6 августа четверг
СЕЙЧАС +18°С

«Одна часть города в больницах, другая — на пляжах»: интервью с мэром о COVID-19 и снятии ограничений

Александр Высокинский рассказал об умершем от новой инфекции министре и начале учебного года

Поделиться

После протестов в парке за Дворцом молодежи <a href="https://www.e1.ru/news/spool/news_id-69382750.html" target="_blank" class="_">мэрия согласилась изменить проект его реконструкции</a>

После протестов в парке за Дворцом молодежи мэрия согласилась изменить проект его реконструкции

Мэр Екатеринбурга заявил, что в городе освободилось больше 400 коек

Мэр Екатеринбурга Александр Высокинский дал интервью в прямом эфире, где ответил на вопросы читателей E1.RU.

Мы поговорили об отмене Дня города, о скончавшемся свердловском министре, у которого был COVID-19, о драках между представителями таджикской и киргизской диаспор на Сортировке, о новых стройках, освободившихся койках и отмене антикоронавирусных ограничений.


Про коронавирус

— Главная трагичная новость среды: в 40-й больнице умер министр сельского хозяйства области Дмитрий Дегтярев. Мы разговаривали с его близкими и знаем, что врачи делали все возможное. Тем не менее спасти его не удалось. Вы наверняка были знакомы по работе.

— Он хороший парень. Мы, действительно, достаточно плотно общались, когда я был заместителем губернатора, многие вопросы решали вместе: я вел экономику, он сельское хозяйство. Действительно хороший, добрый человек, но у нас работа такая. Мы не можем встать и уйти, к сожалению. Поэтому светлая память этому хорошему парню.

— Спрашивают вас, знаете ли вы, Александр Геннадьевич, о подтасовках в городской статистике COVID-19.

— Появляется масса различных слухов о подтасовках и так далее. Вообще-то все эти вещи проверяются не раз: сравниваются количество положительных анализов, которые выдают лаборатории, и количество людей, которые поступили в больницы, места изоляции. Это сравнивается очень просто и очень быстро. Никто рисковать для отчетности не будет. Там вплоть до уголовной ответственности. Поэтому это слухи.

— Мы можем говорить, что мы сейчас на плато?

«Мы сейчас на плато. Вопрос в том, что мы никак не хотим с него сейчас спускаться»

Александр Высокинский

С плато можно спускаться только вместе, пока мы это не поймем, будем в таком шатком состоянии: то ли вышел, то ли нет, то ли работают магазины, то ли не работают. Простая вещь, которую нужно осознать: вирус ходит рядом.

Про масочный режим

— Почему на улицах бесплатно маски не выдают? И при этом все должны носить маски. Раздавайте их бесплатно. Полиция продолжает штрафовать за их отсутствие?

— Штрафы идут у нас, активно работаем в метрополитене. Единственное — на входе в метрополитен все надевают маски, спускаются вниз и маски снимают. Нужно понимать одну простую вещь: выйти с карантина мы можем только вместе. Если у нас часть народа, как и раньше, эти вот ограничения не будет соблюдать, мы будем держаться на уровне двухсот заболевших в день в Екатеринбурге. Держаться долго. И если кому-то нравится это удовольствие, то, в принципе, можно продолжать ходить без масок. У нас все без масок в общественном транспорте, местах скопления людей, это на сегодня и есть путь передачи. И прекратить его только усилиями правоохранительных органов, которые пошли штрафовать, невозможно. Это миллионный город.

— Почему нет контроля за масками в общественном транспорте?

— И контролируем, и штрафуем и транспортные предприятия, и самих людей. Абсолютное большинство — 99%, — когда подходит патруль, маску надевают. Они у всех с собой. Маски есть.

«Вот эта вот бравада — она, конечно, нас сегодня губит. Одна часть города в больницах, другая — на пляжах. Промежутков уже не осталось»

Александр Высокинский

— Вы серьезно думаете, что пляжи виноваты? Не массовые мероприятия, не три салюта, которые за время пандемии прошли в Екатеринбурге?

— Я видел, как проводятся салюты. Там нет людей, которые стоят, грубо говоря, обнявшись — очень близко друг к другу. Да, люди есть, но они все стоят на той или иной дистанции. На салют-то мы смотрим вверх, а на пляжах — взгляните, что у нас творится.

Про конфликты

— А вы как-то брали под свой контроль историю, которая случилась в выходные на Сортировке, на улице Пехотинцев, включались в нее? Я имею в виду те массовые драки, в которых участвовали представители двух разных национальностей.

— Там все началось с бытового конфликта: играли в спортивные игры и, как обычно, посчитали, что судья судил неверно. Мы вчера провели координационный совет с представителями диаспор, с нашими коллегами из прокуратуры, из органов внутренних дел.

«Написано несколько заявлений о телесных повреждениях, силовики должны провести работу очень внимательно и быстро, установить ответственных»

Александр Высокинский

Это не национальный конфликт, это бытовая драка, которая должна быть оценена с точки зрения КоАП и, если необходимо, Уголовного кодекса. Это не представители диаспор между собой подрались. Это бытовой конфликт, который, к сожалению, перерос в хулиганство.

— Как вы относитесь к арестам за высказывания в соцсетях? Я имею в виду ситуацию с политологом Федором Крашенинниковым, которого вчера суд отправил на семь суток в изолятор из-за поста в Telegram — пост признали оскорблением властей.

— Есть вещи, и вы знаете, что я этому принципу следую всегда: «Не надо комментировать то, в чем не являешься специалистом». Если на сегодня силовики работают, значит, силовики работают. Я не специалист во всем, поэтому нет тут никаких комментариев. Силовики — они на то и силовики.

— Взаимодействуете ли вы с церковью? Что можете рассказать о постоянных религиозных скандалах в городе?

— Что там опять у вас за обобщения? У нас нет религиозных скандалов.

— Взять хотя бы историю со схимонахом Сергием и Среднеуральским женским монастырем.

— У нас плотная жизнь, мы, в общем-то, в достаточно хорошем контакте с нашей епархией. В жизни, как и всегда, бывает разное, просто нужно вместе с этим справляться, а не самим себе вешать ярлык «города, в котором постоянные религиозные конфликты», «города, в котором постоянно не приезжают скорые». Если мы сами свой город любить не будем, этот город никто другой не полюбит. И вот эти вот огульные... вот это вот все — я считаю, это неправильно.

Про больницы, скорые и тесты

— Про тесты на коронавирус по-прежнему много вопросов. Как решается сейчас ситуация с ними? Знаете ли вы что-то или слышали о заминках, задержках? Нам пишут сейчас, что по две недели не могут дождаться результатов.

— По тестам — мы в нормативах по количеству проведенных тестов. Сегодня приняли решение, закупим для одной из муниципальных лабораторий дополнительное оборудование, которое резко увеличит производительность. Будем этому пути следовать.

— Нам продолжают писать, что сутками не могут дождаться врачей, скорой.

«У нас на четверг было свободными больше четырехсот коек, по моей информации. В местах временного пребывания, обсерваторах порядка трехсот мест тоже»

Александр Высокинский

В резервах у нас еще гостиница на пятьсот мест. Сегодня с местами вопросов нет. Новые скорые мы ввели, бригады ввели, нагрузка снижается, поэтому надо посмотреть адреса, где столько ждут. Честно говоря, не верю, но проверить надо.

— Почему КТ делают только в 14-й больнице?

— В городе работают сегодня два КТ-центра. И мы буквально на днях запустим еще один — на базе 40-й больницы. Чтобы поставить аппарат КТ, нужно два-три месяца ремонтных работ: это не просто прибор, это специальная подготовка помещений. Сам по себе прибор дорогой, везти его долго и настраивать долго. Мы приняли это решение в конце апреля, заказали прибор, понимая, что он понадобится. Станет легче.

— Про нейрохирургическое отделение можно ли что-то сказать? У нас на этой неделе была история — 32-летнему уральцу с опухолью мозга отказали в операции.

«Первое, что будем переводить из режима ковидного госпиталя в режим плановой помощи, — это нейрохирургия 40-й ГКБ. Она в год спасает 4000 жизней»

Александр Высокинский

С койками у нас сегодня уже запас пошел, это положительный этап. Будем смотреть конец недели и начало следующей. Как только увидим, что возможность появилась, сразу же будем переводить.

— Спрашивают про плановый прием в детских поликлиниках. И вообще про плановую помощь.

— Плановая помощь ведется. У нас, единственное, иногда больницы ввиду «заносов» — когда кто-то выявляется с коронавирусом — останавливаются на карантин и дезинфекцию. Но плановую помощь мы стараемся оказывать.

Про школы

— Будут ли работать учебные заведения в обычном режиме с 1 сентября? В «мамских» чатах по-прежнему вакханалия.

— Самих линеек в том виде, в котором мы привыкли их проводить, не будет. Но я думаю, что гладиолусы никто не будет запрещать. Это правильный день, когда нужно подарить цветы учителю. А с точки зрения самих механизмов — уже в школе, я думаю, отследим режимы.

— Линейки 1 сентября отменили, а учиться дети будут все вместе. Где логика?

— Ну давайте отменим, какие проблемы-то? Логика понятная: не все родители будут обрадованы обучению онлайн, все прошли этот опыт. Я понимаю, что нравилось всем первую неделю. Будем делать все, чтобы это было безопасно.

«Приобретаем в школы дополнительные системы очистки воздуха, измерения температуры, расписание делаем так, чтобы вся школа одновременно не обедала»

Александр Высокинский

Про стройки

— Есть ли застройщики, готовые строить трехэтажные и пятиэтажные ЖК?

— У нас такой опыт есть, вы знаете, что на Широкой Речке такой микрорайон есть, мы его изучаем. Понятно, что это не центральная часть города, потому что она у нас достаточно плотная и многоэтажная. По третьему кольцу такие проекты мы смотрим, не везде у них сегодня тянет экономика, поэтому часть проектов просто стоит, ждет, когда экономическая ситуация восстановится. Но такое жилье у нас в городе есть.

— Еще один вопрос — про стройки в Краснолесье, про передачу земли из федеральной в областную.

— Вы имеете в виду березовую рощу? Пока решения там нет. Там была федеральная земля, которая была продана. Назначения у нее в генплане — учебная и рекреационная зона, пока решения нет. Не рубим.

— Началась стройка первого здания в Деревне Универсиады. Почему нам не показывают проект трамвайной линии? Есть ли уверенность и понимание, что мы вообще успеваем?

— Трассировки покажу. У нас там сделаны места не только под трамваи, но и под городскую электричку. Будем смотреть по возможности, строительство ведется давно, и грунты отсыпаются, и инженерная подготовка территории ведется. Первую сваю забили. Поэтому я думаю, что к 2023 году успеем.

Про транспорт

— Жалуются, что очень много позорных, плохих трамвайных переездов в городе. Говорят про Ленина — 8 Марта.

— В рамках ремонта улиц мы их делаем. Если вы заметили, мы отказываемся от практики железных плит, на которых зимой часто поскальзываются машины на шипах. Смотрим варианты резиновых конструкций, чтобы, соответственно, делать их брусчаткой. Потому что сама дорога стоит ровно всегда, а когда ходит трамвай, появляются дополнительные вибрации. И в этом месте от вибраций земля проваливается. Задача понятная, мы прекрасно понимаем ее значимость, не только с точки зрения того, что переезжать неудобно. Ремонт переезда — это еще хороший метод борьбы с пробками, потому что, чем быстрее машины проходят через перекресток, тем выше его производительность и, соответственно, меньше пробок, поэтому переездами занимаемся. Денег хватает, как обычно, не на все, но правильная тема.

— Про ремонт развязки у «Калины» спрашивают.

— В этом году постараемся начать. Как мы уже говорили, в августе продолжим Макаровский мост и постараемся выйти на «Калину», несмотря ни на что.

— Про трамваи вопрос от наших зрителей. Почему убрали второй вагон? Почему трамваи все чаще ездят одновагонные и люди там толпятся, висят на поручнях?

— У нас с вами есть две альтернативы. Либо транспорт ходит редко, либо чаще, но поменьше. Вот мы сейчас в рамках транспортной реформы эти пути нащупываем, чтобы понять, как это сделать. Поэтому у нас ходят и двойные трамваи, и одинарные. Делается это как раз для того, чтобы четко исследовать транспортные пассажиропотоки.

— А когда вы покажете нам новую транспортную схему?

— Я думаю, что где-нибудь в ближайшие пару недель уже и пообсуждаем.

Про город

— Мэр Белгорода Юрий Галдун обозначил городские приоритеты вот в такой последовательности: пешеход, велосипедист, общественный транспорт и личный автотранспорт. А у нас в Екатеринбурге так же расставлены приоритеты?

— У нас в Екатеринбурге приоритет на совмещение интересов всех. Нельзя взять и принять решение, что мы заузим все наши дороги на метр, чтобы появились велодорожки, — встанем в пробках. Нужно четко осознавать — мы самый компактный среди городов-миллионников. Чем быстрее движется транспорт на территории города, тем быстрее движется его экономика. Я всегда против решений «у одних забрать, другим отдать». Как только делать так начнем, потеряем инвестиционную привлекательность. Мы всегда были городом, в котором все стараются уживаться. Общественный транспорт, безусловно, является приоритетом. Но мне будет сложно уговаривать наших граждан пересесть на общественный транспорт, пока мы его не обновим. Они сделали все для того, чтобы ездить в комфортных автомобилях. Следовательно, мы проведем концессию, поменяем транспорт, чтобы это были современные трамваи, троллейбусы.

— Такой вопрос-упрек: почему Екатеринбург так долго не может разобраться с цифровизацией, в отличие от других городов?

— Нужно просто взять и посмотреть количество интернет-трафика, который перекачивается в Екатеринбурге, и сравнить с другими городами. Екатеринбург сегодня совершенно точно находится если не в пятерке, то в десятке. Вы знаете, что мы пошли на не очень популярные меры с точки зрения городской привлекательности, когда дали провайдерам возможность повесить вот эти вот все провода на наши фонарные столбы, испортив их. У нас иногда на некоторых перекрестках это было. Мы одними из первых — уже десять с лишним лет назад — внедрили Екарту, все к ней привыкли уже. Количество абонентов сотовой связи в Екатеринбурге еще в 2005 году превысило количество жителей. Количество интернет-провайдеров на сегодня достаточно большое, развивается. Поэтому давайте разбираться по фактам, а не по лозунгу.

— Что с выплатами волонтерам, которые помогали организовать голосование по Конституции?

— Выплаты вчера начались, мы добавили наших людей, работников администрации, в МФЦ, для того чтобы быстренько разбираться с документами. Я думаю, в ближайшее время мы постараемся эту проблему снять. Екатеринбург — город большой, у нас работало несколько тысяч человек, в каждом случае нужно проверить документы, финансы, банковские счета. Справимся, МФЦ работает очень активно.

— Про алкогольные магазины в жилых домах. Будут ли их закрывать? И когда?

— Это регулирование уже, к сожалению, не в сфере муниципалитета, мне это тоже не нравится. Алкогольные магазины должны быть отдельно, в правильных местах. Но этих полномочий у нас нет, это государство регулирует.

— Что происходит с Южной аэрационной станцией на Химмаше? Жители жалуются на неприятный запах в этом районе — это тоже такая мозоль.

— В этом году мы вложим в станцию около 600 миллионов, начнем смотреть с точки зрения дополнительных фильтров. Запах там идет не от самой станции, запах идет от иловых полей, которые там накопились за достаточно большой промежуток времени. И как только мы эти иловые поля начинаем шевелить, идет вот этот запах. Поэтому сейчас смотрим отдельно тему, связанную с вывозом этих полей.

Про ограничения

— Спрашивают, можно ли проводить свадьбы в здании, если приглашено 60 человек.

— Нет, массовые мероприятия у нас отменены, поэтому нет. Если вы всех гостей рассадите на социальной дистанции — полтора метра, — вряд ли, я думаю, кого-то из гостей такая свадьба устроит. Поэтому проще отметить как у маленьких деток: первый месяц, второй, третий, четвертый, год. Возможностей масса. Снимем карантин и повод найдем.

— Про магазины у нас спрашивают, как обычно. Когда вы уже откроете торговые центры? Люди видят некое лукавство в этой логике. Почему все работают, а торговым центрам не дают, хотя они, казалось бы, могут соблюдать все требования.

— Значит, есть решение областного штаба, которому мы следуем. Есть указы губернатора, следуем этим указам.

— Дадите какой-то прогноз на ситуацию с коронавирусом? Потому что всех волнует, когда мы вернемся к нормальной жизни, когда это закончится.

— Вот когда начнет волновать всех ношение масок, тогда мы начнем обсуждать с вами, когда закончится. Пока мы делаем все для того, чтобы детки начали учиться 1 сентября. Нужно, чтобы всех волновало не «когда закончится», а когда мы начнем самих себя уважать и беречь.

Также мэр объяснил, зачем объединяются горздрав и областной минздрав, для чего к 24-й горбольнице приезжал мобильный морг, и рассказал, что после такой жары город будет закупать автобусы с кондиционерами.

оцените материал

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ7
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!