28 сентября понедельник
СЕЙЧАС +6°С

«Снежок попал точно в рот и вошёл мне в горло»: истории екатеринбуржцев, которые чудом спаслись от смерти

Рассказываем про тех, кто тонул, испытал клиническую смерть и задыхался из-за простого снежка

Поделиться

Екатеринбуржцы рассказали, как были на волосок от гибели

Екатеринбуржцы рассказали, как были на волосок от гибели

«Родились в рубашке» — так говорят про людей, которым чудом удалось избежать гибели. Мы поговорили с екатеринбуржцами, к которым смерть подобралась очень близко, но они всё же сумели её переиграть.

«В голове вертелась мысль: а умирать-то не страшно, совсем не страшно»

— Февраль, я маленький, мы играли в снежки и радостно смеялись, — вспоминает Евгений. — И в тот самый момент, когда я захохотал, мой друг со всей силы запустил в меня снежком. Попал точно в рот, и снежок, слепленный из талого снега, плотно вошёл мне в горло. Почувствовав, что не могу дышать, я упал на колени, но ничего не мог поделать и куда-то пополз сквозь снег.

Глаза ничего не видели, только радужные круги взрывались в голове, потом я упал, и вдруг наступило странное спокойствие. В голове вертелась мысль, а умирать-то не страшно, совсем не страшно. Начал терять сознание и вдруг ощутил, что могу немного вдохнуть. Я кашлял, плевался, но дышал, снег в горле растаял. Мой друг с ужасом смотрел на меня и на траншею, которую я пробурил в снегу, уползая от смерти. Больше в снежки я не играл.

После этой истории маленький Женя больше никогда не играл со снегом

После этой истории маленький Женя больше никогда не играл со снегом

«Мама смотрит, а у меня глаза стеклянные — мертвые»

— В 1978 году мы с мамой и братом отдыхали в Абхазии, — говорит Елена Исаева. — И вот мне «повезло», начались жуткие боли в животе. Как позже выяснилось, аппендицит. Я промучилась несколько дней, и по дороге домой, на первой же русской станции, в Туапсе, нас сняли с поезда, отвезли в больницу.

Меня успешно прооперировали, вкололи димедрол, чтобы спала, и я уснула. Совсем. На мое (а, скорее, мамино) счастье, ночью дежурили интерны, и один обратил внимание на «странную» позу, в которой я спала. Посмотрели, а я и не дышу уже. Откачали, растрясли. Сказали маме, чтобы не давала мне спать. Мама стала читать мне книжку. По её словам, в один момент смотрит, а у меня глаза стали стеклянные — мертвые. Растрясли снова.

Я отчетливо помню свои ощущения в тот момент. Было темно, будто я парю в огромной черной яме, и так хорошо, что не хочется даже шевелить — ни рукой, ни даже клеточкой... Когда меня отхлестали по щекам и я сделала вздох, первое что сказала: «Мама, зачем ты меня разбудила, мне было так хорошо». Потом действие препарата закончилось, я худая и со швами вернулась домой и пропустила свое 1 Сентября в 1-й класс. Зато жива. А димедрол и сейчас не переношу.

«Наркоз не подействовал, и от болевого шока остановилось сердце»

— В 25 лет мне делали операцию и поставили мало наркоза, — рассказывает Женя Наместиникова. — Я всё чувствовала, слышала, о чем разговаривали врачи, видела их. Было очень больно, считайте, что наживую резали, это я на всю жизнь запомнила. Пыталась что-то сказать, но на лице была маска, руки и ноги привязаны, не могла пошевелиться. Последнее, что помню, — аппарат стал пищать прерывисто, и я отключилась. От болевого шока у меня остановилось сердце.

Очнулась в реанимации, везде трубки, начала задыхаться. Попыталась вытащить трубку, чтобы вздохнуть, подбежала медсестра, спросила: «Сможешь дышать?» Я глазами моргнула, вздохнула и опять отключилась. Сколько пробыла в реанимации, точно не помню.

Врачи поставили Жене слабый наркоз

Врачи поставили Жене слабый наркоз

«Бросило в холодный пот, я упала в ванной»

— Это было в 2007 году, — вспоминает Ксения Сизова. — Мы с родителями собирались в Чехию отмечать день рождения папы. За несколько дней до болезни мне приснился сон, что стою перед зеркалом и вижу, что у меня выпали все зубы! В Чехии мы пробыли 4 дня, по прилёте домой стал болеть низ живота, обратилась ко врачу, сдала анализы — всё хорошо. Но живот болел больше и больше.

На следующий день поднялась температура 40, рвота, расстройство ЖКТ, бросило в холодный пот, я упала в ванной. Позвонила маме, она приехала с братом и вызвала скорую. Меня увезли в 14-ю больницу, посмотрели, поставили капельницу, стало легче, температура спала, отправили на анализ крови. Пока я шла из лаборатории, анализ уже был готов и, видимо, врачу сообщили о результатах. Меня шустро окружили врачи, забегали вокруг, одна врач говорит другой: «Готовь к операции». Я, конечно, ничего не понимаю, начинаю рыдать.

Привезли меня в операционную, потом наркоз, реанимация. Сделали лапароскопию, лапаротомию, операция шла часа четыре. Гнойный перитонит. Промыли, поставили дренаж. В течение недели каждый день приходил хирург, капали капельницы, ставили антибиотики. Через неделю выписали домой. Я очень благодарна врачам 14-й больницы, которые работали в ту смену. Осознание того, что произошло и насколько опасные и страшные есть заболевания, пришло позже.

«Дно под ногами резко пропало, и я начала захлёбываться»

— Мне было лет восемь, поехали с братом, мамой и её друзьями отдыхать в деревню на речку, — рассказывает Даша. — Взрослые отдыхали на берегу, а мы с братом купались в реке, она была мелкая, но было небольшое течение, которое усиливалось между кустами. Пока мы бесились в воде, у меня слетел резиновый сланец и поплыл по течению к кустам, я пошла следом, и тут дно под ногами резко пропало, я начала тонуть, захлёбываться.

Даше было 8, но тот случай на реке она запомнила на всю жизнь

Даше было 8, но тот случай на реке она запомнила на всю жизнь

Ко мне подплыл брат и попытался взять за руку, но тоже оступился, и мы начали барахтаться вдвоем. Нас заметила тетя, побежала к нам, когда она до нас дошла, тоже ступила в этот обрыв, от неожиданности взялась за меня, и я оказалась полностью под водой. Она взялась руками за ветки и выдернула меня из воды. Потом подплыла моя мама, мы её предупредили, чтоб не подходила, что здесь обрыв. И она нас по одному вытянула туда, где мелко. Больше я в воду не заходила и ещё долгое время боялась плавать. И не знаю, что было бы, если бы не мама.

Почитайте также истории екатеринбурженок, которым помогла выжить донорская кровь. А еще мы рассказывали, как на Шарташе чудом спасли захлебнувшегося ребенка.

оцените материал

  • ЛАЙК29
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ8
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ5

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня.Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!