28 мая четверг
СЕЙЧАС +19°С
В книге Ольги Колбиной пандемии противостоит группа людей с иммунитетом

В книге Ольги Колбиной пандемии противостоит группа людей с иммунитетом

Энергодиспетчер железнодорожного транспорта из Екатеринбурга Ольга Колбина шесть лет назад написала книгу про пандемию, которая очень похожа на ту, что захватила мир сейчас. В романе «Анечка и конец света» описывается, как болезнь косит население земли, а иммунитетом к болезни обладают лишь немногие. Вот как книгу описывает сама автор:

«Большой город. Наши дни. Жизнь проста и упорядоченна: с утра — на маршрутке до работы, вечером — домой, где двое детей. Иногда заходит бывший муж, звонит мама, подруги зовут в гости. Не сразу героиня замечает, что с миром вокруг что-то не так: с улиц куда-то исчезают люди, дальние знакомые жалуются на болезнь, а потом перестают выходить на связь, шмыгающие носами телеведущие говорят в новостях о какой-то пандемии, в СМИ — слухи, фейки, нет достоверной информации и никому не понятно, что происходит. Места в маршрутке стремительно пустеют, все меньше сотрудников по утрам выходит на работу, и наконец объявлен карантин — все по домам! Апокалипсис подкрадывается незаметно».

В книге 256 страниц. С разрешения автора E1.RU публикует отрывок из нее.

«Следующим утром пришлось долго ждать маршрутку. Начинался рабочий день, но машин на улице было мало. "Как в выходной", — подумала Анечка. Когда она забралась в подошедшую, слава богу, машину, пассажиров там оказалось непривычно мало, учитывая, сколько пришлось ждать. Люди выглядели нездоровыми, кашляли, часто доставали носовые платки. Поднявшись на свой третий этаж, Анечка обнаружила, что многие на работу не пришли. Начальник с недоумением объяснил тем, кто был на месте:

— У Семенова жена ночью умерла, — все ахнули, — у Петровой ребенок заболел. Так, у Федотовой тоже. У Муравьева вообще все болеют серьезно — жена, дети, теща, он позвонил, отпросился. У меня, кстати, тоже жена и сын с температурой. Старшую дочь я с утра в школу отвел, вроде здорова.

Начальник Павел Константинович был еще очень молод, но беззаветная любовь к выпечке и шоколадным конфетам уже к тридцати годам превратила его в нечто огромное и рыхлое, весом килограммов 150. Сослуживцы, кто за глаза, а кто в лицо, называли его Павлуша. Они помнили его еще стройным и подвижным, любили его за незлобивый нрав и коллективно переживали за его стремительно сдающее здоровье.

— Все болеют, все болеют! — из-за монитора выглянула лысая голова. Антоха все свое личное и рабочее время проводил в интернете. — На официальных сайтах об эпидемии ни слова! Включите телевизор, может, там что-нибудь скажут в новостях. Но в твиттере просто поголовно все с температурой. И в сетях все жалуются на простуду. Симптомы одинаковые: насморк, глаза болят, температура, кашель. А потом человек со связи пропадает. Может, спать ложится? Но очень многие пишут, что кто-то в семье умер. Так быстро, утром ушел на работу здоровый, к вечеру явился больной, ночью умер.

— Так почему не объявят, почему школы не закрыли? — заволновался начальник.

— Наверное, закроют сегодня, да поздно будет, все перезаражаются, — "оптимистично" предположил Антоха.

— В обед съезжу, дочку заберу, сюда привезу, — решил Павлуша. Он часто забирал из школы старшую, Марину, и она делала уроки за папиным столом, пока тот бегал по цехам, вытирая огромным платком вечно потное щекастое лицо. — Вы-то все здоровы?

Сотрудники заверили его, что совершенно здоровы. Но всем было страшно. У некоторых дома остались больные мужья, жены, родители. Все как по команде кинулись к телефонам. Анечка тоже хотела позвонить родителям, но ее опередил звонок мамы:

— Как ты себя чувствуешь, как дети? — в голосе слышались панические нотки.

— Мы-то здоровы все, а вы как?

— Мы тоже, но у Нинки! — тут Анечка поняла, что мама плачет, — у Нинки умерли ночью все! Дочь, внуки, зять. Нинка с приступом сердечным, Иван к ней поехал. Я не пускала, заразится ведь, но как его остановишь? Да и я, наверное, поеду, как ее бросишь?

— И Славик тоже? — оторопев от ужаса, спросила Анечка.

— Нет, Славик у Нинки ночевал, он даже не чихнул ни разу.

— Мама, сиди дома, все болеют и умирают, Валины родители вчера тоже.

— Да ты что! Заболели?

— Нет. Умерли от простуды. И на работе у Семенова жена ночью…

— Но Нинка!

— А у Токманцевых как дела, Соня как?

— Токмацевы в порядке, дети здоровы, Соне стало лучше. Но до сына с невесткой они дозвониться не могут. Вчера те должны были своих мальчиков забрать, Соня их из школы заодно привезла, но не заехали. Телефон не отвечает. Токманцевы, конечно, нервничают.

— Не выходи никуда! — закричала вконец напуганная Анечка, — тем более что транспорт очень плохо ходит, не дождешься, — добавила она, зная, что только это могло остановить ее маму, та не любила ходить пешком, не давали больные ноги.

<...>

Каждый следующий день был страшнее предыдущего. Проснувшись утром, Анечка стала собираться на работу. На диване в гостиной тяжелым сном спали мальчишки. Сироты. Миха, Саня, Леня. Саня, самый рослый из всех, еле помещался на диване, субтильный Леня свернулся калачиком, подогнув острые коленки. Хорошо бы кто-нибудь из родственников у них остался, подумала Анечка, потихоньку пробираясь в ванную. Она щелкнула выключателем. Света нет. Умылась в потемках, но на улице уже светло, привести себя в порядок можно и у окна. Когда она вышла на остановку, над широким проспектом поднималось огромное солнце. Проспект был ориентирован строго на восток, солнце вставало каждое утро в его начале, и Анечку каждый раз завораживала эта нереальная картина. Проспект устремлялся прямо в центр утреннего, сохраняющего еще абсолютно четкие очертания розово-оранжевого диска. Сегодня солнце было особенно прекрасно, его сияние заполнило сознание до краев, на несколько мгновений мир вокруг перестал существовать. Насладившись зрелищем, Анечка с сожалением отвернулась от солнца, глаза постепенно снова начали видеть. Улица, деревья, рекламный щит. И вдруг она оцепенела, неожиданно осознав, что стоит здесь совершенно одна. За двадцать минут не проехала ни одна машина. Ни один человек не прошел мимо. Постояла еще немного, но так и не дождалась маршрутки, никто не пришел на остановку. Анечке стало не по себе, и она быстро пошла домой, вспоминая события вчерашнего дня. Этого не может быть, думала она. Не может ведь заболеть абсолютно все население миллионного мегаполиса! Не может быть, что никому, кроме меня, сегодня не надо на работу. Эпидемия, да. Но при любой эпидемии всегда есть определенный процент людей, обладающих иммунитетом. И где эти люди?

Дома выяснилось, что нет не только электроэнергии, но и воды в кране. Да и газ постепенно сошел на нет. В подъезде все время слышались шаги, звучали голоса, и Анечке поначалу казалось, что все не так уж и плохо, жизнь все-таки продолжается. Дети спали долго. Но потом приехал Кузнецов, потерянный, сбитый с толку».

Вот тут ссылка на книгу.

Прямо сейчас мы в режиме онлайн рассказываем все самое важное о пандемии коронавируса в Екатеринбурге, стране и мире. Следите за обновлениями.

В понедельник, 30 марта, губернатор Куйвашев подписал указ, который запрещает выходить из дома, если это не крайне необходимо.

Мы разобрали с экспертами отдельные пункты указа. Представители транспортных компаний рассказали, как будут подсчитывать количество пассажиров, а лишних выгонять из автобусов и трамваев. Собственники магазинов начали исполнять указ еще до его подписания.

оцените материал

  • ЛАЙК5
  • СМЕХ5
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ2
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!