6 июля понедельник
СЕЙЧАС +15°С

Владелец компании «Сушкоф» Иван Зайченко: «Этап, когда люди экономят на еде, еще не наступил»

Владелец службы доставки роллов рассказал, как коронавирусный кризис отразился на бизнесе

Поделиться

Иван Зайченко — владелец компании «Сушкоф» и магазинов «Жизньмарт»

Иван Зайченко — владелец компании «Сушкоф» и магазинов «Жизньмарт»

Ограничения, введенные из-за пандемии коронавируса, сильно ударили по бизнесу. Серьезно пострадали бары и рестораны, которым пришлось на время закрыться. Многие переориентировались на доставку еды. Корреспондент E1.RU Сергей Панин в прямом эфире в нашем Instagram поговорил с владельцем компании «Сушкоф» и магазина «Жизньмарт» Иваном Зайченко о том, как кризис сказался на его бизнесе.

— Вы от этого коронавирусного кризиса выиграли или проиграли?

— Смотря где. Если говорить про покупателей, то в компании «Сушкоф» выросло количество заказов на доставку, но упало в зале. Но если сравнивать плюс-минус, то в целом мы по выручке, наверное, остались на том же уровне. По «Жизньмарту» так себе история: мы упали, но не критично, процентов на 10 к предыдущему месяцу. Но с точки зрения развития франчайзинга это полная труба, потому что все, с кем мы активно вели переговоры, но еще не заключили договоры по франшизе, сказали: «Не-не-не, мы на паузу, мы сейчас боимся что-либо новое делать».

— Что касается компании «Сушкоф», примерно какое соотношение в бизнесе было между доставкой и кафе до всей этой истории?

— Где-то 70 на 30 в пользу доставки.

— А как изменилась доставка? Может быть, люди стали меньше заказывать или брать более дешевые роллы?

— Нет, у нас средний чек остался такой же. Единственное, что изменилось, в будни стало больше заказов, а в выходные меньше. Видимо, те, кто раньше работал и не баловал себя, сейчас начали чаще заказывать именно в будни, потому что времени свободного, видимо, полно, люди сидят дома и, может, празднуют какие-то события именно по будням. Например, у моего знакомого в понедельник был день рождения, он обычно отмечал в субботу, а сейчас сказал: «Так, а что субботу ждать, вроде всё одно и то же». И в понедельник начал праздновать.

— По доставке у вас есть какое-то понимание, что будет дальше, если продолжится эта коронавирусная история? Мне кажется, денег станет меньше у людей.

— И да, и нет. Всё зависит от сегментов. Сейчас наверняка люди отказались от покупки машины, например, или квартиры, может быть, дачи и нового телевизора, но мне кажется, что этап, когда люди начнут экономить на еде, еще пока не наступил. Я очень сильно надеюсь, что мы к такому этапу и не придем. Я по крайней мере говорю про тот сегмент, на котором мы работаем. Возможно, есть люди, у которых уже сейчас сложности и с покупкой еды, но чтобы такая ситуация сложилась за неделю... Хотя уже вторая неделя идет, может быть, такие случаи и происходят. Но мы пока не ощущаем этого, если честно.

— Да, но мы видим, что в некоторых компаниях начались сокращения, снижение зарплаты, это все равно должно сказаться.

— Очевидно, что доходы у людей падают, безработица растет. Правда, сейчас мы, конечно, цифр не видим. В целом я думаю, что если это будет продолжаться, то ситуация, конечно, ухудшится. Но я очень надеюсь, что все-таки мы придем к тому, что делают другие страны, какой-то минимальный доход гражданам обеспечивать, какие-то выплаты давать, чтобы люди могли по крайней мере себе еду купить уж точно. Я думаю, к этому этапу мы придем, может, через месяц, если такая динамика будет.

Курьеры компании «Сушкоф» перешли на бесконтактную доставку

Курьеры компании «Сушкоф» перешли на бесконтактную доставку

— Вы изменили схему доставки, она стала бесконтактной. Это делает доставку дороже или нет? Антисептики сейчас стоят как золото.

— Да, нам очень много денег приходится тратить на антисептики, маски, перчатки, и это всё сильно увеличило расходы, но мы пока стараемся на потребителя их не перекладывать, за счет собственной прибыли это всё оплачиваем. Потому что пока не критично, мы не работаем в убыток.

— Вы чувствуете уже какое-то изменение цен? Или по вашим продуктам они пока стабильны?

— Сильно изменение цен сейчас происходит. По российским поставщикам попроще, там такой разговор: «Если не хотите по старым ценам, мы от вас отказываемся, до свидания». Потому что мы не планируем повышать цены и стараемся биться до последнего по этому поводу, такие ультимативные условия выставляем. Кто-то идет навстречу, потому что понимает, что сейчас выйти в другие сети очень сложно, кто-то не идет, мы соответственно их выводим.

Гораздо сложнее по импортным продуктам, потому что там курс доллара, большие объемы, а поставщикам совершенно безразлично, будем мы брать у них или нет. Поэтому мы сейчас по себестоимости очень сильно выросли. Например, по рыбе, угрю, рису. Но мы пока цены не повышали.

— Насколько сейчас выросла себестоимость?

— На 7% для нас.

— Давайте поговорим про «Жизньмарт». У вас, конечно, история не очень типичная, магазин новый, не сетевой и, может быть, не самый проходной. Но вы заметили изменения в потребительском поведении?

— Я не скажу, что он не проходной, мы превзошли план в два раза. Да, у нас очень сильно выросла доставка, упало посещение зала, режим пиков сместился. Если раньше это было обеденное время, в 12:00 приходило много людей из офисов, они покупали именно еду себе на работу, то сейчас пик в первую очередь в вечернее время. И структура корзины сильно изменилась. Раньше это была готовая еда, какие-то закуски, сэндвичи, а сейчас очень много покупают продуктов для приготовления, либо это сырые продукты, колбасы, молоко. Люди покупают в первую очередь домой, а не на работу.

— Есть такая теория, что после окончания кризиса изменится поведение людей, они привыкнут пользоваться доставкой. До этого считалось, что вся история с доставкой из продуктовых магазинов не очень серьезная, люди не очень ей пользуются. Как вам кажется, произойдет ли какое-то важное изменение в поведении людей? Или они вернутся к прежнему?

— Я считаю, что копится отложенный спрос, люди уже соскучились по предыдущей модели потребления, я по себе сужу, у меня режим изменился: график работы и распорядок дня. И я очень хочу предыдущий вернуть уже. Даже если люди сейчас долго и активно заказывают доставку продуктов, то в будущем они вернутся к предыдущей модели потребления. Потому что одно дело, когда ты добровольно на это переходишь, тебе всё больше и больше нравится пользоваться доставкой, и в итоге ты привыкаешь.

А тут наоборот: тебя насильно отключили от предыдущего режима и начали заставлять пользоваться доставкой, это немножко другой юзкейс, и мне кажется, что такого перетока сильного не произойдет. Но какая-то часть, процентов 5–6, переключится туда. Но я не могу сказать, что это будет глобально и все потеряно для классического ритейла.

— Сколько кафе у вас в сети?

— Порядка 20. Большая часть — франшизы.

— Что вам говорят франчайзи? Какой срок карантина погубит бизнес окончательно? Сколько есть времени?

— Дело в том, что у нас всегда это совмещенная история: и кафе, и доставка одновременно. Фактически сейчас доставка субсидирует закрытые кафе. Если произойдет так, что у нас начнет падать доставка и люди будут отказываться от модели побаловать себя дома роллами, то тогда мы долго не продержимся, естественно. Но, пока люди пользуются доставкой, мы будем субсидировать кафе и не закрывать их.

— Кстати, вам удалось уже договориться с владельцами помещений о снижении арендных ставок или о паузе?

— Мы закинули удочки, но мы не настаиваем на этом. Я не могу сказать, что мы страдаем настолько, что нам нужны скидки на аренду помещений. Конечно, мы воспользовались этим, написали письма, но нам, по-моему, все отказали, ну окей, не будем дальше спорить. Я не считаю, что мы жертвы ситуации, что у нас швах полный. Пока, по крайней мере.

— Бизнесмены сейчас разделились на две группы. Первые говорят, мол, всё плохо, умираем, дайте денег. Вторые — ну не первый раз такое происходит. Вы, получается, относитесь ко вторым.

— Тут же как, все зависит от того, чего мы хотим по итогу. Многие говорят, что есть L-образная кривая при выходе из кризиса, есть U-образная и V-образная. Если мы хотим историю с L-образной кривой, когда мы упали и ни фига не поднимаемся наверх, то бизнес не надо поддерживать. Окей, закроются эти, откроются другие, но это займет какое-то время. Потому что закрытое предприятие открыть снова с нуля довольно сложно.

Если мы хотим историю США повторить, когда они, гарантированно вложив 10% от ВВП, получат, скорее всего, V-образную кривую и будет бурный рост бизнеса, как только снимут ограничения, то надо, конечно, первым делом платить людям зарплаты. Те люди, которые лишились денег, должны сохранять какой-то доход, чтобы мы могли сохранять потребительскую активность. Второе — да, мы должны поддерживать бизнес, но я, конечно, против того, чтобы давать какие-то кредиты на то, чтобы у бизнеса просто были деньги, чтобы он не закрывался. Я считаю, что нужно убирать все фиксированные платежи бизнеса: кредиты, коммунальные услуги, аренду. И давать кредиты на выплату зарплат.

— Сейчас есть нулевые кредиты на зарплату.

— Да, но с другой стороны, есть проблема в том, что бизнес кредиты брать не будет, скорее всего. Потому что это риски, непонятно, что дальше будет. Ты набрал кредитов, выходишь из кризиса, у тебя и так тяжелая ситуация, низкая потребительская активность, а ты еще назанимал кучу бабок для выплаты зарплаты. На самом деле я поставил себя на место предпринимателя с закрытым бизнесом, я бы кредиты брать не стал. Я потом что, без жилья останусь? Или всё имущество свое отдавать?

Если бы государство поддержало не кредитами, а другим способом выплату зарплат, выплаты уволенным и закрыло обязательные регулярные платежи, я думаю, мы бы очень быстро восстановились и дальше продолжили развитие.

— То есть цель должна быть сохранить потребительскую активность? Чтобы людям было что тратить, правильно?

— Абсолютно точно. Сохранить нужно сторону предложения и сторону спроса. Деньги нужно и туда, и туда вливать. Если деньги и там, и там будут, то вообще всё быстро очень заработает. Но у нас пока никаких шагов нет, мы то закроем, то откроем, то половину откроем, теперь опять половину закроем.

За счет доставки удалось компенсировать потери от закрытия кафе 

За счет доставки удалось компенсировать потери от закрытия кафе 

— У вас был классный пост на эту тему, когда вы сказали, что у нас режут по чуть-чуть.

— Да. У нас было реально три месяца, чтобы подумать головой и закрыть вот эти перелеты из Китая в Москву, когда сотни тысяч китайцев приезжали к нам и разносили это всё. Почему этого не сделали? Почему дождались, когда уже совсем очевидно стало, что у нас это растет, что в Москве такая проблема?

Почему на опережение нельзя делать это всё? И тут то же самое, мы сейчас опять открыли половину бизнесов, у нас опять сейчас выстрелит количество зараженных, ну это прямо очевидно. Почему не понимают этого, я не знаю. С одной стороны, убивают рестораны, с другой — разрешают всем остальным работать.

— То есть либо карантин, либо не карантин?

— Любо ты по китайской модели работаешь и закрываешь всё, ставишь препоны на каждом углу, либо ты ни фига не делаешь, как страны, которые просто предупредили людей. Они рассчитывают на то, что у граждан есть чувство собственной отвественности. Если они берегут себя, то будут в карантине. Надо что-то одно выбирать, а мы ничего не выбрали. Ни там ни сям. Мне вот это больше всего обидно, и обидно, что из-за этого страдают люди и бизнесы.

— Понятно, что никто не знает, как будет дальше, но каждый размышляет. Какие вы видите негативный и позитивный прогнозы? Я думаю, если это к июню закончится, то это будет хорошо. Это будет позитивный сценарий. Негативный, я думаю, сентябрь. Какие ощущения у вас?

— Базово говорят о двух сценариях. Больше всего не хочется такого сценария, что эпидемия спадет, карантинные ограничения снимут, а затем пойдет вторая волна. Вы правильно сказали, может, в июне–августе всё спадет, мы всё откроем, но начнется вторая волна, и снова всё закроем. Один раз это в новинку, ты испытываешь какой-то интерес, необычность, учишься, а второй раз — это как второй раз одно и то же место царапнуть, это уже очень больно.

Но я очень надеюсь, что все-таки найдут вакцину, потому что сейчас очень большие инвестиции, многие страны и компании занимаются этим, но, по прогнозам, это, конечно, будет не раньше конца 2020 года, может, в 2021-м. И тут есть надежда, что, может быть, мы какую-то терапию найдем.

— Вы все сценарии описали, а все-таки вы строите бизнес исходя из какого?

— Я вообще безумный оптимист, поэтому мне кажется, что недельки через две всё закончится. Я исходя из этой позиции действую, и я не люблю нагнетать, думать, что всё пропало, всё кончено.

— Представьте, что наступило время, когда это всё закончилось. По-настоящему. Коронавирус побежден. И мы такие выходим на улицу без маски, без опасения, что как-то близко идет человек. Что в первую очередь сделаете, как вы это дело отметите?

— Я пойду в клуб. Я редко хожу в клубы, но сгоняю.

— Очень хочется простых удовольствий, которых нас лишили, да?

— Да, очень земных, абсолютно понятных, которые сейчас стали на 100 процентов недоступны. Может, я еще куда-нибудь слетаю, хочется в Китай.

Недавно мы провели один день с курьером, чтобы посмотреть, как работает бесконтактная доставка еды в Екатеринбурге. В Свердловской области на 7 апреля зарегистрирован 51 зараженный коронавирусом человек. Мы следим за всем происходящим в режиме онлайн.

оцените материал

  • ЛАЙК13
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ3
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!