4 июля суббота
СЕЙЧАС +11°С
Фото пользователя

Виктория Чулюкина

Ночной корреспондент E1.RU
Фото пользователя

Виктория Чулюкина

Ночной корреспондент E1.RU

Три главных вопроса к защитникам Сергия: колонка журналиста о нападении на Собчак в женском монастыре

В монастыре журналистку обвинили в хайпе и провокации и стерли видео с камеры

Поделиться

Ксения Собчак провела весь день у шлагбаума монастыря, хотя в шесть вечера должна была улететь в Москву

Ксения Собчак провела весь день у шлагбаума монастыря, хотя в шесть вечера должна была улететь в Москву

В субботу, 27 июня, на Ксению Собчак и ее съемочную группу напали в Среднеуральском женском монастыре, когда они снимали фильм о скандальном схиигумене Сергии и происходящем вокруг него. У режиссера отобрали камеру и удалили с нее все съемки. Его и бывшего послушника монастыря избили, а Ксения упала.


На журналистов нападать нельзя. Никак нельзя. Это незаконно, и журналисты такие люди, они как бы могут спокойно рассказать всему миру о том, что вы на них напали, и ничем хорошим для вас это не закончится. Конец. Так бы могла начаться и закончиться эта колонка, но после произошедшего вчера на территории Среднеуральского женского монастыря остается много вопросов.

Почему в женском монастыре есть мини-армия из охранников, которые, судя по их действиям, не в первый раз скручивают людей? Почему вместо того, чтобы вызвать полицию — если все-таки они считают, что съемочная группа помешала службе (да, сначала нападение в монастыре объясняли этим), — стали применять насилие к журналистам?

По словам Сергея Ерженкова, режиссера фильма Ксении Собчак, нападавших было в разы больше участников съемочной группы. Это были крепкие парни в черных спортивках, которые «вели себя, как полиция на митингах». Сергей узнал одного из них на фото из протестов в сквере. Это был спортсмен Сергей Колесов, и его имя есть в заявлении о нападении, которое приняла полиция. И — самое важное — ребята в черных спортивках постоянно созванивались с отцом Сергием по телефону. И, как говорит Собчак, согласовывали с ним каждый свой шаг. Она назвала это «игрой в наперстки». А происходящее в монастыре — «православным Талибаном» (запрещённая в России организация), где ей было страшнее, чем в Северной Корее.


Но когда к шлагбауму на въезд в монастырь приехали журналисты, встретили нас уже другие защитники «Спорительницы хлебов». Нападавших к шлагбауму не пускали. Больше съемочная группа их не видела.

Зато один за другим начали появляться внедорожники тех, кто поддерживает Сергия. Многие пытались поговорить с Ксенией лично. Кого-то из них, как актера «Уральских пельменей» Дмитрия Соколова, в «Спорительницу хлебов» на субботнюю службу пустили. Кто-то остался ждать у шлагбаума, а потом уехал. И их тоже можно понять. Они пытаются защитить место, которое им дорого, которое они называют домом. Только вот делать это нужно законными методами. И желательно не ломать людям руки и не рвать на них одежду.

Представитель монастыря назвал происходящее хайпом, сознательной провокацией. И потребовал, чтобы Собчак, которая в тот момент писала заявление в машине полиции, вышла и извинилась перед журналистами. Но его слова разбиваются о тот факт, что через два часа после завершения этой съемки Собчак должна была уже лететь в самолете в Москву и снимать швы на носу, которые ей наложили после неудачного падения.

А вместо этого она пила кофе в небольшом полицейском участке Среднеуральска, где субботним вечером вряд ли ожидали увидеть Ксению Собчак. Да еще после того как на нее вместе со съемочной группой напали. В монастыре. В женском монастыре.

Видео, как духовные чада отца Сергия нападают на съемочную группу

Кстати, сначала защитники монастыря утверждали, что камеры у съемочной группы с собой вообще не было. Потом представитель Сергия Всеволод Могучев сказал, что камеру режиссеру нужно было крепче держать, а если она и находится на территории монастыря, то ее, конечно же, вернут группе.

Камера находилась у монахов (естественно). И вернули, правда, в полиции. С поломанным слотом для флеш-карты, со стертыми видеозаписями, на которых кроме нескольких часов отснятого за неделю материала было и видео нападения от первого лица.

«И тут возникает еще один вопрос: зачем стирать все с камер, если вы считаете, что правы, и говорите, что нападения не было?»

Виктория Чулюкина

Что-то мне подсказывает, что стирали все не монахини. Хотя с техникой они дружат (несмотря на то, что их духовный лидер называет это «бесовскими афонами»). Каждый шаг Ксении, ее героев, журналистов на несколько смартфонов разом снимала группка монахинь. Ощущения, словно ты в серии «Черного зеркала» «Белый медведь», там главная героиня оказывается среди следящих за нею многочисленных зевак-наблюдателей, молча записывающих каждый её шаг на свои мобильные телефоны. А тут вокруг ходят женщины в черных одеяниях, снимают тебя, но взаимодействовать напрочь отказываются — некоторые не просто ни слова не сказали, даже головой в ответ не мотнули.

Хотя через пару часов несколько монашек все-таки начали разговаривать с журналистами

Хотя через пару часов несколько монашек все-таки начали разговаривать с журналистами

А после случившегося с Ксенией и ее группой, Епархия, будто МЧС с рассылкой про непогоду, попросила воздержаться от посещения Среднеуральского монастыря, пока там будет держаться «нездоровая обстановка».

Но хайпа действительно нагнали. Ксения заявила, что продолжит съемки в Екатеринбурге и что будет готовить судебные иски. И просмотров у фильма о схиигумене Сергии явно будет больше, чем могло бы быть без этого нападения. Так что если представители скандального священника не хотели, чтобы их обсуждала вся страна, и пытались подавить конфликт тихо, то получилось у них это так себе.

В любом случае заявления написаны. В полиции зафиксировали повреждения на камере и то, что с флешки все записи были стерты. Видео, которое выложила Ксения и ее группа, подтверждает, что нападение на журналистов, исполняющих свою профессиональную деятельность, было. И это статья.

А режиссер Сергей Ерженков прошел медосвидетельствование. В екатеринбургском травмпункте зафиксировали, что у журналиста перелом шиловидного отростка (кисти) и повреждение связки левого плеча. Это, во-первых, умышленное причинение вреда здоровью и еще одна статья. А во-вторых, может помешать ему выполнять его работу, а это потенциальный судебный иск.

Мы рассказывали о происшествии в монастыре со съемочной группой Ксении Собчак в режиме онлайн. Репортаж с запрещенной службы схиигумена Сергия читайте здесь. Там и про изгнание бесов, и про звездных «духовных детей» монаха.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

оцените материал

  • ЛАЙК19
  • СМЕХ13
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ3

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!