19 апреля понедельник
СЕЙЧАС -6°С

Как уральский десантник помог захватить неприступную крепость в Афганистане под дождем из пуль

Награду за это он получил только 19 лет спустя

Поделиться

Сергей Паховский служил в армии 30 лет

Сергей Паховский служил в армии 30 лет

Поделиться

Уральский десантник помог захватить Мармольское ущелье

День ВДВ в Екатеринбурге давно не ассоциируется с купанием в фонтанах. От этой традиции удалось избавиться, и десантники сейчас цивилизованно отмечают свой праздник на аэродроме Логиново. Мы каждый год делаем красочные репортажи оттуда. Но что скрывается за этой праздничной картинкой? Сегодня мы расскажем историю выпускника Рязанского воздушно-десантного училища, екатеринбуржца Сергея Паховского, который совершил подвиг в 1983 году, а получил за него награду только 19 лет спустя.

Сергей Паховский — уроженец Кубани. В 1980 году окончил Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище. Проходил службу в Афганистане с 1981 года, командуя взводом 154-го отряда специального назначения. Отряд располагался на севере страны, в районе Мазари-Шарифа, и выполнял боевые задачи по реализации разведданных, обеспечению безопасной работы газопровода, топливопровода из Термеза в Пули-Хумри, штурму укрепленных районов душманов. Подполковник военной службы, кавалер ордена Красной Звезды и Красного Знамени. С 1995 года работал на гражданской и муниципальной службе в Екатеринбурге.

В марте 1983 года Сергей Паховский был старшим лейтенантом и командовал взводом спецназа в Афганистане. Его подразделение участвовало в штурме твердыни афганских боевиков — ущелья Мармоль.

Сводная группа отряда Сергея Паховского перед штурмом ущелья. Сергей — крайний справа в верхнем ряду

Сводная группа отряда Сергея Паховского перед штурмом ущелья. Сергей — крайний справа в верхнем ряду

Поделиться

Бандиты похитили 16 строителей из Советского Союза, которые работали в Афганистане. Большинство пленных погибли. Советское командование приказало найти и покарать убийц.

Афганские моджахеды скрылись от преследования в Мармольском ущелье. Только через него можно было попасть на территорию большой базы. В горах за долгие годы проделали множество ходов, по которым перемещались мятежники. Твердыня была неприступной — вход на базу простреливался с многочисленных огневых точек.

Разведка сообщила, что в бандформировании до 1300 душманов, база была хорошо укреплена и находилась в 8–10 километрах от входа в ущелье. Исходя из этого и разрабатывали план ее взятия. Подразделения и части, которые привлекли к операции, были разбросаны по очень большой площади. Но потом оказалось, что база находится сразу на входе в ущелье. Об этом писал в мемуарах Игорь Стодеревский, командир отряда Сергея Паховского.

— Вот два соседних ряда машин, — Сергей Николаевич Паховский для наглядности объясняет диспозицию на примере большой парковки, возле которой мы с ним встретились. — Там, где правый ряд, горы поднимаются на 400–500 метров. И там, где левый ряд, тоже горы. Между ними, как здесь, проход, в ширину там как раз разъехаться двум машинам. Сейчас идет дождь, видите, как часто появляются круги на воде? Вот такая же была плотность обстрела в этом ущелье.

Убывающий из подразделения офицер прощается со знаменем части. Сергей Паховский — второй справа

Убывающий из подразделения офицер прощается со знаменем части. Сергей Паховский — второй справа

Поделиться

Засевшие в ущелье боевики были почти неуязвимы, потому что все обстрелы и налеты пережидали в убежищах.

— Вызывали авиацию, она бомбы с напалмом сбрасывала на скалы. А «духи» в пещеры уползали. Их снаружи напалмом жгут, а в пещере — комнатная температура. Напалм сошел, они опять вылезают из своих нор и начинают стрелять, — рассказывает Сергей Паховский. — Гаубицы вызывали на прямую наводку. Вес снаряда — 22 килограмма. Если он в башню танка попадает — башню срывает. Но скалы были монолитные, настолько прочные, что на камне от таких снарядов оставались только царапины.

Неделю советские войска не могли ничего придумать, несли потери ранеными и убитыми. Сергей Паховский был легко ранен, но остался в строю.

Сергей Паховский с сослуживцами в Афганистане

Сергей Паховский с сослуживцами в Афганистане

Поделиться

По ночам громко нараспев читал молитвы мулла — психологическая атака на осаждавших. В ответ советские политруки включали из двух мощных колонок «Миллион алых роз» Аллы Пугачевой.

— До сих пор, когда слышу эту песню, идет мороз по коже, — признается Сергей Паховский.

Неизвестно, сколько еще просидели бы возле ущелья советские подразделения, если бы не решились на нестандартный для Афганской войны прием. Чтобы усложнить противнику задачу по обороне ущелья, решили использовать термодымовую аппаратуру, которой была оснащена техника.

— У нас была такая аппаратура, я знал устройство этой техники, хотя она в Афганистане и не применялась. Но здесь мы включили ТДА, дым пошел в ущелье, и вести прицельный огонь по нам уже было невозможно, — рассказал Сергей Паховский. — Конечно, в нашу сторону стреляли, но наугад. Мы должны были в дыму пробежать две-три сотни метров, а дальше ущелье расширялось и можно было рассредоточиться.

Афганистан. В таких вагончиках жили офицеры. Сергей Паховский слева

Афганистан. В таких вагончиках жили офицеры. Сергей Паховский слева

Поделиться

Прием сработал, спецназовцы ворвались в ущелье, а за ними подтянулись и остальные силы. Пещеры и тоннели очистили от врагов, которые сопротивлялись до последнего. Душманы приковывали себя цепями к тяжелым пулеметам ДШК, отрезая возможность для отступления.

Под скалами обнаружили центр подготовки моджахедов, многочисленные склады с боеприпасами и даже тюрьму, типографию, дизельные электростанции. Советские воины захватили трофеи — несколько грузовиков, уазики, вездеходы. В тюрьмах нашли тела замученных там пленников. Они, как и убитые советские строители, были отомщены.

Сергей Паховский на встрече с десантниками в день ВДВ, 2019 год

Сергей Паховский на встрече с десантниками в день ВДВ, 2019 год

Поделиться

Сергея Паховского за ту операцию представили к капитанскому званию досрочно и к ордену Красного Знамени. Но кадровики решили, что два раза за одно и то же не награждают, и отказали в присвоении звания.

С орденом Красного Знамени тоже вышла накладка. Годы шли, а документы на награждение лежали мертвым грузом в папках кадровиков. В конце 1994 года Сергей резко изменил свою жизнь — попрощался с военной карьерой.

— Раньше было понятие «вероятный противник», оно было прописано в военной доктрине СССР. Таким противником были страны НАТО. Мы изучали их структуру, тактику действий их войск. После развала Союза ситуация изменилась. Появились новые взгляды и мысли о международном положении России. Вышла обновленная военная доктрина, из которой убрали термин «вероятный противник», — рассказал Сергей.

В то время он служил в разведотделе Уральского военного округа. Новая военная доктрина лишила десантника профессиональных ориентиров.

— С исчезновением термина «вероятный противник», сами понимаете, пропали и приоритеты в работе. Стало непонятно, на какое направление выдвигать подчиненные части, чью тактику действий и ТТХ каких видов техники изучать, к чему готовиться. На этом фоне я и принял решение об увольнении.

Сергей уволился со службы, а наградные документы так и лежали мертвым грузом в штабе. Погоны он снял не сразу — больше пяти лет проработал в налоговой полиции, где руководил службой физической защиты и параллельно окончил Академию госслужбы по специальности «государственное и муниципальное управление». Это помогло во второй раз перезапустить карьеру, когда налоговую службу расформировали.

— Я устроился на госслужбу.

Потому что не было ночных подъемов, марш-бросков по тревоге, такой ответственности за промахи подчиненных, как в войсках. Работалось легко и в то же время нравилось, чувствовал, что приношу пользу государству и родному городу, — рассказал Сергей.

Со времен боя в Мармульском ущелье прошло уже 19 лет. Паховский работал в администрации губернатора, когда наконец награда нашлась. Вытащить документы из недр армейской канцелярии помогли ветеранские организации, и в 2002 году орден Красного Знамени Паховский получил.

— Награда «заблудилась»… Как говорил Омар Хайям, справедливость не правила миром вовек. У нас были люди, которые воевали и уехали без медали, например, мой «сосед», взводный Коля Меркулов. Он рисковал, были успехи, все было. Но однажды проверяющие не обнаружили мыла в солдатской тумбочке. Как так — нет мыла? Бардак! Кто командир взвода, Меркулов? Представление к ордену на него послали? Отозвать награду! — вспоминает Паховский, — Я своим детям говорю: важно не то, что у тебя на груди, а то, что у тебя в груди. Поэтому я не переживал, хотя молодым получить такую награду было бы приятно. Но вручили через 19 лет, когда вручали, было грустно.

Сергей Паховский недавно вышел на гражданскую пенсию с должности заместителя председателя земельного комитета мэрии, в котором проработал 16 лет. Как оказалось, сидеть без работы скучно, поэтому сейчас он ищет для себя новое занятие.

К 75-летию Победы в Великой Отечественной войне мы рассказывали истории уральских ветеранов в рубрике «Фронтовой инстаграм». Почитайте историю наводчика Николая Синельникова, фронтовые письма которого сохранили близкие. Можете также послушать рассказы радиста Льва Панчетовского о том, как он сражался с «Тиграми» и брал «языка». Еще одна история рассказывает о военном строителе Степане Никулине, которому приходилось работать под обстрелом по горло в воде.

оцените материал

  • ЛАЙК55
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ2
  • ПЕЧАЛЬ3

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Loading...
Loading...