6 июля понедельник
СЕЙЧАС +15°С

«Люди стали бедными, у них нет денег»: владелец сети фитнес-клубов — о пандемии и указах губернатора

Антон Гиренко-Коцуба рассказывает, как фитнес-индустрия выйдет из кризиса

Поделиться

Антон Гиренко-Коцуба — владелец крупной сети фитнес-клубов Powerhouse Gym

Антон Гиренко-Коцуба — владелец крупной сети фитнес-клубов Powerhouse Gym

Одной из наиболее пострадавших отраслей в период пандемии стала индустрия спорта. Судя по всему, открываться им разрешат в последнюю очередь. Фитнес-клубы закрылись вместе со всеми в марте и продолжают пустовать до сих пор. Даже новый указ губернатора, который немного смягчил ограничительный режим, не обрадовал предпринимателей из этой сферы. Подборку их мнений мы уже публиковали, а сегодня предлагаем вам почитать интервью с владельцем крупной сети фитнес-клубов в Екатеринбурге Антоном Гиренко-Коцубой. Его сеть Powerhouse Gym так же, как и остальные, терпит крупнейший в своей истории кризис.

— Антон, порадовал ли тебя новый указ губернатора?

— Меня радует, что мы идем в направлении открытия в целом всех сфер бизнеса, и хочется верить, что жизнь возвращается в обычное русло. Я очень надеюсь на то, что все мы скоро начнем жить, скажем так, по-старому. Хотя по-старому не получится. В то же время я прекрасно понимаю, что сейчас то, что написано в указе, совершенно непонятно нам. Пытаемся разобраться, что значит «за исключением индивидуальных тренировок». Это можно трактовать по-разному — это тренировка с тренером или человек приходит позаниматься в тренажерном зале, он не может принимать участие в групповых занятиях? Соответственно, как мы можем открыться? Мы очень ждем разъяснений от нашего регионального Роспотребнадзора и министерства спорта Свердловской области

— А есть какое-то предположение, что значит «работать в режиме индивидуальных тренировок»? Я так понимаю, что теперь можно позвать одного клиента, у которого есть тренер, и он сможет работать в фитнес-зале, да?

— Да, то есть об этом и речь. Чтобы открыть фитнес-центр, нам необходимо провести кучу процедур для запуска всех инженерных сетей, необходимо вывести определенный штат сотрудников, необходимо соблюдать весь этот масочный режим, провести кучу вещей, для которых требуется время. Для этого потребуется, на мой взгляд, около недели. Мы внезапно это увидели в пятницу вечером, перед выходными днями, когда никто не работает, соответственно, никаких разъяснений завтра-послезавтра мы не получим. Многие фитнес-центры находятся в торговых центрах, которым работать нельзя.

— А вы как-то пытаетесь получить разъяснения сейчас? Может быть, вы отправляете какие-то запросы в Роспотребнадзор? Может быть, писали комментарии губернатору в Instagram?

— Здорово, что у нас есть Instagram у губернатора. Не знаю, сейчас я лично напишу вопросы.

— Предположим, вы сейчас все-таки пойдете на такие меры и решите открываться хотя бы для индивидуальных тренировок. Я правильно понимаю, что это не принесет вам никакой финансовой выгоды?

— Нам это принесет финансовые убытки в любом случае. Мы уйдем в минус, потому что если мы начнем свою деятельность, — а большинство фитнес-клубов работает как арендный бизнес, у нас есть арендодатели, которым очень сложно объяснить, что мы открылись в усеченном режиме, — поэтому мы должны либо не платить аренду пока и начать работать в более понятном виде. Соответственно, арендодатель будет говорить: окей, вы начали работать, вы должны платить нам аренду. А платить нам ее будет не из чего, потому что за эти три месяца люди стали откровенно бедными, и у них нет денег. И конечно, мы не будем рассчитывать на какой-то вал продаж клубных карт, новых клиентов либо продления, потому что у людей нет денег. Они в любом случае будут ходить в клуб — те клиенты, которые у нас есть, — но на сколько они будут продлеваться, сколько будет новых клиентов — это огромный вопрос. Этого опыта нет ни у кого. Мы находимся в новой реальности, которой не было до этого.

— А какой процент ваших клиентов пользуется всеми дополнительными услугами, индивидуальной работой с тренером?

— Если подразумевается указом то, что написал господин Куйвашев, что индивидуальные тренировки — это тренировки с тренером, то тогда таких занимающихся клиентов в фитнес-клубах порядка 10–20 процентов, остальным, теоретически, 80 процентам клиентов в клуб приходить нельзя. Соответственно, он [указ] совершенно несбалансированный, и очень хочется получить разъяснения, что же имелось в виду в этом указе.

— Я правильно понимаю, что сейчас пока у вас нет плана открыться снова без конкретики?

— У нас есть планы открываться, но мы хотим это делать на законных основаниях, потому что откроемся мы на следующей неделе, а Роспотребнадзор выпустит указ, который скажет: вы не имеете права работать, потому что под индивидуальными тренировками понималось совсем другое. Поэтому мы работать, конечно, хотим, но мы опасаемся проверяющих организаций, которые могут понять это по-своему. Нам необходимо в любом случае дождаться разъяснений. Без разъяснений мы работать не будем. Я очень прошу подождать наших клиентов любимых, и если наступит этап частичного открытия — неделя, максимум две, — нам уже разрешат открыться на понятных условиях.

— Пару недель назад губернатор разрешил тренировки на открытом воздухе. И тогда начали возникать вопросы, могут ли фитнес-клубы работать с клиентами на улице. Вы как-то воспользовались теми послаблениями?

— Знаешь, какая ситуация — тренеру ты не можешь разрешить или запретить заниматься с кем-то, он может самостоятельно договориться с человеком заниматься на улице, соблюдая дистанцию. Причем там очень интересно написано, что тренер может проводить персональную тренировку со своим клиентом на расстоянии 4 или 5 метров, уже точно не помню. А социальная дистанция в банках или аптеках — там, где можно уже работать, — внутри помещения составляет полтора метра. Тут тоже идет несостыковка.

— Ты знаешь, как ваши тренеры выкручиваются из ситуации? Может, они удаленно начали тренировать людей?

— Многие начали удаленно, виртуально тренировать людей, кто даже и делал, практиковал это, им было легче перестроиться, кто-то не перестроился и сидит без работы. Тренерский состав, который в клубах, составляет порядка 70 процентов, находится сейчас в самом невыгодном положении, ребята грустят и скучают, находятся в ситуации крайне тяжелой финансовой. Эти люди сидят без денег.

— А в общем и целом индустрия как себя чувствует? Какова вероятность, что, когда разрешат открыться, никто этого не сделает, потому что люди обанкротились?

— Здесь есть несколько мнений. Мое мнение, что не откроются порядка 15–20 процентов фитнес-центров в том же Екатеринбурге, по разным причинам — они не смогут работать, потому что нет денег, они не смогут договориться с арендодателями, может, те будут просить непомерную плату за эту работу. Те, кто откроются, они будут работать, допустим, до осени, потому что долги, которые накопятся за полгода, с конца марта по октябрь-ноябрь, они поработают, потом наступит время возвращать вот эти долги, которые ты накопишь за это время. Я думаю, что вторая волна закрытий произойдет к концу года, когда закроются, предположим, процентов еще 15–20. К середине следующего года мы можем получить около 40 процентов закрытых клубов. Первично клубы не то чтобы закроются — они просто не откроются, какая-то часть будет закрыта спустя полгода — восемь месяцев. Таков мой прогноз.

— Когда откроетесь, тренироваться в масках будете?

— Есть рекомендации, если фитнес-тренер занимается не постоянно с клиентом, то он должен носить маску и перчатки. Честно сказать, заниматься в маске спортом крайне проблематично.

Интервью мы брали в прямом эфире в нашем аккаунте в Instagram, подпишитесь на него. О том, как бизнес переживает пандемию, мы регулярно рассказываем в режиме онлайн.

оцените материал

  • ЛАЙК7
  • СМЕХ6
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ9

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!