16 июля четверг
СЕЙЧАС +28°С

На Урале чиновники заставляют многодетную мать вернуть полмиллиона рублей выплаченных пособий

Анну Карякину обвинили в том, что деньги от государства она получала незаконно

Поделиться

Анна с младшей дочкой

Анна с младшей дочкой

— Первый муж, отец моих старших дочек задолжал мне по алиментам около миллиона рублей. И никто не может взыскать с него этих денег! Он ничего не боится. А я боюсь! Когда меня вызвали в соцзащиту и сказали, что нужно вернуть полмиллиона — это пособия на детей за несколько лет, я подписала все, что попросили.

Анне Карякиной из Новой Ляли 33 года. Трое детей. Старшим дочкам-двойняшкам по 15 лет. Младшей Милане — три года. Семь лет после развода с первым мужем она поднимала дочек одна.

Они поженились с первым мужем, когда ей было 17 лет, по любви. Он был старше на шесть лет. Опека разрешила оформить брак из-за беременности с согласия Аниных родителей.

— Ответственным моего первого мужа явно не назовешь. Всегда таким был. Но я думала, рождение детей его исправит. Не получилось. Тянули нас мои родители, пока я сидела с детьми. Он то работал, то увольнялся и по полгода искал новую работу. В итоге мы развелись. Я переехала жить к родителям в Новую Лялю.

Когда дочки подросли, Анна вышла на работу. Работала в торговле: сначала кассиром в магазинах, потом администратором. Училась в институте в Екатеринбурге.

Потом познакомилась с молодым человеком. Он жил в Ростове-на-Дону, на Урал приезжал в отпуск, погостить к родителям.

Анна со старшими дочками

Анна со старшими дочками

— Хотела наладить личную жизнь, завязались отношения. Он предложил мне переехать в Ростов, жить вместе. В Ляле с работой было не очень хорошо, я как раз попала под сокращение и безуспешно пыталась найти работу. А Ростов — большой город, больше перспектив. Я как раз к этому моменту окончила гуманитарный институт, получила диплом о высшем образовании, — рассказывает Анна.

Дочек Анна брать с собой не решилась, не стала выдергивать из привычной обстановки, менять школу, оставила их с бабушкой, своей мамой. Оформила на нее опеку, чтобы не было проблем ни со школой, ни с поликлиникой.

— Никакой выгоды при оформлении опекунства у нас не было, ни на какие пособия не претендовали, хотя опека очень беспокоилась по этому поводу, пытаясь нас обвинить, что у нас какие-то корыстные интересы. Но мы уверили, что никакие опекунские нам не нужны, опекунство нужно лишь на всякий случай, чтобы бабушка была законным представителем, пока я в другом городе.

В Ростове Анна нашла хорошую работу, помогла тетя ее молодого человека. Она была учредителем и директором одной из крупных управляющих компаний. Анна прошла специальные курсы для работников ЖКХ и устроилась управляющим: работала с жильцами, следила за состоянием домов. Жизнь вроде бы наладилась, она вышла замуж, родилась еще одна дочка. Декретный отпуск она проводила на родине, со старшими дочками. Тогда и решила оформить пособие как многодетная и малоимущая.

— Я постоянно ездила к дочкам на Урал, пересылала деньги. Конечно, хотела забрать к себе, но у бабушки они под присмотром, а здесь я все время на работе, — говорит Анна.

— Прописка и у меня, и у детей в Новой Ляле, пособие я оформляла в городском управлении социальной политики. Тогда у меня случился первый спор, конфликт с управлением соцзащиты. Они отказывались оформлять пособия, удостоверение многодетной матери, не давали материнский сертификат. Якобы потому что дети под опекой бабушки. Ну я же не лишена родительских прав, опекунство оформляли без всяких пособий. Пожаловалась в прокуратуру, спасибо прокуратуре, они объяснили чиновникам, что те не правы. В итоге я все оформила. Стала получать пособие: около десяти тысяч на младшую дочку и на остальных членов семьи — около двух тысяч. Каждый год сумма менялась. Пособие индексировали.

Летом у Анны закончился декретный отпуск. Она поехала в Ростов и вышла на работу. Вдруг против родственницы мужа, учредителя управляющей компании, возбуждают уголовные дела за хищение в особо крупном размере. О скандалах, связанных с этим руководителем и самой компанией, писали наши коллеги из Ростова-на-Дону. Всех сотрудников начинают вызывать на допросы. Анна рассказала следователю все, что знала.

— Тетя мужа разозлилась на меня из-за моих показаний. Звонила, угрожала, требовала поменять показания. Я на это никак не реагировала, сказала, что буду рассказывать все как есть. Угрозы ее всерьез не восприняла, думала: с моей стороны никаких нарушений нет, я чиста, что мне можно предъявить! — вспоминает Анна. — Тогда она отказалась отдавать мне трудовую книжку, забирала я ее через полицию. Забрала, и тут выяснилось, что она меня уволила, пока я была в декрете. А потом якобы снова приняла на работу. Я ничего об этом не знала, начальница все сделала тихо. А у меня оказался потерянным стаж, за меня в этот период не делали никаких отчислений в соцстрах. Трудовая инспекция встала на мою сторону, начались суды. Ей выписали штраф, но мне мой стаж никто пока не вернул.

Анна вернулась на Урал. А в сентябре ее пригласили в управление соцзащиты, сообщили, что к ним поступил анонимный звонок о том, что она якобы скрыла доходы мужа и незаконно все эти годы получала пособие. Сотрудники соцзащиты после звонка «доброжелателя» сделали запросы, и информация подтвердилась: доход у мужа оказался больше положенного для начисления пособия. Анне предложили не доводить дело до суда и уголовного дела, а подписать соглашение, что она добровольно обязуется выплатить всю сумму за два с половиной года. Насчитали почти полмиллиона.

Теперь Анне нужно возместить 499 тысяч 946 рублей

Теперь Анне нужно возместить 499 тысяч 946 рублей

— Позже я узнала, что звонила в соцзащиту моя бывшая начальница, чтобы отомстить. И ей это удалось. Соцзащита почему-то сделала выписки о доходах мужа за три месяца в каждом году, захватив отпускные. Это же необъективная картина. Да, так случилось, что я сама подписала бумагу, что каждый месяц буду выплачивать по пять тысяч. Уже выплатила 30 тысяч.

— Почему согласились без решения суда?

— Испугалась уголовного дела в отношении мужа, хотя отношения с ним тогда уже и испортились. Сейчас мы уже в разводе. Я ведь даже на бывшего мужа не подаю заявление в полицию по поводу невыплаты алиментов. Не хочу, чтобы у отца моих детей была судимость, вдруг это как-то повредит им. Дети у меня замечательные, старшие отлично учатся, одна дочка окончила художественную школу, вторая занимается хореографией.

Анна в смятении уехала в Ростов на суды с бывшей начальницей. Там ее застала эпидемия. Вернуться на Урал она уже не успела, сидит на самоизоляции без работы с младшей дочкой. Анне удалось купить «однушку» в Ростове благодаря материнскому капиталу. Хорошо, что теперь уже бывший муж поддерживает деньгами.

— Сейчас у меня официальный статус безработной, я имею полное право на поддержку от государства. Но ничего добиться не могу, а возвращать полмиллиона мне сейчас не из чего, — говорит женщина.

Мы отправили официальный запрос в Министерство социальной политики Свердловской области: что делать Анне, которая оказалась в такой ситуации.

Прочитайте также еще одну историю, как учителя из Каменска-Уральского выселяют из честно купленной квартиры по требованию прокуратуры.

оцените материал

  • ЛАЙК7
  • СМЕХ19
  • УДИВЛЕНИЕ15
  • ГНЕВ44
  • ПЕЧАЛЬ22

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!