5 августа среда
СЕЙЧАС +18°С

На автобусе... в каменный век

Поделиться

Несмотря на то, что нынешнее лето мы ознаменовали теплоходным круизом по Каме и Волге, сложившуюся традицию «путешествий выходного дня» решили всё же не нарушать. И вот ранним августовским утром туристский автобус (естественно, кореец «Дэу», всё агрессивнее захватывающий рынок пассажирских перевозок в России) вывез экскурсионную группу из Екатеринбурга в соседнюю Челябинскую область.

Дорога, в целом довольно сносная, местами всё же напоминала стиральную доску. Экскурсовод, не смолкая ни на минуту, увлекательно рассказывала об истории Урала, перемежая повествование легендами и постепенно переходя от достопримечательностей Екатеринбурга к челябинским сюжетам. К сожалению, запомнить такое обилие информации мы были просто не в состоянии, но дорогу её рассказ скрасил успешно.

Выехав в 07:30 из центра Екатеринбурга и преодолев все дорожные «пробки», мы прибыли в пункт назначения примерно к 12 часам. В середине пути была объявлена «санитарная остановка» в промежуточном городе Касли. Этот город славится художественным чугунным литьём, и действительно, из окна автобуса можно было разглядеть несколько красивых решетчатых оград.

В помещении автовокзала, возле которого мы высадились, нам был обещан бесплатный туалет. Впрочем, оказалось, что информация экскурсовода устарела: за вход уже собирали по 5 рублей. Тут же вспомнился Остап Бендер, который надумал взимать плату с посетителей Провала – «чтобы не слишком проваливался». За время стоянки (30 мин) также успели перекусить у близлежащих киосков и осмотреть довольно красивый, но не отреставрированный каменный собор XVIII века, расположенный у автовокзала.

Дальнейший путь пролегал по окрестностям двух «зон экологических кризисов»: Озёрска и Карабаша. Если честно, то россказни экскурсовода про грибы «по пояс» и трёхметровых ужей, якобы встречавшихся в этих местах после аварии на «Маяке» 1957 года, воспринимались как любопытные небылицы. Но зато Карабаш заявил о себе воочию. Сначала автобус пробирался вдоль высоченной «стены» золошлаковых отходов, зловеще-чёрным цветом пронзавшей реденькую пелену чахлых берёзок. Вот и сам медеплавильный завод, окутанный тяжёлой дымкой. А за ним… Это действительно можно сравнить с марсианским пейзажем: между отвалами породы простирались абсолютно голые пространства, изборождённые извилистыми руслами дождевых стоков. Кое-где торчали небольшие, будто обугленные, пеньки – лес не выдержал состязания с кислотой. Тяжёлый воздух, мрачная картина. По словам экскурсовода, средняя продолжительность жизни в этих краях составляет около 30 лет. Что ж, учитывая младенческую смертность – может быть, может быть… Кислота здесь, похоже, растворена даже в воздухе: явно прослеживается её губительное воздействие на элементы домов.

После увиденного в Карабаше Миасс показался вполне симпатичным городом. Сразу по приезду нам предоставили комплексный обед в кафе «Ильмены». Если откровенно, качество приготовления пищи напоминает рядовую столовку, а вусмерть пересоленными котлетами следовало бы коллективно накормить злодея-повара. Кстати, о питании (и особенно питье). Запас воды (или пива – кому что нравится), а для желающих – и еды, нужно обязательно брать с собой. Потому что с момента выхода из столовой (13 часов) и до обратного пути в Екатеринбург («санитарной остановки» в 21 час у комплекса придорожных кафешек с высокими ценами на Челябинском тракте) купить этого нигде не удастся. (Нам не повезло капитально: даже бар в тримаране оказался закрыт).

Затем мы проехали мимо двух градообразующих «столпов» Миасса: автозавода «УралАЗ», который теперь «сгруппировался» с западным концерном «Ивеко», и оборонно-засекреченного Ракетного центра, который, по слухам, занимается ракетами для атомных подводных лодок. Из окна автобуса (если постараться) можно было разглядеть ещё несколько «мимолётных» достопримечательностей: храм возле кладбища, одиноко торчащий минарет, памятник грузовику у проходной «УралАЗа».

И вот – старинная часть города. Великолепный особняк, в котором разместился краеведческий музей. Самые первые и яркие впечатления – чучело гигантского медведя, вставшего на задние лапы (высота – больше 2-х метров). Бурая окраска шкуры немного выцвела, но это простительно, учитывая, что этот медведь был убит свыше 100 лет назад. А за ним, в стеклянном ящике на стене – чучело нутрии, грустный застывший взгляд которой, кажется, взывает: «Граждане, за что же вы моих сородичей – на шапки?».

Интересно и происхождение самого особняка. Построил его местный житель, который до 45 лет прозябал в нищете, а потом резко разбогател, наткнувшись на золотую жилу. «Золотая лихорадка» в здешних местах началась задолго до открытия американского Клондайка. Самый крупный из найденных здесь самородков (36 кг) хранится и поныне в Алмазном фонде в Москве. А проезжавшему однажды императору всея Руси Александру II, пожелавшему лично испробовать фортуну рудокопа, местное начальство искусно подбросило в вагонетку золотой самородок в 3 кило весом. Царь, конечно, подвох уловил, но самородок всё-таки забрал с собой. Да, века проходят, а нравы в России ничуть не меняются.

Вообще, места здесь богаты на геологические находки. Недаром город примыкает к территории Ильменского минералогического заповедника, в котором найдено 260 видов минералов и 70 горных пород.

Экспозиция музея не слишком велика, но интересные вещицы попадаются. Например, посуда из такого тонкого фарфора, что он буквально просвечивает насквозь. Предметы быта башкир – исконных поселенцев здешних мест. Рукописная летопись, которую всю жизнь вёл местный священник…

Из музея экскурсантов сразу везут дальше: километров за 10, на берег озера Тургояк. По одной из версий о его происхождении, около 15 млн. лет назад здесь упал гигантский метеорит, а затем кратер заполнили подземные ключи. Озеро, кстати, с непростым нравом – здесь происходят подъёмы и спады уровня воды по многолетнему циклу, а совсем недавно Тургояк выходил из берегов и даже затопил пару улиц в прибрежном посёлке с таким же названием.

Само озеро – действительно «уральский Байкал». Чистейшая прозрачная вода (признана едва ли не самой чистой в мире), насыщенная радоном. Никаких сине-зелёных и прочих водорослей. Живописное обрамление из красивых гор (Южный Урал, как-никак) и сосновых лесов. Но вот берег… Кучи мусора, оставленные туристами. Может, они здесь собраны специально, к вывозу, но вид создают отвратительный.

Полчаса, пока ожидаете тримаран, можно погулять по прибрежной полосе, сфотографироваться, искупаться в тёплой воде Тургояка, поискать красивые камешки. На озёрной глади белеют редкие яхты. А затем, утыкаясь носом прямо в отлогий берег, подходит сооружение, напоминающее плавучий сарай – угловатый и неуклюжий с виду тримаран. Судно очень простое: три металлических гондолы, дощатый настил, каркас с тентом, рулевая рубка на небольшом возвышении. Под тентом – деревянные столы и скамьи. У основания рубки – импровизированная барная стойка (по причине отсутствия провианта закрытая навсегда). На корме – подвесной лодочный мотор.

Это неказистое сооружение, тем не менее, довольно шустро скользит по поверхности озера (наверно, именно потому и шустро, что осадки – почти никакой). И сомнительные мыслишки иногда закрадываются: под тобой плот – не плот, паром – не паром, одно слово – тримаран, а глубина-то не шуточная – до 35 метров. Да и волны, говорят, налетают внезапно и чуть ли не в рост человека. Хотя озеро не такое уж огромное, примерно 6 х 7 километров, но цель нашего путешествия – остров Веры – находится у противоположного берега. Однако плыть недолго: 25-30 минут, и это утешает.

Экскурсовод – уже другой, местный – рассказывает историю озера и найденных на нём археологических реликвий. А вот уже и пора причаливать к заросшему лесом острову, самому большому на Тургояке.

Экскурсия по острову – 40 минут. Можно идти с группой, можно гулять самостоятельно. Однако при сходе на берег просят быть внимательными к сигналу отправления. Отставшим обещают ночёвку в пещерах на острове (кроме тримарана, иного общественного транспорта сюда не ходит), по соседству с древними захоронениями. Впрочем, до «материкового» берега – метров 100, но, опять же, глубина (вода сильно поднялась)… Да и последующий марш-бросок по пересечённой лесистой местности… В общем, желающих отстать от группы не нашлось.

Кроме туристов, остров заполонили посетители двух типов: археологи и сторонники различных религиозных и эзотерических учений. Первые нашли здесь артефакты каменного века (6 тыс. лет до н.э., т.е. даже древнее широко известного и тоже челябинского Аркаима) – мегалиты (большие подземные сооружения из камня). Вторые стекаются сюда, чтобы набраться мистической «энергии духа».

Впрочем, учитывая то, что в недавнем прошлом (всего-то несколько веков по сравнению с несколькими тысячелетиями!) на острове скрывались староверы, вероятно, используя мегалитические подземные «пещеры» с галерейными гробницами для подсобных нужд, большинство артефактов из древних захоронений едва ли дождались археологов. Хотя при высадке на берег настоятельно просят ничего не подбирать и не уносить: может-де случайно попасться каменный топор. Думаю, что даже если нам таковой и попадался – мы вряд ли его опознали. Потому что на современный топор он мало похож, а камней разных форм и размеров здесь – навалом.

Своё нынешнее имя остров получил благодаря отшельнице Вере, купеческой дочери, бежавшей от принуждения к замужеству, которая по легенде прожила здесь долгое время и слыла за святую: прорицала, исцеляла, благословляла. А до неё, в XVIII веке, здесь же скрывался атаман Пинаев из Пугачёвской «братвы» (в честь него остров когда-то назывался Пинаев). Где-то в соседних озёрах (которых в здешних краях несчитанное количество), по легенде, Пугачёв затопил пару бочонков с золотом, которые ищут до сих пор.

Вообще же дольменов и прочих пещер из каменной кладки на острове предостаточно, да и местность живописная, получаются хорошие фотографии. Рекомендуют также умыться местной водой из озера – якобы, омолаживает лицо. Хотя одноразовое умывание даже в обогащённой радоном и кислородом воде едва ли помогает.

Повсеместно на острове встречаются искатели «духовных сил». Группками и поодиночке они сидят на туристских ковриках, воздевают руки к небу или созерцают глубину своего «я». Экскурсовод своим рассказом также создаёт соответствующий настрой, хотя трубные звуки мегафона создают диссонанс с «духовной местностью». Но без этого акустического усилителя в «музее под открытым небом» не обойтись. В целом всё довольно увлекательно, но присутствие особых «эзотерических сил» как-то не ощущается. Хотя за 40 минут, в темпе марша – какое уж тут «погружение в глубины души»…

Обратный путь уже знаком, поэтому кажется быстрее. Тримаран, автобус и дорога домой. Уже привычную речь экскурсовода сменяет видеомонитор, по которому водитель крутит популярные фильмы. Ещё раз успеваем ужаснуться заводом в Карабаше, окутанным прижавшейся к земле туманно-дымовой завесой. 10-минутная «санитарная стоянка» на Челябинском тракте. И вот к 22 часам мы въезжаем в вечерний Екатеринбург.

Это была, фактически, наша первая «организованная» (через турфирму) поездка по Уралу (до того мы путешествовали самостоятельно). Выводы таковы. Организованный туризм имеет свои плюсы: всё распланировано, составлен маршрут, предоставлен транспорт, сопровождают экскурсоводы. С другой стороны, нельзя отклониться, задержаться, если что-то заинтересовало. Да и рассчитаны такие экскурсии всё-таки больше на екатеринбуржцев: жителям области трудно попасть к месту отправления автобуса ранним утром (мы были вынуждены нанимать такси), и не менее трудно вернуться из областного центра домой (поздний субботний вечер, отсутствие билетов в кассе автовокзала, сорванные рейсы).

Тем не менее, «маршруты выходного дня» имеют неоспоримые прелести, и заслуживают продолжения этой традиции.

Роман Топорков

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!