30 сентября среда
СЕЙЧАС +5°С

Другие статьи автора

«Никак не могу найти второй носок»: колонка уральского журналиста в инвалидном кресле

Александр Беляев — о нелепых и смешных ситуациях в жизни человека без ноги

Поделиться

Александр Беляев ответил на вопрос, почему люди избегают разговоров на медицинские темы

Александр Беляев ответил на вопрос, почему люди избегают разговоров на медицинские темы

Александр Беляев — известный журналист, много лет проработавший в уральской «Комсомолке». В прошлом году из-за болезни он потерял ногу. По просьбе E1.RU Александр начал писать колонки о том, каково в Екатеринбурге жить человеку без одной ноги. В сегодняшнем тексте он рассказывает, в какие неловкие и курьезные ситуации может попасть инвалид.

Есть читатели, которые постоянно упрекают меня в нытье. Обычно они приводят примерно такой аргумент: «А вот мой знакомый без ног (вариант — без рук) не жалуется на жизнь, а скачет, словно молодой козлик». При этом всегда почему-то ссылаются на чужой опыт. Не знаю, почему меня приняли за мизантропа. Вроде стараюсь рассказывать о жизни инвалида по возможности духоподъемно, чтобы ободрить товарищей по несчастью. Поэтому расскажу о смешных и неловких ситуациях с инвалидностью.

Был у меня однокурсник Валера с просто удивительным косоглазием. Было непонятно, куда он направляет взор. И вот однажды ему прислали из дома уральские яблочки, любовно взращённые в своем саду. А другому товарищу Коле с Алтая пришла посылка с самогоном, настоянным на корне женьшеня. Обрадовавшись этому счастливому совпадению, мы засели в общаге, разлили самогон по стаканам, похищенным из газировочных автоматов, и нацелились на яблочки, предвкушая ароматную закуску.

Хряпнули. Я первым ухватил фрукт, надкусил, и физиономию перекосило от кисло-горького ощущения. Глядя в потолок и смахивая скупую слезу, я выдавил: «Ну, такими яблочками только косым глаза вправлять!» В комнате наступила тишина. Товарищи глядели на меня с ужасом, а Валера по своему обыкновению — непонятно куда. Когда до меня дошел смысл того, что брякнул, захотелось забиться в самый темный уголок и там тихо заплакать. До сих пор при этом воспоминании у меня горят уши. И лишь теперь я понял, почему сегодня собеседники отводят глаза от культи и избегают разговоров на медицинские темы. Из сострадания. Зря, между прочим.

Некоторые берутся как-то ненавязчиво ободрить. Один товарищ вдруг сказал, что я могу еще встретить подругу жизни. «Ага, — ответил я. — Только у нее не должно быть левой ноги (я лишился правой). Чтобы мы могли складываться, как пазл». И даже показал этот процесс на пальцах, чем привел в смущение присутствующих дам. Наверное, это мой особый талант — вводить в оторопь и окружающих, и себя. Язык мой — враг мой.

С кем я могу абсолютно свободно обсуждать любые медицинские темы — так это с пятилетней внучкой Маргаритой. «Дедушка, — однажды напрямую спросила она. — А тебе ногу топором отрубили?» «Нет, — говорю. — Пилой отпилили». Мы оба задумались. Рита, видимо, с ужасом представляла этот процесс, а я размышлял о том, что на самом деле творили со мной в операционной, пока я пребывал в наркотическом бреду.

Оставшись один, полез в интернет посмотреть, какие инструменты применяют при ампутации. Оказывается, струнную пилу. Не буду пересказывать неаппетитные подробности процедуры, скажу только, что этот инструмент, который я про себя назвал балалайкой, применяется не только в хирургии, но и в лесопереработке. Он расчленяет сосну диаметром до двадцати сантиметров. Вспомнилось зачем-то лермонтовское: «На севере диком стоит одиноко на голой вершине сосна». Наверное, из-за слова «одиноко». Возможно, еще и «голой», а также «диком».

С дочерью Ольгой тоже бывают забавные ситуации. Надо сказать, что стирать, то есть запихнуть в машину белье и включить ее, я могу самостоятельно. Но развешивать тряпки на веревке должен кто-то другой, поскольку стойка на одной ноге с мокрым пододеяльником в руках представляет некоторую опасность для жизни. Если не верите, то попробуйте сами. После стирки Ольга почему-то долго копалась в машине, а потом горестно заявила: «Папа, я никак не могу найти второй носок!» Только после предложения хорошенько подумать о моей нынешней анатомии дочь сказала: «Ой!» — и весело поскакала развешивать белье.

Бывают и поводы для огромной гордости. Сиделка, первое время после операции обслуживавшая мое почти неподвижное тело, имела привычку обмениваться впечатлениями о пациенте с коллегами по телефону. Благодаря ничтожным размерам квартиры я слышал все эти бесконечные консилиумы. Выслушав однажды, как я понял, бесконечные жалобы другой сиделки на своего подопечного, она ответила: «А вот мой-то Александр — старик, а совсем не пахнет!»

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

оцените материал

  • ЛАЙК11
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня.Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!