29 сентября вторник
СЕЙЧАС +7°С

«Наша болезнь опаснее коронавируса!»: история уралочки, которой срочно нужна помощь, а ей отказывают

При диагнозе Анны очень хорошие прогнозы на выздоровление, если вовремя начать лечение

Поделиться

— Я всегда считала, что у меня отличное здоровье. Сколько себя помню, никогда ничем не болела, и вдруг начала болеть: простуда, ОРВИ. Но только выздоравливаю, а через пару дней снова температура.

Анне Двинских из Алапаевска 36 лет. Диагноз рак ей поставили год назад. В апреле случился рецидив. Но Анна из-за коронавируса не могла начать лечение — химиотерапию. Потеряла несколько драгоценных месяцев. Приводим ее историю.

У Анны лимфома Ходжкина — по словам врачей, этот вид рака легко лечится. При своевременной терапии отличные показатели по выживаемости (при обнаружении на первой стадии выздоровление почти 100%. — Прим. ред.) и по полной ремиссии (95–96%). Но Анне смогли поставить диагноз лишь на четвертой стадии спустя почти полгода после первых симптомов.

— Сначала на груди, приблизительно в области ключицы, вскочила шишка. Сделали рентген, вроде все нормально, терапевт отмахнулась — это липома или жировик, неопасная доброкачественная опухоль, рассосется сама. Потом начались нескончаемые болезни, — вспоминает Анна.

Анализы крови были плохие. Все показатели были завышены. Врачи говорили: идет какой-то воспалительный процесс, выписывали антибиотики. Помогало на два дня, потом снова температура. Анна когда-то до декрета работала директором крупного сетевого магазина в Алапаевске. Потом уволилась, дочка часто болела, сидеть с ней было некому: мама Анны умерла от рака.

— У меня болел то живот, то спина. Как-то с острой болью внизу живота отвезли в роддом, там все проверили, по гинекологии — здорова, отправили в городскую больницу. Помню, как врач в приемном покое сказала мне: «идите домой, пейте "Арбидол"».

После первого курса лечения

После первого курса лечения

Наконец, Анна сама пошла на прием к онкологу. Молодой врач, посмотрев анализы крови, тут же сказал: у вас рак. Анне выписали направление в Екатеринбург. Оказалось, что у женщины последняя, четвертая стадия, лимфомы. Впрочем, даже при четвертой стадии не все безнадежно, наоборот статистика хорошая: 75% излечения, при этом полное выздоровление — почти у половины пациентов.

Анна семь месяцев пролежала в областной больнице в Екатеринбурге. Получала химиотерапию. Домой отпустили дней на десять, чтобы увидеть дочку и мужа. Прямо перед выпиской она и все ее соседи по палате заболели пневмонией. Иммунитет после тяжелых препаратов химиотерапии оказался совсем ослаблен.

В апреле Анне снова стало плохо: слабость, температура. Как раз в этом время нужно было делать контрольную компьютерную томограмму (КТ).

— Пришла в больницу Алапаевска, проситься на КТ, — вспоминает Анна. — Но плановых приемов нет. И в Екатеринбург без результатов КТ не берут. Но мне пошли навстречу в Алапаевске, сделали КТ. Приехала в Екатеринбург, тщательное обследование ПЭТ КТ подтвердило, что у меня начался рецидив. Меня должны были положить в областную больницу и снова начать курс химиотерапии. Но оказалось, что отделение гематологии закрыто на карантин — у нескольких пациентов отделения коронавирус. Меня по маршрутизации отправили в Нижний Тагил. Там тоже не смогли принять: коронавирус или у пациентов, или у кого-то из персонала. Попытались отправить в первоуральскую больницу, там тоже не получалось. Это был какой-то квест.

Анна стала писать во все инстанции: в администрацию президента, губернатору, Минздрав, разместила пост в своем Instagram, что кроме коронавируса есть болезни куда страшнее. Ее запись перепостили больше трех тысяч человек. Откликнулась одна из крупных коммерческих клиник в Москве. Там готовы были принять Анну, прокапать два нужных курса химиотерапии. Причем все это было бы бесплатно для Анны по ее медицинскому полису, клиника работает по ОМС. Анне нужно было лишь получить направление туда из своего региона и предоставить перед госпитализацией анализ теста на коронавирус. Анна, обрадовавшись, сдала тест на COVID-19 в частной клинике, купила билет до Москвы.

— Но в областной больнице отказались давать направление! Может, задевало как-то чиновников, что отправляют человека в Москву, мол, неужели сами не можем помочь! Возможно, из-за страховых выплат: ведь деньги за мое лечение страховая компания перечислит в ту московскую клинику, а не в региональную. Но ведь если сложилась такая ситуация, почему бы не дать направление! И ведь я не одна такая, мне после моей записи в соцсетях, стали писать люди, что они точно также не могут получить помощь. Но не все такие настойчивые, как я! Многие молча ждут, получив отказ, теряя время. А ведь наша болезнь не менее опасна, чем коронавирус. Если сейчас мы не получим помощь, через несколько месяцев может быть всплеск смертности из-за запущенной онкологии.

Помощь все-таки предложили

Когда материал был уже готов, стало известно, что Анне предложили все-таки пройти курс химиотерапии на дневном стационаре областной больницы.

— Конечно, такую сильную химиотерапию нужно капать в больнице, под постоянным наблюдением, не выходя за пределы отделения, чтобы не подхватить инфекцию, — говорит Аня. Но раз вариантов нет, я, конечно, согласилась. Буду снимать комнату в пансионате и ходить на процедуры. Буду лечиться, бороться.

Прочитайте наш материал — истории людей, которые из-за эпидемии не могли получить нормальную медицинскую помощь.

оцените материал

  • ЛАЙК9
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ4
  • ГНЕВ45
  • ПЕЧАЛЬ6

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня.Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!