31 мая воскресенье
СЕЙЧАС +14°С

Мама девушки, которую нашли мертвой после восьми месяцев поисков: «Кристиной кто-то управлял»

Наталья Герасимова рассказала о странностях, которые происходили накануне исчезновения ее дочери

Поделиться

Это единственное фото, где Кристина взрослая. Остальные снимки она удалила

Это единственное фото, где Кристина взрослая. Остальные снимки она удалила

Кристина пропала 17 октября 2019 года. Видеокамеры зафиксировали, как девушка вышла из подъезда своего дома в Нижнем Тагиле. Больше ее никто не видел. Мама Кристины 18 октября вернулась из командировки (она проводник на поездах дальнего следования) и обнаружила, что дочери дома нет. Телефон был недоступен. Вечером женщина обратилась в полицию. Выяснилось, что накануне Кристина сказала своим знакомым, что поедет к родственникам в Артемовский, но билет так и не купила. Поиски шли семь месяцев. Недавно тело Кристины нашли в лесу рядом с трассой Реж — Артемовский, примерно в пяти километрах от автовокзала Режа. По первоначальной информации Следственного комитета, признаков насильственной смерти на теле нет.

Мы поговорили с мамой Кристины Натальей Герасимовой. Она рассказала о том, что предшествовало трагедии:

— Сейчас пока говорят, что признаков насильственной смерти нет. Я в это не верю. Не могут или не хотят определять. Все случилось не просто так. Кристина была спокойным, домашним ребенком. Странности начались года два назад, когда она поступила в институт. Тогда потихоньку она стала уходить в себя, пропадал интерес к жизни. Такое впечатление, что ее кто-то вел. Готовил к чему-то. В компьютере все стерто, удалены все ее страницы в соцсетях, вся информация в телефоне стерта. Когда были розыски, то в системном блоке компьютера не смогли найти никакой информации. Я уверена, что ей кто-то писал, кто-то запугивал ее.

Она вечно была погружена в телефон, с кем-то вела переписки. Я не раз спрашивала: что с тобой? Она говорила: у меня большие проблемы. Я спрашивала: Кристиночка, расскажи, какие проблемы? Я тебе всем помогу, из любой ситуации есть выход. Она: это не последние люди в Тагиле. Они знают, когда ты уезжаешь, когда приезжаешь, сколько ты зарабатываешь, даже про меня знают все, чем болела в детстве. Я говорю: зачем я им нужна, простой проводник железной дороги? Она мне: это я им нужна. Я говорю: зачем ты им нужна? Ты обыкновенная девочка. Она отвечала: нет, не обыкновенная.

Снова спрашиваю: что за люди? Она: не последние люди в Тагиле. И не только в Тагиле? Они и в Екатеринбурге, и в Москве. Я, говорит, сама все решу. Я не могла поверить — кому мы нужны, простые люди?

У мамы и родных остались лишь детские и подростковые фотографии девушки

У мамы и родных остались лишь детские и подростковые фотографии девушки

— К психологу вы обращались?

— К психологу ходили, он сказал: не трогайте ребенка, отстаньте. Она уже взрослая. В последнее время она зачем-то удалила все свои фотографии, на которых она уже взрослая. Остались только ее детские снимки. Даже у родственников потихоньку стерла фото, у бабушки например. Единственная взрослая фотография осталась у моей сестры, тети Кристины. У тети на телефоне удалить не смогла. Кто-то ею управлял. Она вечно была погружена в телефон.

— Это не могут быть «группы смерти» из соцсетей?

— Не знаю, все подчищено. Но это не просто так.

— Накануне командировки не заметили что-то подозрительное?

— Как обычно, была погружена в себя. Переживала.

Наталья рассказала, что накануне исчезновения дочку отчислили из института. Она училась в педагогической академии.

— Я в шоке была, когда узнала об отчислении. Она отличницей в школе была, очень хотела быть преподавателем русского языка и литературы. Она вообще собиралась получить несколько специальностей, закончить два-три института. Были планы, мечты. Я ведь ее одна воспитывала. Она мне говорила: мама, ты во мне никогда не разочаруешься. А когда стала учиться в институте, вдруг потеряла интерес к учебе. Начала пропускать занятия. Говорила, не хочу в институт, сделай мне справку. А потом — отчисление. Нас пригласили на разговор к декану. Кристина тогда при нашем совместном разговоре с деканом спросила его: а вам что, никто не позвонил за меня? Он удивился: а кто должен позвонить? Потом домой приехали. Она все плакала: я им верила, они мне обещали, что все будет хорошо. Я ей: ты зачем веришь неизвестно кому?! Бесплатный сыр только в мышеловке. Я, говорю, сама всю жизнь все зарабатываю. Кто ей обещал помочь с институтом, чтобы не отчислили, не представляю… Доверчивая была. Мне говорила не раз: у тебя все по расписанию. Конечно, отвечала ей, я ведь проводник дальнего следования, у меня все должно быть по минутам. Она переживала: а я как подросток, мне тоже надо научиться быть организованнее, как ты.

— Кристинины вещи были на месте, когда ее нашли?

— Нашли телефон, на котором было 8 процентов зарядки (телефон был отключен, но зарядка осталась). Как могла остаться зарядка за восемь месяцев?! Еще нашли паспорт. Причем паспорт как новенький, как будто только что с полочки сняли. Телефон изъяли как вещественное доказательство. Паспорт отдали мне. Кристину нашли рядом с трассой в лесу. Я уверена, она бы никогда к чужому не села в машину. Пешком до этого места с автовокзала идти далеко, а автобусы там не останавливаются. Явно ее вез какой-то знакомый.

При первоначальном осмотре на теле девушки не нашли признаков насильственной смерти. Точную причину, по которой она погибла, установит экспертиза. Сейчас расследование дела по статье «Убийство» продолжается.

оцените материал

  • ЛАЙК6
  • СМЕХ6
  • УДИВЛЕНИЕ9
  • ГНЕВ9
  • ПЕЧАЛЬ84

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!