5 декабря суббота
СЕЙЧАС -9°С

Поделиться


Из дневников
Бирма. День первый: Янгон



Прибытие

Погрузка на рейс из Таиланда в Мьянму не вызвала ни малейших затруднений. Даже не понадобились распечатки брони, которые нам любезно прислала Эйр Азия. Просто посмотрели паспорт, провели его по ридеру, и все – вот ваш посадочный, сколько желаете сдать кусочков багажа? Самолетик был – Боинг 737, кресла нормальные, на мои габариты вполне даже рассчитанные. Круто взлетели вверх – на топливе они экономят, что ли, взлетая ракетами в небо? В дороге действительно не кормили, но любой желающий мог взять тот же стакан с настоящим дошираком а-ля том-ям, всего за 40 бат. Причем, оттуда в готовом виде исходил не запах, а именно аромат вкусной еды. Видимо, как и в случае с кока-колой, на нашей родине продается далеко не аутентичный продукт, лишь отдаленно напоминающий то, что должно продаваться под указанным брендом.

Пограничье с Мьянмой – это сплошные горные хребты. На тайской стороне кончаются радостные зеленые пейзажи, а на бирманской, после хребтов, начинаются выжженные желто-коричневые. Затем на какое-то короткое время мы оказываемся над морем, и море это – такого же желто-коричневого цвета: недалеко находится устье Ирравади, которая и несет в море всю эту муть. В устье находится небольшой островок, самолет делает крутой поворот – и мы уже практически над Янгоном, идем на посадку. Пригороды сверху производят скорее благостное впечатление – есть каналы, гидросистемы, а значит, и зелени становится больше, и что-то уже мелькает из построек. Значит, есть и жизнь, и цивилизация. И даже дорога асфальтовая немаленькая уходит на север, и машины по ней не так чтобы медленно едут – значит, не разбита. Выходит, не все так плохо в бирманском царстве? Стюардессы на нескольких языках объявляют о скором приземлении – причем, если тайский язык похож на мяуканье, то бирманский – скорее на собачий лай, ибо более отрывист и звуки не такие протяжные. Графический бирманский язык напоминает рассыпавшиеся шарики и скобки от степлера – буквы округлые, с закорючками и загогулинами, щедро пересыпанные правыми и левыми квадратными скобками.

Транспортеры для багажа в аэропорту не работают – багаж выносится вручную (подозреваю, что и из самолета он выгружается не на грузовик, а на тележку с велосипедом – настолько плохо у них с топливом, электричеством и деньгами), и отдается сразу в руки не вам, а крайне навязчивым носильщикам. За то, чтобы пронести ваш багаж 50 метров, они потом требуют доллар – хотя, никто его не просил мой багаж таскать, и я сам бы прекрасно справился. Не говоря уже о том, что в приличных аэропортах бесплатные тележки вообще-то предусматриваются. Но это была Бирма, а мы заранее договорились, что на подобные мелочи особо расстраиваться не будем – страна бедная, народ диковатый, а мы там – зажратые буржуи, битком набитые проклятыми баксами в объеме их пожизненного заработка.

На выходе имеется стойка «Такси в город». Там стоит девица с размалеванными щеками (большая часть женского населения Бирмы мажет лицо и руки местной разновидностью крема от солнца – толченой корой какого-то дерева, выглядит как будто их желтой известкой измазали, а умыть потом забыли), заполняет квиток с нужным адресом и отдает его водителю. Конечно, можно поймать такси и на

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Поделиться

улице – но один фиг, опыт показывает, что все это – одна мафия, и цены везде одинаковые, только геморроя больше – объяснять водиле, куда ты хочешь. Такси стоило 6 долларов – официальная на начало 2007 года стоимость проезда из аэропорта в город. Мы погрузились в машину, дали носильщикам бумажку в 20 бат, и они исчезли, не надоедая больше своим беззубым присутствием. Что еще раз подтвердило уже запомненную по Камбодже истину – тайские баты вокруг Таиланда в целом приветствуются и принимаются, почти как доллары. Но только бумажные. Впрочем, в Бирме с иностранными валютами вообще зоопарк, но о нем чуть ниже.

Такси было не шибко новой машиной, но, по крайней мере, она ехала и при этом не тряслась и не взрывалась – обычная средней поезженности колымага. Кондиционера в ней не было, но зато окна открывались на всю, и ехать было вполне свежо: в девятом часу утра на улице было что-то около +20, ничуть даже не жарко. Дорога из аэропорта в центр Янгона – это нечто! Такой змеи я нигде не видел! При том, что, в общем-то, рельеф местности вполне себе ровный, можно было построить и прямую трассу. Но, видимо, исходя из каких-то гениальных идей, в целях улучшения обороноспособности стратегического объекта – полянки с шестью кукурузниками и залетными Боингами – дорогу заставили петлять так, что только успевай баранку крутить туда и сюда.

Вокруг пробегали неопределенного вида здания – не шибко красивые, не шибко страшные, но какие-то все грустные, что ли… Попадались парки – водила рассказал, что за холмом слева находится озеро Инья, а еще есть озеро Кандоджи. А потом начался центр города, и в нашу душу стали закрадываться демоны сомнения, так ли все здесь хорошо. Потому что чем больше было зданий, тем хуже становился их внешний вид. И росла их неухоженность. На каком-то перекрестке стояло когда-то шикарное здание этажей в 7-8 с изумрудными зеркальными стеклами, под ними – панорамные лифты… Но о цвете стекла мы только догадывались – оно преимущественно было в подтеках грязи, а о лифтах узнали через дыры, где этих стекол не было уж лет много как. Здания ветшали на глазах по мере приближения к центру, и как-то непривычно пусто было на улицах – хотя людей достаточно много. Потом, когда мы увидели рекламный щит, мы поняли, почему было пусто – потому что это был единственный большой рекламный щит за все время поездки из аэропорта. Кажется, там рекламировался шампунь.

Янгон

Квартал, в котором расположилась гостиница, находится как бы в деловом центре города – поэтому там всегда много народу, и как бы даже оживленная уличная торговля с бесконечными рядами лавок и лоточников. Кроме того, в двух шагах через дорогу находился крупный по местным меркам рынок Богийок (как мы его обзывали) – или Боджиок, как называли местные. Пока мы выходили из машины, к нам тут же подскочил какой-то одноногий попрошайка и выставил свою драную кепку для подаяний. И ладно бы просто стоял и смотрел, так еще и настырно начал кепку эту совать и по-английски же канючить… Что-то мне при этом подумалось – а такое ли благо, это повальное знание иностранного языка? Из отеля выскочил носильщик, вцепился в наши вещи и суетно поволок их внутрь, бортанув со всей дури при этом об дверные косяки так, что я мысленно пересчитал все, что могло в моей сумке сломаться или разбиться… «Ненавязчивость» сервиса в очередной раз неприятно поразила.

Поделиться



Номер был ничего так – честные 2 звезды, то есть, относительно новая мебель, но очень обшарпанные обои и ванная. (При этом надпись на рецепшене утверждала, что отель недавно подвергся полной реновации!). Ресторан на 2 этаже и небольшой зал для завтраков на первом. Лифты в здании когда-то были красивые и блестящие никелем, но давно уже их стенки покрылись жирным слоем отпечатков чего угодно… На инструкции по эксплуатации лифта стоит гордый логотип «GoldStar» - давным-давно смененный и забытый бренд нынешнего LG, даже не вспомню, когда я его у нас в последний раз встречал. Постельное белье имело столь очевидные следы износа, что мы боялись, как бы наша ночевка на нем не стала последней в его жизни. Да еще огромные чернильные штампы гостиницы по углам простыней добавили сходства с насквозь советской гостиницей с таким же уровнем сервиса. С другой стороны, это была крыша над головой, и далеко не самая дырявая. «Посмотрим, какой завтра утром будет завтрак» - сказали мы себе, и пошли исследовать город.

Выход из гостиницы ознаменовался тем, что мы прошли сквозь 2 строя. Первый строй – нищие и попрошайки всех мастей, которые пасутся прямо у дверей отеля и которых никто не гоняет. Все они ломанулись к нам выпрашивать деньги – и были зверски посланы отгадайте куда. Второй строй был не такой очевидный, но не менее навязчивый – со всех сторон раздавался вкрадчивый шепот – «mister, want to change money?» и предлагали аж 1300 чатлов за каждый наш заработанный бессовестной эксплуатацией униженных доллар. Этих послали вслед за нищими – догонять. После этого появилась наконец-то возможность вдохнуть глубоко и свободно, но только вот в Янгоне это если и стоит делать, то крайне аккуратно – есть риск вдохнуть того, чего совсем не хотелось бы.

Центр Янгона – это улицы, выходящие на пагоду Суле, стоящую в центре перекрестка с круговым движением, и несколько параллельных им. Пагода стоит практически на углу Парка Независимости (правильнее его было бы назвать сквериком Независимости – размером он с Площадь 1905 года у нас в Екатеринбурге), по разные стороны коего находятся градоуправление, здание Верховного Суда, несколько как бы небоскребов, а в центре – облезлый фаллос стелы Независимости, окруженной несколькими шинзами – бирманскими мифическими существами-полу-львами, символом страны. Мы спустились по одной такой улочке к пагоде Суле – и даже этой короткой прогулки хватило, чтобы составить впечатление о городе в целом (впоследствии только укрепившееся).

Тротуары в городе либо узкие, либо вообще никакие, при этом под краем оных идет канализация – там сделан бетонный желоб, в который все, что можно, стекается. Вонь присутствует везде, улицы воняют сортиром, а из узеньких проходов между зданиями и вовсе смердит немилосердно. Такое ощущение, что проссано все насквозь – по сути, так и оказалось. На обратном пути Женька увидел сценку, где мужик выскочил из автобуса, добежал до края тротуара, заземлился, спустил штаны и просто посрал при всем честном народе. И было это в шаге от центра города, на одной из центральных улиц. И ничего необычного, как мы поняли, при этом не произошло – ни у кого это происшествие не вызвало ни малейшей реакции, разве что кроме нас. Помочиться на фасадную стенку дома у них так и вовсе, похоже, привычное занятие.

Дорожное движение в городе – кошмар. Вежливость водителей еще ниже, чем у нас. Дорогу там переходят только толпами, потому что одиночных перебежчиков никто пропускать не собирается, даже на пешеходных переходах. Накопилась толпа – все ломанулись перебегать – движение волей-неволей приостанавливается, и никак иначе. Светофоры в городе еще смешнее – у них только один «глаз», зато светит диодами разных цветов. С непривычки, увидев единственный цвет – и тот красный, пугаешься.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Поделиться



Зданий в приличном состоянии в трех пройденных кварталах мы почти не увидели. От силы были три или 4, остальное все – облезлое, обветшалое, осыпающееся и совершенно безнадежное. В Таиланде, конечно, тоже много грязных от копоти зданий – что в Бангкоке, что в Паттайе той же, но все-таки они не выглядят так, словно еще годик-два – и развалятся. Мы не видели в городе ни одного строительного крана – на фотках только 1 или 2 маячат где-то далеко-далеко на отшибе, ни одного здания мы не видели в строительных лесах – хотя, по-хорошему, ими должен был быть затянут весь город, доведенный до такого состояния. Зато обнаружили несколько рекламных щитов, стоявших кучкой и казавшихся совершенно неуместными на фоне общей разрухи.

Сделав несколько снимков, мы решили выдвигаться к Шведагону. Это чудо света описывалось самыми хвалебными эпитетами абсолютно у всех путешественников.

Такси до Шведагона нам обошлось в 2000 чатлов, ехать было совсем недалеко – по сути, почти вернуться на аэропортовскую трассу и подняться немного в горку. Высадили нас у некоего сооружения с панорамным лифтом, идущим на 3 этажа вверх – на третьем этаже к сооружению подходил коридор с решетками на окнах, тянущийся от холма, на котором стояла огромная ступа.

Вход в Шведагон похож на вход в любой буддистский храм – скромная обстановка, и здоровая тумба для снимаемой обуви, причем, здесь запрещен вход даже в носках. Только босиком. Сбоку стояла касса – с огромной табличкой: вход иностранцам 5 долларов, аборигенам – 5 чатлов. Впрочем, подобная несправедливость в Бирме везде и повсюду – то, что для аборигена стоит несколько чатлов, иностранцу стоит несколько долларов. Как говорится, ощутите истинное гостеприимство на собственной шкуре. Приперся – значит, плати. Мне не жалко 5 долларов, за Шведагон я не пожалел бы и пятидесяти, но вот такое неравенство при декларируемой открытости и демократичности как-то начинает бесить уже на второй подобной вывеске.

Лифт с ни разу не мытыми за много лет стеклами поднял нас наверх, к коридору, по которому мы пошли смотреть, что же это за чудо архитектуры, о котором говорят, что ради одного него уже стоит приехать в эту дурноватую страну. И, пройдя до конца коридора, как говорится, мы ахнули. Это было чудо – время для нас остановилось, мир вокруг улетучился и исчез, грязный и неумытый окружающий город остался где-то далеко за пределами восприятия – и мы остались наедине. Мы – и Шведагон. Мы с ним смотрели друг на друга, мы – с восхищением и удивлением, а он смотрел на нас глазами сотен Будд со всех сторон и взирал со стометровой высоты шпиля центральной ступы – тоже с каким-то любопытством. Мы были нечастыми и редкими зверями в этой отключенной от всей цивилизации стране, а он – он просто был великолепен, и ничто другое его не касалось.

Описывать Шведагон бесполезно. Часть великолепия могут передать фотографии, но это надо чувствовать и впитывать в себя, дышать тем воздухом, видеть тамошнее солнце и его игру на бесконечных шпилях и башенках. Видеть и слышать маленькие колокольчики, которые колышет ветер. Ощущать стопами жар белого мраморного пола и подпрыгивать, когда в очередной раз под впечатлением босоногий встал на раскаленную черную полоску орнамента. Видеть удивленные и недоверчивые взгляды аборигенов – странное возникает ощущение, когда тебя всего разглядывают как диковинку.

Поделиться

Сочетание золотых шпилей, белых ступ, синего неба, черных, красных и золоченых крыш, роскошных зеленых пальм вводит в какой-то перманентный транс – просто ходишь и восхищаешься все новой и новой красотой, открывающейся за очередным поворотом. Да еще эти мужики бирманские в юбках – это тоже что-то с чем-то, окончательно добивающее все органы восприятия. Шотландцы носят умеренно длинные килты, а эти – почти облегающие юбки из хитро закрученного цельного куска ткани, длиной до самых щиколоток. При этом, при ходьбе оно не путается и не мешается, и даже на велосипедах они в таких ездят.

Не вижу смысла описывать Шведагон подробно – разве что немного статистики, в качестве комментария к фотографиям. Высота центральной ступы, покрытой золотом – около 100 метров, на самом верху вроде как чертова уйма бриллиантов и прочих камней, но снизу этого при всем желании не увидишь. Где-то в уголке стоит телескоп, в который можно посмотреть на эти камни на макушке – но нам уже страшно было представить, сколько с нас за это запросят. По окружности ступа обрамлена наверное, полусотней небольших «часовенок», в каждой из которых стоит небольшое изваяние Будды. Вокруг этой золотой красоты идет круговая площадь с красивым узором на мраморном полу, по краям площади стоит превеликое множество самых разнообразных храмов и пагод – их около 80, и нет ни одного похожего на другой, в каждом своя изюминка, и каждый красив. От Шведагона вниз, в город, по каждой стороне света, идут роскошные крытые лестницы, крыши которых оформлены как крыши храмов – тоже роскошно до безобразия.

По Шведагону туда-сюда снуют местные профессиональные фотографы – но мне их было как-то немного жалко. Очень уж у них техника допотопная – аппараты в лучшем случае 70-х годов производства, с массивными алюминиевого цвета объективами и в громоздких угловатых кожухах. А фотографии, которые они на себе таскали в качестве рекламы, даже у нас в стране вызвали бы в лучшем случае нервный смешок. Потому что качество их рекламных фотографий в целом тоже соответствовало 1970-м годам. На мой Canon S3IS они смотрели с профессиональным любопытством и жуткой завистью. Учитывая, что иметь в этой стране 50 долларов зарплаты в месяц – уже хорошо, я могу представить, каким предметом роскоши он выглядел. Впрочем, вряд ли их там вообще много в продаже таких – я не видел лавок с нормальной техникой, разве что простенькие салончики по проявке и печати, с простенькими же мыльницами на витринах.

Прочий местный народ отдавал пребывание в Шведагоне под медитацию, кто-то сидел и слушал проповеди и комментарии к священным книгам, кто-то молился, а кто-то просто гулял в свое удовольствие. Туда-сюда сновали дети-монахи в шафрановых одеждах, они оглядывались на нас больше всего. В целом, в разгар рабочего дня четверга народу было немного.

Идти в гостиницу решили пешком – не хотелось больше садиться в эти кошмарные такси, которые все равно большую часть времени будут стоять на солнцепеке с открытыми окнами под выхлопными трубами автобусов и грузовиков; решили немного посмотреть город на своих двоих.

Прогулка до гостиницы заняла примерно минут 40 – мы купили бутылку питьевой воды недалеко от Шведагона (средняя цена везде – 200-300 чатлов за бутылку 0,5/0,7л), и по пути восстанавливали электролитический баланс в организме. Ничего такого особо примечательного по дороге мы не увидели – обычные плохонькие дома, обычные разбитые тротуары, ближе к центру – более высокие здания, запущенные и замусоренные.

Поделиться


По пути был небольшой мостик над городской железной дорогой и станцией. Впечатление тоже осталось жутковатое – узкоколейка, разбитая вусмерть… У нас на такое даже трамвай не выпустили бы; самая запущенная в нашем городе ветка трамвая, ведущая на отшиб, и то находится в гораздо более пристойном состоянии. А здесь ходят поезда! Правда, маленькие и очень медленно – но все-таки, ходят, описывая огромный овал по городу. Народ там любит сидеть на рельсах – пока нет поезда; а сами составы похожи на вагоны с детской железной дороги из нашего ЦПКиО Маяковского – такие же маленькие и тоже убитые много лет назад. Но, в отличие от наших, их до сих пор насилуют, таская по рельсам за дизелем.

А сразу за мостиком уже стояла так запомнившаяся нам католическая церковка. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что там при церкви еще и какая-то школа присутствует – впрочем, в этом как раз ничего необычного нету. Зато вот толпа попрошаек, ошивавшаяся около церковки и расположенного сразу за ней рынка Bogiyok, накинулась на нас просто с каким-то остервенением.

О бирманских попрошайках надо сказать особо. Это совершенно особый подход к попрошайничеству и деньгопросительству. Есть в Бирме два вида попрошаек – нудные и буйные, один другого хлеще и противнее.

Нудные – это, в основном, взрослые и преимущественно мужского пола. Они в какой-то степени владеют английским, а уж типовой набор попрошайных фраз заучен на нескольких языках и отточен до оксфордско-сорбоннского лоска. Едва завидев иностранца, напустив на себя вежливо-заинтересованный вид, они неспешно приближаются к вам – чтобы не спугнуть резким движением. Разговор начинается с максимально дружелюбного «Hello!» и обычно дальше следует либо «Which country are you from?», либо более завуалированное «я вижу, вы иностранец! Откуда вы родом?». Разведка показывает типовую (по их мнениям) состоятельность клиента, после чего идут в лучшем случае предложения поменять деньги, в худшем – просто просьба финансово помочь отцу бирманской демократии и борцу против произвола местной хунты. Отвязываться от таких противно – они будут идти рядом с вами, и бубнить свои заклинания на английском, которые по их глубочайшему убеждению должны заставить вас поделиться вожделенными долларами. Мы нашли довольно простой способ отшивать их нафиг – эти попрошайки знают европейские страны, знают Америку, Россию. Но вот ответ, что мы – из Киргизии, ставил их в озадаченный ступор и вводил в полное замешательство. Натужно думая, где же эта страна находится и насколько можно развести её граждан, они безнадежно теряли инициативу в разговоре, давая нам возможность спокойно и гордо уйти, да еще сделать им ручкой. (кстати, постоянная необходимость в Бирме где-то расписываться, указывать свои имена-фамилии и страну проживания, достала настолько, что в книге посетителей Шведагона мы с Евгением Юрьевичем значимся как гражданин Bambarbiya и гражданин Kergudu, прибывшие как раз таки из солнечной Киргизии).

Поделиться



Буйные попрошайки – это вообще ужас. Бирманские малообеспеченные мамаши, похоже, все как одна науськивают своих детей на то, чтобы кричать иностранцам «Hello!» (а к буйным попрошайкам, в первую очередь, относятся дети). Причем, кричать всегда, кричать везде, и желательно начинать это делать, едва завидя иностранца на горизонте, причем, обязательно дурным голосом, и всенепременно не «хэллоу», а «хе-ло». Идешь по улице – и чувствуешь, что в местном дурдоме проводится день открытых дверей: со всех сторон к тебе несется однообразное «хе-ло!», от которого никуда не деться и не скрыться. Игнор не помогает – детишки науськаны так, что если они не получают реакции на первое «хе-ло», кричать надо громче. Если нет реакции на второе – кричать надо еще громче. Если и на третье нету – надо просто кидаться под ноги, дергать за брючину, и орать «хе-ло» со всей дури, потому что очевидно, что дяденька просто глухой, и может, не расплатившись, пройти мимо. Если все же обратить внимание на эти орущие исчадия, то «хе-ло» немедленно уступают место другому истеричному крику «гив-ми-до!!!». «До» - это бирманская лень даже у попрошаек произносить целиком слово «доллар»…

Интересна вообще логика подобных попрошаек, вернее, ее отсутствие. Неужели они действительно думают, что я приехал специально в Бирму для того, чтобы выйти на улицу и раздавать всем желающим долларовые бумажки? Я похож на безумца или кретина? Я, наверное, и дома, по их мнению, выходя на прогулку, беру тугую пачку купюр, думая, кому бы ее раздать. И ведь требуют они не 10 чатлов (хотя могли бы начинать торговаться хотя бы и с этой суммы), и не 100, и даже не монетку в 25 центов… Подавай им, сукам ленивым, целый «до», и все тут… Тайские нищие и попрошайки (а они в Таиланде есть) почему-то сидят себе спокойненько на краю тротуара, с кепкой или кружкой для мелочи, держат руки в благодарственном «домике», и кланяются прохожим и тем, кто подает… Никаких криков, никаких воплей и дерганий – кто хочет, тот подаст, и господь того благословит. Здесь же, в Бирме, сплошной кошмарный аттракцион «кто задолбает иностранца первым». Победила, должен сказать, сама Бирма.

Раз уж проходили мимо, решили заглянуть и на сам рынок Богийок. Общее впечатление – убожество! Комплекс двухэтажных зданий с внешними галереями, кое-как завешанный небогатым ассортиментом шмоток, по виду и качеству – китайского производства (так оно на самом деле и оказалось). Там же наблюдали несколько продовольственно-питейных лавок, жутко напомнивших торговлю в СССР в конце 80-х – несколько бутылок непонятно чего в ассортименте, коими и заставлены все стены и витрины… Обнаружили и один фрукто-овощной ряд, если это можно так назвать: на мощеной булыжниками дорожке в ряд сидели с десяток продавцов, торговавших белокочанной капустой, луком, несколькими видами трав, пара торгашей яблоками и апельсинами. На этом, видимо, щедрость бирманской земли исчерпывалась – и это при том, что земли там, в общем-то, такие, что палку воткни, полей – и она прорастет… Потом, правда, нашли несколько продавцов манго, и манго у них было совершенно особенное – размером и формой с некрупный персик, ярко-рыжего с желтым цвета. Продавали по 300 чатлов за фрукту, мы взяли 7 штучек на 2000. Никакого подобия роскошных фруктовых развалов, как в соседнем Таиланде, мы не видели нигде в Бирме. Где ананасы, где сахарные и розовые яблоки, в конце концов? Да хотя бы сливы и груши… Тропики же, и дожди у них сезонами льют – а вот те на, фруктов там не пожрать. Разве только отдать должное ихнему манго, которое оказалось вкусным и сочным – как и должно быть. Кстати, это уже был четвертый отдельный и совершенно непохожий на все другие его сорт из тех, что я успел попробовать в жизни.

Поделиться


Ужинали мы в ресторане гостиницы – это было единственное место, где в 9 часов вечера текла хоть какая-то жизнь. Все остальное было наглухо закрыто. Нет нужды говорить, что мы были единственными посетителями. Заказали бирманский кукурузный суп и еще какую-то дребедень, долларов на 6 в сумме с чаем. От супа захотелось плакать: это была обыкновенная баланда. В переварившуюся лапшу просто бухнули полбанки сладкой кукурузы, доварили до состояния киселя – и подали на стол, пока еще дымится. На серой от времени скатерти это блюдо смотрелось ужасно. Чаю подали целый чайник, вода была откровенно некипяченая, а сам чайник помнил, наверное, еще как англичане отбили ему носик. Официант ужасно суетился вокруг нас, причину суеты мы поняли чуть позже – он все время старался встать так, чтобы нам не было видно дыры в подмышке на его белой рубашке…

По итогам первого дня уже можно было сказать следующее: Бирма нас ошеломила, оглушила, ворвалась в нашу жизнь целой бурей эмоций и ощущений. Такого шквала и натиска на наше душевное равновесие мы не испытывали еще ни разу. Страна напоминала Советский Союз образца 89-92 года – цивилизованной торговли нет, больших магазинов нет, города в крайне запущенном состоянии и требуют экстренного ремонта, полно нищих и попрошаек, толпы фарцовщиков осаждают всех иностранцев, своя валюта в полной жо**, доллар правит балом и за него продаются души, а власть – непонятно где и что делает. Но явно не занимается благоустройством жизни граждан. А еще Бирма оказалась похожа на планету Плюк из фильма «Кин-Дза-Дза». Где ресурсы все уже давно выжали и бездарно просадили; все, что есть – страшно запущено и разрушается; где эцелопы разъезжают на своих пепелацах и все пацаки обязаны делать им «ку» (и это реально так! В провинции, если тебе навстречу едет машина военных властей, ты обязан остановиться, съехать на обочину и пропустить их. При этом желательно не провожать их взглядом и вообще не делать ничего), а местные пацаки душу продадут и будут готовы перед тобой на корточках ходить за «КэЦэ»… При этом сам чувствуешь себя оказавшимся на чужой планете, где царит другая культура – и ее безумно интересно было бы поизучать, но всякая попытка к ней прикоснуться и пожить в ней вызывает спазм тошноты и жуткое желание вернуться домой, или, по крайней мере, в ухоженный и цивилизованный соседний Таиланд. С бирманской стороны границы Таиланд кажется планетой цветов и благополучия, где всех этих невъездных пацаков будут принудительно высаживать в долгий карантин на перевоспитание…


Публикуется с сокращениями

Продолжение

Денис Ладейщиков

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Loading...
Loading...