5 августа среда
СЕЙЧАС +22°С

«Здесь лежал человек, которого уже нет»: как неформал с зелеными волосами работает в «красной» зоне

Александр убирает за больными утки и моет палаты

Поделиться

Александр Зеленый уже месяц работает санитаром в ковидном госпитале

Александр Зеленый уже месяц работает санитаром в ковидном госпитале

Екатеринбуржцу Александру Зеленому (такой псевдоним он получил за свой необычный цвет волос) 21 год. Уже месяц он работает санитаром в «красной» зоне, помогает врачам в Свердловском областном госпитале для ветеранов войн. До этого он был фотографом, панировщиком в KFC, продавцом-консультантом в салоне сотовой связи. Коронавирус и работа в больнице изменили всю его жизнь. Сейчас в планах у Саши сдать ЕГЭ заново и поступить вместе с другом в медицинский университет в Санкт-Петербурге.

С чего всё началось?

Месяц назад мой друг, который работает медбратом в больнице, предложил устроиться к ним на работу. Заманивал зарплатой. И я подумал: если мне понравится работать в госпитале, то я сделаю шаг к своей мечте детства — стать патологоанатомом.

Так я устроился санитаром. Работать в «красной» зоне мне не страшно по двум причинам. Во-первых, я нахожусь вне зоны риска по возрасту и медицинским показателям. А во-вторых, просто разучился чего-либо сильно бояться. Жизнь строится в таком стиле, что если ты будешь бояться, то упустишь множество крутых возможностей.

Александр пошел работать санитаром из-за приличной зарплаты

Александр пошел работать санитаром из-за приличной зарплаты

При этом я почти не встречаюсь с пациентами. В мои обязанности входит генеральная уборка, приходится часто менять воду после каждой палаты, также я меняю утки и содержимое капельниц. Мы работаем с пенсионерами, кому-то брезгливо убирать за ними, но это люди, которые воевали за нас, и я должен им сейчас хоть чем-то помочь.

Первая смерть

Совсем недавно я столкнулся с первой смертью пациента. Бабушка лежала какое-то время, и на протяжении двух недель я менял ей утки. Ей было за 80, возраст такой серьезный. Как-то я в очередной раз пришел, а ее больше нет... Наступило внутреннее осознание: здесь лежал человек, которого уже никогда не будет. Она очень часто кашляла, сильно болела.

Я понимал, что шансы на ее выздоровление мизерные. Но потом ты принимаешь это как дважды два — четыре. Если относиться ко всему слишком эмоционально, можно сойти с ума. Работа — это не то место, где ты можешь позволить себе какие-то чувства и слабости. Стараюсь сохранять холодный рассудок, ведь от меня зависят жизни, да, это звучит бредово, но, даже помыв полы, ты защищаешь чью-то жизнь.

Сколько зарабатываю

У нас очень удобный график: шесть часов работаешь, а потом шесть часов отдыхаешь, в это время можно делать все, что угодно, даже уйти из больницы и, например, поиграть с друзьями на гитаре.

Александр мечтает стать патологоанатомом 

Александр мечтает стать патологоанатомом 

Также у нас хорошая зарплата. Учитывая все государственные субсидии, я получаю больше 50 тысяч рублей. На одежду, новый телефон хватает, планирую снимать квартиру с другом.

О спецодежде

Наши костюмы похожи на химическую защиту — очень плотные. В них душно, жарко, сильно потеешь, а если тебе не повезет и достанется недышащий вариант одежды, то в течение шести часов ты будешь молиться всем богам, чтобы время шло быстрее. Перчатки надеваем по две пары, для того чтобы минимизировать контакт. После каждого выхода из «красной» зоны или входа в нее мы проходим дезинфекцию.

Каждую неделю нас проверяют на COVID-19. Прямо сейчас в рюкзаке у меня лежит медицинское заключение, что я здоров. Понимаю, что рискую, но в то же время соблюдаю все меры: ношу маску в общественном месте, держу дистанцию.

Про переполненность больниц

Неважно, тяжелая или легкая форма, около половины пациентов с подтвержденным диагнозом отправляются домой. Работает принцип «если ты дышишь, значит, едешь домой, у нас нет мест», и это ужасно! Думаю, что для статистики, которая требуется государству, не нужно такое большое количество больных, какое есть на самом деле. У врачей, которые мне это рассказывали, на глазах написано «боль», им приходится идти на это, ведь, с одной стороны, можно отказаться, а с другой — нужно кормить свою семью.

Как к работе относятся близкие

Друзья порой шутят: «За руку больше не здоровайся», но это только на уровне юмора. А вообще все отнеслись адекватно. Семья и друзья согласны с моей позицией на данную тему. Несмотря на неформальное поведение и раскрепощенный образ жизни, мы воспринимаем проблему серьезно, это реально катастрофа, причем мирового масштаба.

Несмотря на то что я сторонник неформального движения, никогда не делил себя на неформала, панка, русского или еще на кого-то. Я просто придерживаюсь позиции: мы все люди, и под ногами планета Земля. Для меня гораздо важнее, что я человек, а не моя принадлежность к какой-то сфере. Мы — все люди, и каждому нужна помощь, особенно сейчас.

Ранее мы разговаривали со студентом медуниверситета, который работает в «красной» зоне.

На E1.RU регулярно выходят колонки пациентов, которые лечатся от коронавируса. Мы писали, как лечат в госпитале для ветеранов войн, который переквалифицировали под прием больных с COVID-19. Также можете почитать историю целой семьи, переболевшей коронавирусом.

оцените материал

  • ЛАЙК113
  • СМЕХ6
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ6
  • ПЕЧАЛЬ4

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!