12 августа среда
СЕЙЧАС +17°С

Первое судебное заседание над Максимом Шибановым завершено: онлайн

Это единственное актуальное уголовное дело, связанное с протестами в сквере у Драмы

Поделиться

В Екатеринбурге начался судебный процесс по делу Максима Шибанова, толкнувшего журналиста Максима Румянцева в сквере у Театра драмы в мае прошлого года. Во время протестов в сквере он поддался на провокацию православного журналиста и толкнул его. Теперь ему грозит реальный срок.

Следим за происходящим в режиме онлайн.

Прямой эфир из суда

Мы начали прямой эфир из суда, где через 15 минут начнется слушание по делу Максима Шибанова.

У здания суда много журналистов.

Максим Шибанов:

— Я настаиваю на том, что я невиновен.

Журналисты спрашивают Шибанова:

— Максим Румянцев просил у вас денег?

— Насколько мне известно, 170 тысяч рублей.

Максим Румянцев пришел в суд за полчаса до начала.

У Максима Шибанова забрали телефон. Теперь смотрим трансляцию, которую организовали в суде.

Трансляция из суда

Поддержать Максима Шибанова приехал депутат городской думы Константин Киселев.

Суд стартовал

Все участники слушания в масках, включая судью. Коронавирус и масочный режим никто не отменял.

Суд устанавливает личность подсудимого. Максим Шибанов представляется.

Максим Моисеевич Румянцев попросил прервать видеотрансляцию на время установления его личности.

По просьбе Максима Румянцева суд приостановил видеотрансляцию на время оглашения персональных данных журналиста.

Прямая трансляция из суда

Трансляцию вернули. Судья разъсняет права сторон.

Максим Румянцев пообещал пообщаться с журналистами после суда.

— Мы даже пресс-конференцию проведем, — заявил Румянцев.

Максим Румянцев просит, чтобы с улицы удалили его коллег — журналистов. Ему мешает шум. Судья говорит, что закроет окно.

Был обнаружен еще один свидетель — Владислав Постников. Защита просит приобщить его показания к делу.

Защита просит приобщить к делу еще два видео, на которых Максим Румянцев ведет съемку из автомобиля в то время, когда он якобы находился на стационарном лечении.

Журналистов все-таки отогнали от здания суда по просьбе их коллеги, который проходит по делу как потерпевший.

Адвокат Шибанова просит вызвать на заседание экспертов государственного центра судебно-медицинской экспертизы. Дело в том, что в экспертизах есть противоречия.

Адвокат Румянцева:

— По поводу нахождения Румянцева в больнице — он пояснит в процессе допроса. По поводу экспертизы — она была проведена полно и достоверно и сомнений не вызывает.

Румянцев:

— Я возражаю против приобщения к делу каких-то дисков. Смонтировать можно все что угодно. Постникова я в сквере не видел, это один из деятелей, которые ведут деятельность запрещенной организации «Открытая Россия». Я возражаю против его участия.

Суд отказал в удовлетворении ходатайств линии защиты. Но не всех. Владислава Постникова вызовут и допросят, но на следующем этапе процесса.

Где находился потерпевший с 9 по 17 апреля, выяснят во время допроса Максима Румянцева.

Обвинительный акт

Зачитывается обвинительный акт:

— Шибанов на почве внезапно возникшей неприязни умышленно причинил здоровью [Румянцева] вред средней тяжести. Закрытая черепно-мозговая травма, кровоподтеки. Это 112-я статья УК РФ «Умышленное причинение вреда средней тяжести здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в статье 111 настоящего Кодекса, но вызвавшего длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть». Наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

Суд установил очередность:

— допрос потерпевшего,

— допрос свидетелей обвинения,

— исследование доказательств со стороны защиты,

— допрос подсудимого.

Румянцев начал давать показания

Румянцев:

— 7 апреля моя съемочная группа выехала на съемку несанкционированного мероприятия, где горожане обнимали сквер. У меня висел бейдж, был в руках микрофон, был оператор с профессиональной камерой. Мы подходили к людям и задавали им вопросы.

Когда я высказывал свою авторскую позицию, я услышал нецензурную речь в свой адрес. Когда я посмотрел, я увидел Максима Шибанова. Я к нему подошел, чтобы взять у него комментарий. Он сказал, что ударит меня в челюсть. Я сказал, что нужно отвечать за свои слова, и назвал его девочкой.

Я отворачивался, чтобы уйти, когда он меня ударил. Я упал. Превозмогая боль, я встал и продолжил свою профессиональную деятельность. Я продолжил исполнять свой служебный долг. Я увидел, что его уже не было на месте. Он пропал.

Румянцев:

— Мне угрожали расправиться и со мной, и с членами моей семьи. Это все последствия того, что было в сквере.

— Скажите, были ли у вас с кем-то еще конфликты в тот день?

Румянцев:

— Нет, мы ходили, спокойно со всеми разговаривали.

Версия Румянцева

Румянцев:

— Он ударил меня ладонью в лицо, открыто, резко. Удар был сильный. Он левша, ударил левой рукой.

Прокурор:

— Остались ли на лице какие-либо повреждения?

Румянцев:

— Экспертиза показала кровоподтек.

Румянцев:

— Все происходило на газоне. Но голова стукнулась о бетонный бордюр.

Прокурор:

— Пытался ли вас кто-то удержать, когда вы падали?

Румянцев:

— Нет.

Максим Румянцев достает из розового чемоданчика больничные листы. На больничном он был с 9 по 24 апреля.

Румянцев оценил моральный вред в 500 тысяч рублей

Румянцев:

— У меня не только физический вред, у меня серьезный моральный вред. После информационной кампании начался кибербуллинг. Мне писали угрозы, оскорбления. У меня пятеро детей. Четверо из них несовершеннолетние. Они все видят, читают. Сумма морального вреда — 607 тысяч 500 рублей, 57 тысяч — это потеря среднего заработка из-за больничного, 23 тысячи — услуги адвоката, моральный вред — 500 тысяч рублей, мы его увеличили после публикации. К материалам дела прошу приобщить статью на Znak.com.

Из окон суда слышен громкий смех.

Адвокат Шибанова:

— Максим Моисеевич, после удара были телесные повреждения?

Румянцев:

— К вечеру на переносице проступил синяк.

Адвокат Шибанова:

— Почему спустя полчаса после конфликта у вас на видео на затылочной части не видно никаких повреждений?

Румянцев:

— Возможно, индивидуальные особенности организма.

Адвокат Шибанова:

— Посещали ли вы до 1 июня 2019 года конноспортивный клуб?

Румянцев:

— Не должен был.

Адвокат Шибанова:

— Не мешали ли вам последствия травмы заниматься спортом, конкуром?

Румянцев:

— Что вы понимаете под словом спорт?

Румянцев объяснил, зачем назвал Шибанова девочкой

Адвокат подсудимого:

— Зачем вы называли Шибанова лицом женского пола?

Румянцев:

— Это была характеристика действий в шутливой форме.

Сергей Панин

Посмотрите тот самый момент, о котором рассказывает Румянцев.

Прокурор:

— Какого рода психические страдания вами были перенесены?

Румянцев:

— Шибанову не о ком заботиться, у него нет детей. А у меня пятеро детей. Когда адвокаты и Шибанов пошли по СМИ, началась вторая волна кибербуллинга, началась травля. Мои нравственные страдания продолжаются до сих пор. Вся эта охота за мной. Вот даже сейчас — мы подошли к зданию суда, и меня сразу окружили.

Судья позвал свидетелей. Первым выступает Ринат Низамов, директор Сети городских порталов. Он был 7 апреля в сквере и видел конфликт:

— Я был в сквере — и как горожанин, и в силу своей профессиональной деятельности. Я был на служении молебна и посчитал правильным присутствовать на акции защитников сквера. Все было мирно и позитивно, люди водили хороводы. Рядом были сотрудники полиции. Из толпы выбивались два человека. Это люди, которые называют себя журналистами. Один — Максим Румянцев, второй — телеведущий Иннокентий Шеремет. Они подходили к людям и откровенно провоцировали собравшихся. Максим Румянцев называл людей террористами, бесами, бесноватыми. Шибанову он говорил абсолютно некоректные вещи: «У тебя что, энурез, девочка?» При чем тут энурез, почему девочка? Кстати, с этими же словами он подходил и к другому участнику акции. Я чисто случайно оказался рядом, и этот конфликт попал на кадры моей трансляции в соцсеть. У меня на видео видно, как Шибанов отталкивает от себя Румянцева. Шибанов его оттолкнул, чтобы прекратить эти оскорбления. Румянцев упал. Когда встал, у него не было следов крови, он не трогал затылок. Он продолжал свою работу. Он говорит, что больше в сквере в тот день у него не было никаких конфликтов. Это ложь, конфликты есть и у него на съемке. У него не было ни следов крови, ни синяков. Он не обратился ни к медикам, ни к полиции, он продолжил также дискредитировать людей. Один человек у него отхватил микрофон и выбросил его. Так что это ложь, что других конфликтов у него не было.

Прокурор допрашивает Рината Низамова.

Прокурор:

— Вы можете вспомнить, сколько людей находилось на месте?

Ринат Низамов:

— Речь идет о нескольких сотнях людей. Там образовался центр собрания людей, туда пришел Румянцев, там были другие журналисты и Шеремет.

Прокурор:

— Ваша съемка инцидента прерывалась?

Ринат Низамов:

— Это был прямой эфир, поэтому он не прерывался. Его взяли мои коллеги с Е1.RU, я сохранил его на диск, кроме того он опубликован на YouTube. Все съемки я передал в правоохранительные органы. Люди не хотели общаться с Румянцевым, они отворачивались от него, убегали. Должен уточнить: еще в 2016 году он принимал участие в подобных событиях в Челябинске. И с теми же формулировками он приставал к собравшимся там людям.

Прокурор:

— Кто начал конфликт?

Ринат Низамов:

— Я точно помню, что начал Румянцев, потому что Шибанов все время молчал. Румянцев подходил к незнакомым людям и задавал им вопросы. Он выбирал незнакомых людей из толпы, одним из них оказался Шибанов. Он начал свою речь со слов «Ну, ты…». Дальше речь пошла про энурез, хотя у него нет медицинского образования. Шибанов сказал, что сломает ему челюсть, Румянцев сказал: «Ну, давай», назвал его девочкой. Шибанов толкнул его, тот упал. Я видел, как люди ударяются головой об асфальт, это по-другому происходит.

Прокурор спрашивает, точно ли Румянцев ударился головой о бетон после толчка. Низамов вспоминает, что большая часть его тела оказалась на газоне, но наверняка сказать, что удар о бетон был, он не может.

Прокурор:

— Шибанов ушел сразу после инцидента?

Ринат Низамов:

— Честно говоря, я переключился на Румянцева, потому что он обратился ко мне и спросил, что я видел. Я ответил, что видел, как он провоцировал людей и один из них толкнул его.

Ринат Низамов:

— Не оправдываю формулировку «Я тебе сейчас челюсть сломаю», такие вещи говорить нельзя, но все остальное время он стоял тихо и молчал, там были другие звезды вроде Румянцева.

Прокурор закончил допрос Рината Низамова. Напоследок Ринат уточняет, что в медиасообществе у Максима Румянцева репутация провокатора.

Представитель Румянцева задает вопросы Ринату Низамову:

— Вы говорили, что Румянцев приставал к людям. Каким способом журналист должен привлечь внимание человека?

Ринат Низамов:

— Расскажу за рамками слушаний.

Представитель Румянцева:

— Откуда вы знаете, что он не обращался за помощью к медикам и полиции?

Ринат Низамов:

— Уточняю, он не обращался к медикам в течение часа, до тех пор пока у него не отобрали микрофон.

Представитель Румянцева:

— Что означает «Румянцев вел себя эпатажно»?

Ринат Низамов:

— Это означает, что он говорил, будто храм всегда притягивает к себе бесов. Он привлекал к себе внимание — это я называю эпатажем.

Прокурор:

— Вы снимали на видео момент, когда микрофон Румянцева неизвестный мужчина отобрал и выбросил в кусты?

Ринат Низамов:

— Люди водили хоровод, Румянцев рассказывал, что так люди беснуются, так начинается гражданская война и так начинается майдан. После этого Румянцев обращается к полиции и рассказывает про конфликт с Шибановым.

Допрос Низамова закончен.

Допрос оператора «41 канала»

Суд приступил к допросу нового свидетеля. Это оператор «41 канала» Андрей Бабин.

Оператор рассказывает, что был сотрудником под началом у Румянцева — видеооператором и монтажером в «Центре свободной журналистики», с Румянцевым у него были рабочие отношения. Шибанова впервые увидел во время событий в сквере.

— В тот день мы проводили видеосъемку. Румянцев описывал ход событий. В какой-то момент люди, которые находились рядом, начали бурно реагировать на слова Румянцева. Затем молодой человек, Шибанов, крикнул: «Иди отсюда, я тебя сейчас ударю», или что-то в этом роде. Румянцев конкретно к Шибанову не обращался. Возможно, Шибанову не понравились какие-то вещи, которые говорил Румянцев, не обращаясь к Шибанову. После высказывания Шибанова Румянцев сказал ему: «Бей, если не можешь ударить, ты не мужчина, ты девочка». Шибанов или ударил или толкнул Румянцева, он упал. Все произошло быстро, детально я рассмотрел это, когда отсматривал снятый материал, — рассказал оператор.

Оператор рассказывает, что после инцидента Румянцев говорил, что ударился головой и что его подташнивает. У него не было крови, ссадин на лице. Куртка и штаны сзади были испачканы в верхней части:

— После инцидента мы пошли снимать происходящее... А, сначала обратились к сотрудникам полиции. О чем Румянцев говорил с полицией, я не знаю, так как снимал. Позже был инцидент с мужчиной, который выхватил микрофон у Румянцева.

Защитник потерпевшего спрашивает, является ли слово «девочка» оскорбительным.

— Не знаю.

— После каких действий Румянцев обратил внимание на Шибанова?

— После того как Шибанов начал ему угрожать.

— Отчего упал потерпевший?

— Оттого что его толкнул молодой человек.

— Не было ли поведение Румянцева провоцирующим?

— Затрудняюсь ответить.

После допроса оператора в заседании объявили перерыв до 14:30.

Журналисты попытались поговорить с Максимом Румянцевым, но он отказался говорить с прессой до решения суда. И не удержался от хамства.

— Он не слышит ответов, не умеет общаться, — заявил Румянцев про журналиста, который пытался задать ему вопрос.

И не стал пояснять, почему решил увеличить сумму иска к Шибанову в несколько раз — до полумиллиона рублей.

Максим Румянцев отказался общаться в перерыве слушания

Максим Румянцев отказался общаться в перерыве слушания

Глеб Чёрный

Заседание суда возобновилось.

Глеб Чёрный

Суд приглашает свидетеля обвинения. Показания дает Александр Горбатовский.

Глеб Чёрный

Горбатовский не был знаком с Румянцевым до событий в сквере. Говорит, видел его только один раз по телевизору. В сквер он пришел в качестве фотографа:

— Подсудимому не понравилось определение «бесноватые». Он сказал, что сломает челюсть Румянцеву.

Глеб Чёрный

Слова Румянцева не относились конкретно к Шибанову, считает Горбатовский.

Глеб Чёрный

Горбатовский:

— На угрозу Румянцев отреагировал спокойно, попытался все перевести в шутливую форму, назвал его [Шибанова] девочкой.

Следователь:

— Это что, шутливая форма?

Горбатовский:

— Я воспринял это как шутку. Затем Шибанов нанес удар в район лица.

Глеб Чёрный

Горбатовский:

— Румянцев упал на спину, чудом не зацепил поребрик головой. Его подняли, подсудимый решил удалиться.

Напомним, Румянцев настаивает на том, что он ударился головой о бордюр.

Глеб Чёрный

Свидетель путается в показаниях:

— Он [Румянцев] ударился об землю затылком, скорее всего. Он стоял на асфальте, но падал на газон. На земле он находился секунд пять-десять. Терял ли он сознание, не могу сказать.

На видео, кстати, видно, что Румянцев поднимается после падения почти моментально.

Глеб Чёрный

Свидетель:

— Румянцев на свое состояние не жаловался, одежда была испачкана грязью, крови я не видел.

Глеб Чёрный

Свидетель:

— Что делал Румянцев после этого конфликта, мне неизвестно. Я обратился к сотруднику полиции и сообщил, что ударили журналиста.

Глеб Чёрный

Теперь свидетеля допрашивает защита Шибанова.

— Во время конфликта вы где находились?

— Рядом. Я стоял чуть поодаль, сбоку от них.

— Ранее вы говорили, что находились сзади Румянцева.

— Я и сейчас нахожусь сзади по факту.

Глеб Чёрный

— Вы сейчас сказали, что после падения его подняли. Кто именно?

— Люди, которые стояли рядом.

На самом деле Румянцев поднялся сам, это тоже видно на записи.

Глеб Чёрный

Горбатовский не может точно сказать, куда именно Шибанов нанес удар. То ли в щеку, то ли в район переносицы.

— Румянцев был несколько опешившим, — говорит свидетель.

Его допрос закончен.

Глеб Чёрный

На допрос вызвали Александра Умникова. Это последний на сегодня свидетель.

Глеб Чёрный

Умников:

— Должен сказать, что я фотограф. Все важные события я снимаю. В сквере было достаточно большое количество людей. Я фотографировал хороводы, которые водили люди. Находился в точках, где полемизировали участники этих событий, кто-то собирал подписи. Мое внимание привлек журналист Румянцев. Его репортаж был достаточно экспрессивным, он называл людей бесноватыми. Странно, что он решал, кто из них бесноватый.

Глеб Чёрный

Умников:

— Румянцев размахивал микрофоном, как шпагой, пытался получить отклики от очевидцев событий. Особой реакции у людей не было. Не знаю, почему его привлек Шибанов. Он сразу сказал: «А ты что молчишь, тебе сказать нечего, девочка?» Мне это резануло ухо. Это явилось спусковым крючком. Слово «девочка» — это пассивный гомосексуалист, все это прекрасно понимают. Перед тем как Румянцев обратился к Шибанову, он ничего не комментировал, ничего не говорил.

Глеб Чёрный

Умников:

— Я видел, был толчок в плечо. Как различить сильный толчок и удар? После этого Румянцев оказался на траве. Может быть, он нетвердо на ногах стоял. Шибанов толкнул его в районе правого плеча. Почему-то левой рукой. В область лица Румянцеву Шибанов никаких ударов не наносил.

Глеб Чёрный

Умников:

— У меня ощущение, что он разговаривал сам с собой. Не помню, кто там был оператором. После удара он вскочил, как курица из-под петуха, поправился и продолжил работать. Головой он не ударялся. Обо что? Об сырую траву ему ударяться?

Глеб Чёрный

Умников:

— Мы стояли в полутора метрах от бордюра, Румянцев не мог об него удариться. Он моментально поднялся, начал кричать: «Вот видите, вот видите!» На ногах он держался уверенно, отвечал на реплики людей. Никаких телесных повреждений у него не было. То, что Румянцев ударился о бордюр, — ложь.

Глеб Чёрный

Румянцев задает вопросы Умникову.

— Через какие соцсети к вам обратился Шибанов?

— Через фейсбук.

— Вы подтверждаете, что он угрожал, что сломает мне челюсть?

— Он не угрожал, а предупредил.

Глеб Чёрный

Свидетеля допрашивает защита Максима Шибанова.

— После падения ему кто-то помогал встать?

— Он сам встал.

— На ваших фотографиях можно видеть состояние лица Румянцева?

— На мой взгляд, да.

— Это очень важный момент. Как обыватель скажите: это был удар или толчок?

— Толчок.

Изначально дознаватель отказался приобщать к делу фотографии, которые сделал Умников. Сейчас на этом настаивает адвокат Шибанова.

Глеб Чёрный

Суд все-таки согласился приобщить к делу фотографии Александра Умникова, как этого просили адвокаты Шибанова! Допрос свидетеля закончен.

Глеб Чёрный

Суд продолжится завтра в 14:15. На сегодня заседание закончено.

Глеб Чёрный

На этом мы завершаем онлайн. Спасибо, что читали нас, оставайтесь на E1.RU, мы обязательно будем продолжать следить за этой историей.

оцените материал

  • ЛАЙК8
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ45
  • ПЕЧАЛЬ2

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!