28 мая четверг
СЕЙЧАС +24°С
Публикуем монологи трех разных специалистов, которыми они согласились поделиться на условиях анонимности

Публикуем монологи трех разных специалистов, которыми они согласились поделиться на условиях анонимности

Уральские врачи, как их коллеги по всему миру, сейчас главные герои в борьбе с эпидемией. Сегодня в Екатеринбурге диагноз «коронавирусная инфекция» подтвердился еще у пяти человек. Что волнует уральских врачей, в каких условиях им приходится работать, чего не хватает для нормальной работы сейчас? Публикуем монологи трех разных специалистов, они согласились на публикацию на условиях анонимности.

Врач-педиатр детской поликлиники: «Одна маска на весь день и пешком по всем адресам»

Честно скажу, что боюсь выходить на работу. Да, нам дают защитные средства, но их не хватает. Например, маску, которую положено менять каждые два часа, нам выдают одну на весь день. Вместо спецодежды — одноразовые халаты. Правда, по желанию могут дать защитные очки. Но не все ими пользуются. Хорошо, что у меня есть старые запасы масок, я ими пользуюсь. Как другие мои коллеги решают эту проблему — не знаю. Но хорошо, что хотя бы с антисептиками нет дефицита, дают наливать столько, сколько нужно. Да, кстати, у нас есть противочумный спецкостюм. Но он один на всю поликлинику. Машину на выезды по адресам нам не дают, как и прежде, мы ходим пешком. Даже если я возьму этот единственный костюм, не буду же я в нем ходить одна по городу. Или где я его должна надевать? В подъезде?

Мы ходим по домам по всем вызовам. Получается, я прихожу к потенциально контактным по коронавирусу детям, которые прилетели, например, из Таиланда, а после иду к новорожденным, у которых еще толком иммунитета нет.

Но врачей пока хватает, сейчас закрыты садики и школы, поэтому все медики перешли к нам в поликлиники.

«Мне страшно, что у коронавирусного больного может не быть симптомов. То есть сидит контактная семья на карантине, я прихожу к ним»

Врач-педиатр детской поликлиники

Так как полной зашиты нет, я спокойно могу вирус принести домой. Не удивлюсь, что врачи в стране начнут увольняться, боясь заразить семью. Я и некоторые мои коллеги хотели взять отпуск с сохранением зарплаты, потому что некому сидеть с ребенком, пока садик закрыт, но главврач отказал.

Обычно за смену я обхожу минимум сорок человек. Смена с 08:00 до 20:00. Но сейчас, когда больных много, получается по 70–80 вызовов. Да, дети считаются не опасным контингентом, легче переносят, а главное — реже болеют, но ведь нам приходится контактировать с их родителями, приходить в возможный очаг инфекции! Создайте нам хотя бы более безопасные условиях работы, обеспечьте защитой!

Врач-реаниматолог екатеринбургской больницы: «За час готовы развернуть дополнительные места»

Наша больница пока не принимает непосредственного участия в оказании помощи таким пациентам. Но на случай, если мы попадем в маршрутизацию (если больные будут поступать к ним. — Прим. авт.), мы пытаемся это учесть, пересматриваем заявки, закупаем расходные материалы для оборудования, чтобы не нарваться на итальянский сценарий с глобальной нехваткой оборудования. Продумываем, где можно разместить дополнительные койки. Нет, не коридоры. Есть планы на перепрофилирование ряда палат, помещений. Страшен даже не наплыв больных с коронавирусом, а то, где нам разместить других больных с инфарктами, инсультами. Другие больные ведь тоже есть, им также надо места для интенсивной терапии. У нас есть конкретный план, если такой час грянет, мы в течение часа сможем развернуть, задействовать дополнительные большие площади в больнице и принять больных пневматического профиля. Аппаратов ИВЛ везде дефицит, но пытаемся продумать логистику, то есть где-то кому-то применять аппараты дополнительной респираторной поддержки, сейчас их проверяем. Это неинвазивные аппараты вентиляции легких, аппарат высокопоточной кислородотерапии. Сколько конкретно аппаратов в нашем отделении, сказать не могу, даже анонимно, это закрытая информация. Могу сказать, не так все плохо, я имею в виду высокотехнологичные аппараты ИВЛ. У нас масочный режим, маски есть. Я и маску, и шапку меняю, когда считаю нужным, по мере загрязнения. Не разбрасываемся ими, конечно, бережем. Костюмы высокой степени защиты закуплены еще два месяца назад. На реанимационную бригаду хватит. Настроение у нас нормальное, спокойно работаем, без паники, честно. Все настроены серьезно, понимаем, что в любой момент может обостриться. Но мы ведь всегда с таким настроем работаем. Реаниматологи всегда на передовой. Это, может, пафосно звучит, но так и есть. При всех эпидемиях, вспышках, начиная еще со вспышки сибирской язвы в 1979 году, когда 20-я больница попала под удар, и заканчивая всеми эпидемиями гриппа, контакт у реаниматологов тесный, спецзащита не дает стопроцентную безопасность. Но будем надеяться на удачу. Реаниматологи всего мира так работают. Мы, реаниматологи, всегда в состоянии готовности, это на уровне подсознания. Работа в интенсивной терапии формирует такой склад психики, когда каждую секунду готов к экстренному случаю.

Анестезиолог екатеринбургского роддома: «Первый вопрос будущей роженице, была ли в контакте...»

— Cамое первое, что интересует нас, врачей, когда женщина приезжает в роддом, — ее эпиданамнез: была ли в контакте с больными, теми, у кого подтвердился коронавирус, выезжала ли за ближайшие две недели в неблагополучные страны. Два раза в день, утром и вечером, женщинам и сотрудникам измеряют температуру. Но ни разу не было, чтобы кто-то из сотрудников пришел на работу с температурой, больным. Все сознательные. Если у женщины любые признаки ОРВИ, по приказу о маршрутизации отправляют в 14-ю больницу, там организован изолятор. Они там сдают анализы. Детей после родов должны по этому приказу уносить в детское отделение, дети там находятся до того времени, пока не подтвердится отрицательный результат у мамы. Если женщина контактная, то должны перенаправить в 40-ю больницу. На практике к нам контактные, кого приходилось бы перенаправлять, не поступали ни разу. Знаю, что на тот случай, если у роженицы подтвердился коронавирус, на базе инфекционного корпуса выделена операционная, чтобы принять роды. При этом любое сообщение между корпусами в 40-й перекрыто, исключено хождение из одного корпуса в другой. Настроение у меня и коллег... непонятное, мы до конца не можем понять, что происходит, что нас ждет. Но рассчитываем, что наш регион по сравнению с соседними более подготовлен ко всем вариантам развития ситуации: и специалисты квалифицированные, и оборудование.

Недавно мы публиковали также на условиях анонимности мнения уральских врачей о том, почему главврач самой образцово-показательной инфекционной больницы России на Коммунарке заразился коронавирусом.

Все о ситуации с коронавирусом в стране и Екатеринбурге читайте тут.

Если вы медик и вам есть что сообщить нам, высказать свои замечания и переживания, чтобы исправить недостатки в этот непростой период, мы готовы опубликовать ваше мнение.

Вы можете связаться с нами по телефону (343) 379-49-95, по электронной почте news@corp.e1.ru и по WhatsApp +7 909 704 57 70.

оцените материал

  • ЛАЙК7
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ3
  • ПЕЧАЛЬ10

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!