно. Деградация продолжается. Какое может быть соединение с Белоруссией, если там свой сидит упырь, а тут — свои упыри. Разве они могут договориться? Никогда!

— Вопрос насчет Конституции РФ. Недавно РПЦ предложила ввести в основной закон упоминание Бога. На ваш взгляд, это правильно или всё же нет?

— Нужно понимать, для чего вообще Конституция. Если для светского государства — один вопрос. Если для чего-то другого — всё иначе. К таким инициативам я вообще отношусь очень осторожно. А чего не Аллаха тогда? Или Бодхидхармы? Чего не Сварога? Или язычники не имеют отношения к Конституции? Может быть, РПЦ эту идею и вовсе для хайпа предложила: чтобы внимание на них обратили. Они же модные там все сейчас. На католиков стали похожи внешним видом. Под итальянских, испанских священников косят.

О рэперах, оскорбляющих родину, и совместных дуэтах

— В ваших песнях много патриотизма и славянских мотивов. Есть такой рэпер Face, который выпустил целый альбом остросоциальных песен, где он ругает Россию и в целом родину. Раздражает ли вас такое? Как вы думаете, скоро ли настанет такой момент, когда в законе будет прописана статья «за оскорбление Родины»?

— Я даже не знаю, кто такой этот Face. К счастью это или к несчастью, но я его не слышал ещё.

— Постараюсь вам рассказать вкратце: этот рэпер Face родом из Уфы, то есть из того же города, что и рок-звезда Земфира. В каждой песне этого альбома он поет о том, как же ему надоела эта страна, и ругается при этом матом. Говорит о том, что из России нужно уезжать…

— Ну, значит, этот рэпер никуда не уедет. Потому что тот, кто хочет уехать, не блажит об этом, а собирается и уезжает.

— То есть вы полагаете, что песни Face — это всего лишь провокация?

— Это манипуляция, вернее даже — спекуляция. Или вовсе — эпатаж. Но, честно говоря, мне нужно послушать его песни. Может, это действительно очень талантливо.

— На одном из телепроектов вы исполнили свой хит, песню «Родная», с совсем юной девочкой, одетой в национальную одежду. Она еще пела очень талантливо. Не хотели бы вы взять к себе в группу вокалистку или сделать творческую коллаборацию какую-либо?

— Даже не знаю, как ответить на ваш вопрос. Не могу сказать, что я сижу и жду, чтобы кто-то пришёл и пел в нашей группе. Если случится такое, то случится, а нет так нет. Пока что я сам справляюсь с вокалом. А вообще, вы знаете, мне не нужен человек-автомат, который что-то поет. У «Калинова моста» лирика серьёзная, и, для того чтобы это петь, нужно понимать, о чем стихи. А брать кого-то ради краски (имею в виду голос) нет смысла. У меня требования в плане вокала очень высокие.

— Но девочки-то могут надеяться на то, чтобы с вами петь?

— Девочки должны всегда надеяться. На то они и девочки.

О родной Сибири и друзьях

— Забайкальский край для вас очень дорог. Вы там выросли. В том году регион захлестнули лесные пожары, собственно, как и всю Сибирь. Вы согласны с тем, что сотрудники МЧС тогда сработали не очень хорошо при тушении пожаров?

— Мы с вами снова возвращается к вопросу системы. Если говорить фундаментально, то это система всегда задаёт, кто как работает и кому какое финансирование нужно. А если говорить о деталях, то надо разбираться, что и как. Ходят разные слухи о том, кто поджигает лес и для чего это делается. Есть разные версии — от каких-то материальных до конспирологических. А пока факт остаётся фактом: леса горят. На меня горение лесов в моём родном крае действует очень угнетающе. Потому что я вырос в Забайкалье. Каждый год стараюсь там бывать. Во времена социализма такого безобразия не было, конечно.

— А нет ли у вас стихов на эту тему? Например, вот Сергей Шнуров любит уколоть своими стихами, если есть какой-либо резонансный повод…

— Нет, стихов на данную тему нет. Я же не Маяковский.… Про Шнура даже говорить не хочу. Поймите меня правильно. Мне скоро будет 56 лет. Я родился и вырос при социализме. Учился в институте, ездил в стройотряды. И у нас не было такого, чтобы кто-то откровенно занимался саморекламой и другими пошлостями. Показывать свою перхоть из телевизора у нас было не принято. Понятное дело, что моё отношение к Шнуру и его творчеству вытекает из этого. Я не собираюсь себя переделывать и понимать тех людей, которые так поступают. Это их право.

— Недавно на вас большое впечатление произвела песня «Читинские друзья», которую исполнял в том числе и сити-менеджер Читы Александр Сапожников. Знаю о том, что вы очень дружите с лидером «Алисы» Константином Кинчевым и вообще у вас есть друзья в кругу известных музыкантов. Может, на подходе уже есть какая-либо дружеская песня?

— Пока нет ни замысла, ни намёток. Если получится, то получится. Такие вещи спонтанно возникают. А доводить до ума не всегда получается.

— Я упомянул сити-менеджера Читы Александра Сапожникова. Есть ли у вас друзья среди чиновников?

— Конечно, есть. Вообще у меня самые разные знакомства — от бомжей до министров. С президентом, правда, не знаком пока, не могу похвастаться. А вообще, считаю, что говорить о том, с кем из чиновников ты дружишь, это именно хвастовство…

— Вы стали победителем в номинации «Солист года» на рок-премии «Чартова дюжина». Помню, что ваше награждение вызвало недовольство со стороны ряда исполнителей тогда. Вас это задело?

— Я узнал о своей победе в поезде. Ну, недовольны они остались — и что? Мало ли кто кем доволен или недоволен. «Работайте больше!» — хочется им сказать. Доказывайте свою крутизну, чтобы не было конфликтов и сомнений в том, кого выбирать. Если им это важно. Кстати, я вообще не знал о том, что такая премия существует. К наградам я отношусь юмористически. Не считаю, что это достижения. Так что если им надо, то они могут прийти и забрать эту награду у меня. Распилить на несколько частей её и хранить у себя. К премиям у меня нет пиетета. Мы, «Калинов мост», делаем своё дело и стараемся делать его хорошо, чтобы наш слушатель и наши поклонники были рады за нас и за себя. А премии отношения к этому не имеют. То, что мне дали ту или иную премию, никак меня не характеризует. Могли бы и не давать. Я бы не обиделся. И не перестал бы от этого писать песни, творить и приезжать с концертами в Екатеринбург.

— Очень часто при помощи творчества музыканты в наше время могут влиять на те или иные проблемы. Недавно стало известно о том, что в Чите сильно загрязнен воздух. Согласны ли вы с тем, что музыканты могут что-то менять своим творчеством? И правильно ли было бы газифицировать Читу?

— Деградация в Чите уже свершилась. Смог там, скорее всего, от угля, которым всегда топят… А может ли музыкант что-либо менять своими песнями? Нет, конечно. Это очень сложно. Музыкант или группа могут вдохновить на что-то очень мало людей. В основном — на занятия музыкой, например. Очень наивно думать, что своими песнями ты что-то меняешь в социуме. Ты можешь повлиять только на внутренний мир человека. Я так и сформировался, кстати, как автор. Поначалу всё остро переживал, когда читал, а потом уже и сам стал писать. Но мир же не изменился от этого. Конечно, Советский Союз рухнул, но точно не от песен Бориса Гребенщикова или Виктора Цоя. Есть другие люди, которые силой это делают. Если посмотреть на 60-е годы в США — во времена хиппи рок был взаимосвязан с наркотиками и сексом. Музыканты выступали в данном случае как провокаторы с одной стороны и как обслуживающий персонал — с другой. Нам бы этого хотелось избежать.

О Екатеринбурге, Башлачеве и «Уральских пельменях»

— Вы очень уважаете и любите творчество поэта и барда Александра Башлачева. Кстати, он учился в Свердловске на факультете журналистики, как вы знаете. Близится новая годовщина гибели Сашбаша (поэта не стало 17 февраля 1988 года). Что для вас фигура Башлачева?

— Если говорить о литературной стороне, то Башлачёв очень грамотно всё делал, а если иметь в виду внутреннюю составляющую, то я бы охарактеризовал Сашу как трепетного провидца. Он уже в начале 80-х годов увидел очень многое, что касается сути русского человека, его взаимоотношений с природой, с социумом. Башлачев — очень могучая величина. Так сложилось, что мне с ним удалось немного пообщаться. Два раза в Новосибирске и один раз в Питере. Вот и все встречи. Мы тогда общались с Башлачёвым через песни. Как-то так было принято. Он мог многое мне сказать как человек, который проник через разные пласты словоизвержения. Он умел их обрабатывать. Я же был тогда ещё не готов говорить об этом.

— Недавно я узнал о том, что вы любите наших юмористов из Екатеринбурга, их шоу «Уральские пельмени»…

— Ну да, поначалу они были хороши. Но сейчас их слишком много. Я не люблю, когда всё становится массовым, кассовым. «Уральские пельмени», конечно, талантливые ребята, но чувство меры их уже подводит.

— Знаете, что они судятся со своим бывшим директором и часть артистов оттуда ушли. В частности, Юлия Михалкова, Андрей Рожков и так далее?

— Этого следовало ожидать. Всё-таки сейчас капитализм. Я так радовался раньше, когда на них смотрел, что они сохранили команду и работают вместе… Радоваться-то радовался, но не сомневался, что всё это закончится. Что начнут делить названия и, извините меня, туфли. Всё как обычно.

— 22 февраля у вас будет концерт в Екатеринбурге. Наш город называют и одной из столиц русского рока, и столицей демократии, городом бесов. А как бы вы назвали Екатеринбург?

— Я очень люблю Екатеринбург. У меня там много друзей. Начиная ещё с 1987 года, когда мы первый раз с группой выступили в свердловском рок-клубе и нас приняли просто великолепно. Екатеринбург я считаю настоящей культурной столицей. Новосибирск в этом плане вообще село, если сравнивать его с Екатеринбургом в культурном отношении. Екатеринбург всё-таки значительно старше, с гораздо более насыщенной историей. А когда настало время — из Екатеринбурга пошли музыканты. И музыканты великолепные! Широта спектра при этом была очень серьёзная — от наивной группы «Чайф» до Александра Пантыкина. В Екатеринбурге умеют слушать музыку, поэтому мы тщательно готовимся к концерту. Сейчас такое время, что почивать на лаврах нельзя. Надо работать и работать. Не давать себе отдыха в этом смысле.

— Вы упомянули «Чайф». Весной прошлого года в Екатеринбурге возник конфликт между горожанами и олигархом Игорем Алтушкиным. Он хотел возвести храм возле Театра драмы, уничтожив любимый горожанами сквер. До этого провел показательный молебен, на который согнали звезд Михаила Галустяна, Сергея Безрукова, Михаила Пореченкова. Владимир Шахрин тоже встал на сторону храма, и это вызвало негатив со стороны екатеринбуржцев по отношению к нему. Еще больше возмущение в адрес Шахрина усилилось, после того как он выступил на концерте «Шашлык Live». Фестиваль был организован мэрией Москвы, для того чтобы люди не пришли на протестный митинг в поддержку незарегистрированных независимых кандидатов в Московскую городскую думу. Как вы думаете, должен ли себя так вести рок-музыкант?

— Вы знаете, ещё в 1996 году многие наши рок-музыканты сделали свой выбор, выступив в туре «Голосуй или проиграешь!». Серия концертов тогда была организована в поддержку Бориса Ельцина. Летали по стране на самолете, агитировали за него... Меня-то там не было. С моей точки зрения, и сейчас в стране всё не так, как надо. Но есть другие музыканты. У Шахрина вот иное мнение. Люди его стали стегать. Пусть тогда поворачивается и делает выводы. О том, для кого он вообще пишет и поёт. Для олигарха православного или для людей. Что касается храма и сквера, то я думаю, что всё это — бизнес. Поэтому даже не знаю, чью сторону тут занимать…

— Программа, с которой вы приезжаете в Екатеринбург, называется праздничной. В ее наименовании фигурируют 30 лет и 3 года. Учитывая то, что вы верующий человек, я правильно понял, что это связано с фигурой Иисуса Христа, которому было 33 года, когда его распяли?

— Вовсе нет. 30 лет и 3 года — это отсылка к русским народным сказкам и былинам (Илья Муромец 30 лет и 3 года сидел на печи, прежде чем начать совершать подвиги. — Прим. ред.). Просто мы в своё время их ещё читали и хорошо знали. А сейчас дети смотрят комиксы и народных сказок не знают. Вот мы и решили напомнить.

— Что нового будет в программе, которую вы везете в Екатеринбург?

— Произведения будут взяты из того, что сделано группой «Калинов мост» на данный момент. Это как у Путина: он уже 20 лет выступает, но всё, как говорится, одно и то же. И у нас принципиально нового не будет (иронично).

Ранее мы публиковали интервью с другой звездой Кириллом Нечаевым. Кирилл занимается музыкой и живет в Москве. 

оцените материал

  • ЛАЙК19
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Фадей Фадеич
13 фев 2020 в 11:15

унылое г

Гость
13 фев 2020 в 13:23

Скромность, хорошее воспитание и умение давать отчёт собственным словам, это по-мнению читателей "Унылое Г", Ревякин всё правильно сказал и про потребительство и про деградацию!

Кот на крыше
13 фев 2020 в 12:53

Нормальный рокер :)