30 сентября среда
СЕЙЧАС +6°С

Дауншифтинг по-уральски: как семья спортсменов променяла виллу в Египте на дом в свердловском поселке

Александр и Юлия решили держаться корней и сменили кайтсерфинг на изготовление туесков

Поделиться

Раньше Александр и Юлия путешествовали по всему миру, а сейчас живут в свердловской Павде

Раньше Александр и Юлия путешествовали по всему миру, а сейчас живут в свердловской Павде

При выборе между деревней на Урале и курортом в Египте Александр и Юлия предпочли русскую глубинку. Когда-то они обучали людей кайтсерфингу в Хургаде, а сейчас делают туески и корзинки на севере Свердловской области. Мы пообщались с ребятами и выяснили, зачем они променяли виллу на золотистом пляже на уральский поселок и как они нашли себя среди русской тайги.

Объединенные ветром

Александр Будный родился в Белоруссии, в Витебске. На родине он занимался изготовлением мебели для офиса и дома, но в какой-то момент увлекся кайтсерфингом (катание на доске для серфинга вместе с воздушным змеем. — Прим. ред.). Когда работа стала съедать все свободное время, не оставляя ничего для нового занятия, он решился на переход к новому этапу. И в 2008 переехал в Центральную Россию.

— В Москве устремления привели меня в кайт-школу, — рассказал Александр. — Люди там были такие же увлеченные ветром. Году в 2009 мы поехали на Плещеево озеро в Ярославскую область. Это было единственное место, близкое к Москве, где можно обучать людей этому спорту.

В то время Юлия Абзалтынова переехала из Екатеринбурга в Москву, работала в рекламном агентстве и мечтала научиться кайтсерфингу. Судьба ее привела на Плещеево. И поначалу она занималась у другого инструктора, но в какой-то момент Александр предложил ей свои услуги. Оказалось, что у них много общих интересов. Александр и Юлия стали проводить больше времени вместе. А потом и вовсе создали собственный проект обучения кайтсерфингу KiteProfi.

Москва для такого спорта не подходила, и нужно было искать места поудобнее. Какое-то время ребята обучали людей кайтсерфингу в Анапе, на Бугазской косе. А затем переехали в Египет, в Хургаду.

— Там одно из лучших мест для кайтсерфинга: широкое побережье, большая отмель, много места, немного людей, — поделилась Юлия. — С апреля по декабрь жили в Египте, снимали виллу. Кто-то из учеников селился вместе с нами, а кто-то жил в отелях. А зимой мы возвращались в Россию. И так прошло два года.

От египетских пляжей к российской глубинке

Однажды в отпуск ребята поехали в Кению. И это путешествие все изменило.

— Кения — очень классная и самобытная страна, — призналась Юлия. — Природа, люди, традиции, но чувствуется утрата культуры. Все вытеснили фанта с кока-колой. И вроде бы масаев (полукочевой африканский коренной народ, живущий в саванне на юге Кении. — Прим. ред.) видели, но все равно осталось ощущение искусственности. Нас это испугало. Вдруг и с Россией может случиться подобное? И мы потеряем связь с чем-то родным и важным.

Александр понял опасения своей спутницы:

— Мне вдруг захотелось взглянуть на карту нашей страны, ощутить масштаб. Я очень проникся, такая огромная территория. И везде люди, люди, люди. Все очень разные. Наверное, сыграло свою роль и то, что в Египте мы пропускали весну и осень в России, поскольку в Хургаде начинался сезон ветров. И я все сравнивал, наша русская весна — это буйство зелени, ароматы, цветение. А в Египте все одинаково: море, солнце, песок. Я поделился с Юлей своими мыслями, и мы решили выбрать свое новое местечко, куда мы переедем.

Если есть два варианта, выбирай третье

Новое место для жизни ребята искали с помощью форумов «Поселения.ру» и «Деревня онлайн», где пользователи рассказывали про интересные места в России. Там можно было найти поселения по интересам и приехать туда жить.

Вариантов было несколько: рассматривали Алтай и Пермский край, исключением были Центральная Россия и Юг. Поскольку Рада родом из Екатеринбурга, семья решила остановиться на Свердловской области, чтобы быть поближе к родственникам. Вариантов по-прежнему было несколько, рассматривали даже родовые поселения.

На Среднем Урале Александр и Юлия присмотрели для себя поселок Рудничный в районе Краснотурьинска и Висим. Когда ребята уже было отправились на осмотр территорий, университетский друг Юлии предложил заехать к нему, упоминая, что у него есть какая-то база.

— Когда я спросила, где она находится, он ответил — в Павде, поселок расположился ровно между двумя выбранными нами поселениями. Все рядышком, очень удобно, — отметила Юлия. — Решено было начать с Павды. Но после этого места впечатления были настолько сильные, что все остальное казалось пресным. И уже понимали: все-таки да, Павда.

Нужно держаться корней

К жизни в глубинке ребята привыкли не сразу. Деревенский быт был в новинку: туалет на улице, душа нет, сложнее оказалось справляться с мытьем посуды и стиркой. До переселения Александр и Юлия практиковали сыроедение. Но при больших физических нагрузках и в холодном климате без мяса оказалось нельзя.

Со временем ребята привыкли к местному девизу: «Мы никуда не торопимся». А еще в Павде Александр и Юлия освоили народную медицину — гирудотерапию (терапия медицинскими пиявками. — Прим. ред.), лечение травами. Конечно, в поселке есть фельдшер. Но ребята хотели быть ближе к корням, потому и рассудили: позаботиться о своем здоровье они должны сами, не надеясь на чью-то помощь.

В Павде ребята познакомились со славянской ведической традицией. Им она пришлась по душе.

— В ней огромная глубина и мудрость наших предков. «Жить по совести, в ладу с природой, а если ищешь высшего знания, познать себя», — объяснила Юлия. — Вскоре после этого у меня появилось второе имя — Рада.

Туески — туесками, а кушать хочется

На новом месте Юлия планировала заниматься народными ремеслами. Но оказалось, что это довольно специфическая сфера, которая требует много времени. При этом спрос небольшой. Требовался дополнительный заработок, после чего пришла идея продавать натуральную косметику.

— Туески — туесками, кадушки — кадушками, а кушать и быть здоровыми люди хотят всегда, — объяснила Юлия. — Теперь это основная часть нашего дохода. Идея с косметикой возникла после знакомства с краснотурьинским поселением «Серебристый кедр», где нам показали технологию изготовления живичного крема (основа состоит из смеси кедрового масла с древесной смолой. — Прим. ред.). Сначала мы его делали для себя, потом стали продавать. Потом на этой же основе я стала делать крем для лица.

В свою очередь, Александр купил небольшой набор инструментов, чтобы починить крышу, окна и забор. Парень начал осваивать работу с древесиной. Заметив это, глава поселка предложил Александру заняться созданием резных деревянных табличек и указателей. Позже он освоил бондарство (изготовление емкостей из древесины. — Прим. ред.) и воплотил давнюю мечту сделать собственную деревянную ложу.

— Если умеешь работать инструментом, найти заработок просто. Теперь я и электрик, и столяр, и плотник, и сварщик, и сантехник, и банщик, и кровельщик, — похвастался Александр. — Часто приходится делать двери на заказ. Сейчас я работаю у местного жителя, который строит себе дом. Выезжать далеко мне не с руки, а тут объект сравнительно недалеко — километров 60 от поселка.

Это уже не игра

Сейчас Александру и Юлии город как место для жизни не интересен. Они объясняют, что это бег по кругу: люди живут, чтобы закрыть кредиты, взять кредиты, оплачивать жилье, искать работу. А в деревне иначе: дом маленький, но свой. Да, зимой нужно чистить дорожки от снега, топить печь, летом собирать травы для чая, шишки на варенье, заготавливать грибы и ягоды, но во всех этих занятиях нет такой суеты, как в городе.

Друзья и родственники не сразу поняли их выбор. Думали, что ребята во что-то играют. Но теперь видят, что это их решение. Здесь они нашли свой дом и довольны новой жизнью. На вопрос, не было ли соблазна вернуться в город, и Юлия, и Александр единодушно отвечают: «Нет». Они объяснили, что ни от чего не убегали, а ехали в глубинку с пониманием того, что это будет правильно для них.

Мы уже писали об удивительном поселке Павда, что на севере Свердловской области. В свое время это была застава на единственной дороге между Сибирью и Центральной Россией, там добывали золото и платину, а сейчас это деревня дауншифтеров. О ней в своей колонке рассказал уральский музыкант Михаил Лузин. Помимо Павды, он побывал в уральской Черногории, которую невооруженным взглядом нельзя отличить от Европы. Он также путешествовал по уральской Швейцарии — в Челябинской области, что под Верхним Уфалеем на берегу озера Чусового.

оцените материал

  • ЛАЙК15
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ4
  • ГНЕВ4
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня.Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!