20 октября вторник
СЕЙЧАС +6°С

«Люди спрашивают, не онкология ли у меня»: история девушки, которая в 19 лет потеряла все волосы

Анна рассказала, как отказалась от париков и приняла себя

Поделиться

Анна живет без волос с 19 лет

Анна живет без волос с 19 лет

Екатеринбурженка внезапно потеряла все волосы

Анна Солодянкина оканчивала первый курс УрФУ, когда у нее начали выпадать волосы. Через несколько месяцев у 19-летней девушки не осталось ресниц, бровей, волос на голове и теле. То, что с ней произошло, называется тотальной алопецией. Сейчас Анне 26 лет, она живет в Санкт-Петербурге. Анна рассказала E1.RU, как приняла свою особенность, как реагировали мужчины, друзья и незнакомые люди.

«Я даже слово «лысая» не могла произнести»

В июне 2013 года я обнаружила на затылке лысое пятно, так называемое гнездо. Даже не сама, а друзья показали: у меня была густая копна волос, и сама его заметила бы не сразу. Конечно, я испугалась и сразу обратилась к врачам, и далее были многочисленные обследования. Но пятен становилось больше, и параллельно волосы сильно сыпались.

Врачи сделали вывод: это аутоиммунное заболевание, но не смогли установить причину, почему иммунитет так отреагировал. Единственное, что мне предложили — принимать гормоны, которые, возможно, запустят рост волос. Но это борьба с симптомами, а не с причиной заболевания, поэтому я от этого отказалась.

Я была сильно напугана. На одной из первых встреч с трихологом с опаской спросила: «Неужели я совсем останусь без волос?». Мне кажется, я даже слово «лысая» тогда не могла произнести. Врач успокаивал: «Нет, все будет в порядке». Но все пошло по другому сценарию: случилась тотальная алопеция.

В сентябре 2013-го стало понятно, что волос не сберечь, поэтому я их сбрила. Не думаю, что в первые месяцы я понимала, что это навсегда. Все равно надеялась, что волосы будут расти. Я начала носить парики, затем — платки. Конечно, близкие друзья знали о моей проблеме с волосами, но показаться без парика какое-то время я не могла даже перед ними.

Однокурсники заметили, что у меня изменился имидж, но никто об этом особенно не расспрашивал. Рассказать открыто о своей алопеции я смогла только через несколько месяцев, когда обратилась к психологу и работала над принятием ситуации. На втором курсе у нас была дисциплина «Толерантность в СМИ», и нужно было представить проект о любой социальной группе, к которой общество относится неоднозначно и в СМИ это транслируют. Я сперва хотела рассказать про сыроедов, но в последний момент решила сделать проект о девушках с алопецией. Рассказала, кто это и как их воспринимают. И в конце проговорила, что у меня алопеция, показав на экране свою фотографию.

Многие однокурсники были шокированы, некоторые подходили, говорили: круто, что ты смогла об этом рассказать. Поддерживали. Естественно, я очень переживала и волновалась. Это был один из важных моментов для меня.

«Зачем же ты себя так изуродовала?»

На четвертом курсе мы с друзьями поехали учиться по обмену в Чехию. К тому времени я пару раз выходила из дома без парика, и это были стрессовые ситуации: было даже физически тяжело переступить порог квартиры, словно выходишь обнаженной и беззащитной.

В Чехию я взяла парик как моральную поддержку. Перед первым собранием в университете долго крутилась у зеркала и не могла решить, как пойти, — в платке или без него. Друзья сказали: «Тебя здесь никто не знает, почему бы тебе просто не быть собой? Ты уже встала на этот путь, так продолжай его». Я отложила платок и пошла лысой.

Поначалу было некомфортно. И люди, естественно, чувствовали мою неуверенность.

«Первое, что спрашивали: все ли хорошо, не онкология ли у меня?»

Анна Солодянкина

Когда слышали, что все в порядке, начинали делать комплименты.

За полгода в Чехии я привыкла, что так и должно быть. В Европе другая культура и менталитет, там в принципе ценят людей, которые отличаются от других. Когда вернулась в Екатеринбург, понимала, что будет непросто. В университет я уже пришла лысая. Некоторые меня не узнавали, многие поддерживали, в том числе и научный руководитель. Были и острые реакции, один преподаватель подошла и сказала: «Зачем же ты себя так изуродовала? Что родители об этом думают?».

Семья, конечно, переживала. Родители, как и я, поначалу воспринимали алопецию как то, с чем нужно бороться. Некоторые родственники до сих пор считают, что это ненормально, что с этим нужно что-то делать, спрашивают: что там с волосами? Я отвечаю: а что с ними? Их нет, все окей.

Папа подошел к этому вопросу с мужской прямотой и сказал: ну и ладно, ходи так. Я тогда подумала, что он меня не понимает, а сейчас осознаю, что оказался абсолютно прав. Папа умер в 2016 году. Я тогда вернулась из Чехии, и все мое внимание с алопеции переключилось на переживание потери.

Мама переживала и поддерживала, все близкие и друзья были рядом и одобряли любой мой шаг. Я поняла, что не могу скрываться и постоянно носить парики. И тяжело принимала то, что не могу быстро принять эту ситуацию. Мне хотелось сразу выходить без парика, сразу решить этот вопрос, но так не бывает. Для этого нужно время.


«Парень спросил, как я собираюсь жить, любить и заниматься сексом?»

До алопеции у меня были длинные темные волосы и густые ресницы, в каком-то смысле стандартная симпатичная внешность, и я привлекала внимание парней. Когда случилась алопеция, парни, которые интересовались мной, дали понять, что с ней нужно бороться.

Один молодой человек поддерживал меня во время обследований. Но когда я сказала, что отказалась принимать гормоны, он отреагировал категорично: как так, нужно бороться дальше, как же я собираюсь жить, любить и заниматься сексом? Он не принял мое решение. Конечно, это стало дополнительным поводом для переживаний и комплексов, которые во мне зародились.

«Так получилось, что парням, которые тогда были рядом, я такой не нравилась»

Анна Солодянкина

Сейчас я не чувствую дефицита во внимании мужчин. Те, кто подходят ко мне знакомиться, изначально принимают мою внешность такой, какая есть. А многих наоборот именно этот факт и привлекает. Не могу сказать, что внимания стало больше или меньше, просто обстоятельства изменились.

Анна до потери волос

Анна до потери волос

Как можно нравиться другим, если сам себя не любишь? Я себе не нравилась — так и другие внимания не обращали. Сейчас я уверена в себе, чувствую свою привлекательность — и это магнит для других.

Когда посыпались брови, я сделала татуаж. Накладные ресницы не клею, просто крашу глаза, рисую стрелки.

«Самый популярный вопрос от незнакомых мужчин: «Девушка, простите, как вы так идеально всю голову бреете, я мучаюсь, не получается?»»

Анна Солодянкина

Приходится их разочаровывать, ведь ничего дельного посоветовать не могу.

Хамов встречаю редко или просто не замечаю их. Если подходят с шуткой, я тоже могу ее подхватить. Чаще встречаю положительную реакцию. Например, этим летом в Екатеринбурге ко мне подошла визажист и пригласила на фотосъёмку.

«Только давайте без лысых женщин в кадре»

На собеседованиях никто не задавал вопрос на эту тему. В издательстве, с которым сейчас сотрудничаю, только спустя несколько месяцев осторожно спросили, связан ли мой образ со здоровьем. Как правило, многие думают, что это просто имидж.

Как-то была ситуация: мы делали фотосъёмку для книги, и я оказалась на некоторых снимках. На тот момент мы еще не встречались с заказчиком лично, и, когда я отправила фотографии, чтобы получить обратную связь, мне ответили: «Только давайте без лысых женщин в кадре». Я к этому отношусь спокойно: это то же самое, как если бы попросили: «Уберите вон ту блондинку из кадра».

«Кто-то носит хвост, а я — лысая»

В Чехии подруга снимала меня для своего учебного проекта: помню, я смотрела на фотографии и понимала, что начинаю себе нравиться. Год назад дизайнер Янис Чамалиди попросил меня поучаствовать в показе DIVIDUUM. И было тоже важным для меня событием: придало уверенности. Благодаря таким событиям у меня сложилось ощущение, что я себя приняла.

Принятие себя — процесс бесконечный. Думаю, для каждого из нас. Продолжаю ежедневно учиться принимать себя в разных ситуациях. Но самый главный острый момент пройден, я могу об этом спокойно говорить. Я не считаю алопецией заболеванием в том смысле, что она не стесняет меня, не мешает мне жить и заниматься тем, что нравится. Это просто одна из составляющих моей жизни. У всех разные прически, разный имидж. Кто-то носит хвост, а я — лысая.

Также мы рассказывали про екатеринбурженку, у которой нет волос с детства. Сейчас она работает моделью.

оцените материал

  • ЛАЙК94
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ12
  • ГНЕВ3
  • ПЕЧАЛЬ6

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!