7 марта воскресенье
СЕЙЧАС -11°С

Были пытки или нет? Почему отменили приговор каменским полицейским, «заставлявших» подростков рыть могилу

Адвокат объяснил противоречия, из-за которых отменили приговор и вернули дело в прокуратуру

Поделиться

Приговор полицейским вызвал волну народного возмущения, протестующие утверждали, что оперов оговорили

Приговор полицейским вызвал волну народного возмущения, протестующие утверждали, что оперов оговорили

Поделиться

На Урале отменили приговор полицейским, обвиняемым в пытках детей

В начале года четырех полицейских из Каменска-Уральского: Алексея Возчикова, Василия Половку, Эмиля Гасанова и Алексея Андреева — обвинили в издевательствах над детьми. По словам подростков, полицейские их пытали, вывозили в лес и заставляли рыть себе могилу, чтобы те сознались в краже. После неоднозначного расследования Синарский районный суд вынес сотрудникам полиции приговор, который 25 августа отменил областной суд.

Адвокат каменских полицейских, которых обвинили в пытках подростков, рассказал E1.RU, почему отменили приговор и вернули дело в прокуратуру. По словам Олега Космарева, показания ребят ничем не подтверждаются и противоречат друг другу. Мы поговорили с адвокатом, чтобы разобраться во всех несостыковках и понять, что произошло на самом деле.

— Почему отменили приговор?

— Суд усмотрел не только нарушения, допущенные судом первой инстанции, но и, более того, нарушения на этапе расследования. Они настолько серьезные, что их невозможно устранить в суде, поэтому дело вернули в прокуратуру.

— Какие именно нарушения были выявлены?

— Доказательная база очень скудная. Фактически она основана на показаниях несовершеннолетних, которые объективными данными вообще не подтверждались. Отсутствие телесных повреждений. Отсутствие внятных обращений за медицинской помощью.

— А как же та самая могила/яма, которую они якобы заставляли их копать?

— Возьмем пресловутую яму, которую якобы потерпевшего Бусова (имя изменено. — Прим. ред.) заставляли копать.

В протоколе фигурирует участок слегка взрыхленной поверхности. При том что он сам говорил, что яму он копал на протяжении 40 минут. Достаточно крепкий 16-летний подросток, представляете, какую должен был вырыть яму. Там можно окоп полного профиля выкопать.

— Может, ее закопали потом обратно?

— Никто такого не говорил и не утверждал. То же самое относится к подушке, которой их якобы избили [потерпевшие утверждали, что их избивали подушкой с утяжелением внутри]. Ее описание сильно разнится в показаниях потерпевших. Ее, кстати, и не обнаружили. Но дело даже не в этом, если их действительно били этой подушкой, почему у подростков даже ее описание не совпадает?

— Еще были несостыковки в словах подростков?

— Много всего было. На что я лично обратил внимание. Бусов очень настойчиво утверждал, что его приковывали наручниками в полицейской машине, когда его возили на место, где он закладывал наркотическое средство. Причем он испытывал физическую боль.

Но если мы застегнем наручники у подростка на руке с его нежной кожей да еще так, что он будет чувствовать сильную боль, то в любом случае ссадины или другие следы на этом месте останутся. С учетом того что машина едет достаточно долго, маневрирует, трясет ее.

Однако практически сразу после этого Бусова осматривал независимый врач. В медицинском заключении он описывал его внешний вид, состояние одежды и наличие или отсутствие телесных повреждений. И там ничего нет, никаких повреждений.

— А что с биллингами телефонов? Нельзя проверить, вывозили в лес действительно или нет?

— Если кратко, то все точки, по которым они ездили, и места нахождения райотделов и место жительства фигурантов находятся рядом. В какой-то момент используют одни и те же вышки базовых станций. Лес, в который возили, начинается почти сразу после дома Бусова. Это фактически никак не проверить — был он в лесу или нет.

Кроме того, сам по себе факт вывоза не является преступлением. Когда его проверяли на причастность к незаконному обороту наркотиков, его тоже возили, чтобы он показал место, откуда взял закладку.

— Что это за история с наркотиками?

— Он только показал, где изъял закладку, его не привлекли, но отрабатывали его причастность к обороту. Он изначально сообщал о закладках. У него дома были найдены предметы для курения с наслоением наркотических средств. Количество было недостаточным для возбуждения дела. Это всё есть в материалах дела, и это никто не отрицает.

— Представитель потерпевших Барсуков рассказал, что в деле были не только слова потерпевших, но еще и экспертизы.

— Самой главной экспертизы нет. Почвоведческой. Она может показать, слои земли нарушены или слежались. Она могла бы закрыть этот вопрос про то, что якобы заставляли рыть могилу. И хотя мы заявляли ее на следствии, следователь отклонил ходатайство. Потому что следствие не заинтересовано было в том, чтобы в деле появились дополнительные доказательства невиновности полицейских.

К сожалению, у нас только в УПК осталось, что следователь обязан проверить версии как виновности, так и невиновности. У следователя сейчас одна задача — обвинить и добиться направления в суд.

— А другие экспертизы?

— Поскольку это несовершеннолетние, в отношении них всегда проводится психолого-психиатрическая экспертиза. Один из основных вопросов которой — склонен ли подросток к фантазированию и лжи. В 99% случаев в заключении там пишут одну фразу: «Не склонен к фантазированию и лжи». Так же и здесь.

Однако мы в судебном заседании допрашивали людей, которые его хорошо знают. Они рассказали другое, что мальчик — образец изворотливости и будет изворачиваться до тех пор, пока его железобетонными фактами не припрут к стене. И в его показаниях это заметно — он даже себе противоречил. Например, он потом сам признался в суде, что оговорил часть полицейских, и отказался от части ранее данных показаний.

В самом отделе полиции с самого начала не верили в виновность своих коллег

В самом отделе полиции с самого начала не верили в виновность своих коллег

Поделиться

— А что с другой потерпевшей, девушкой?

— Она тоже заявляла, что ее били подушкой и так далее. Но в медицинских документах отражена простудная природа ее почечного заболевания. Она занимается на постоянной основе греблей, а у гребцов болезнь почек на простудной основе — это профессиональное заболевание. Так как постоянно на эту область попадают брызги и дует ветер. Ее диагноз не может быть по причине каких-то ударов.

— Еще какие-то были противоречия у нее?

— Я девочку в процессе уже не застал. Когда ее начали в судебном заседании ловить на этих противоречиях, оглашать ранее данные показания, она изобразила, что ей стало плохо. Ее допрос прервали, после чего она уже ни в одно судебное заседание не пришла.

— Так можно разве?

— Суд сделал ей скидку на то, что она несовершеннолетняя. Обязать ее принудительным приводом в силу ее возраста не смог или не захотел. В итоге суд сам себя лишил возможности эти противоречия устранить. Потому что в первых ее показаниях — одно, в том, что она начала на суде говорить, — другое. Внутри показаний ее на следствии тоже противоречия.

— Можете пример привести?

— Например, она утверждала, что, когда ее тоже возили в лес, Возчиков активно интересовался, живет ли она половой жизнью, девочка ли она и не хочет ли она с ним познакомиться поближе. Но в деле в качестве вещдока есть репортаж, где кусочек пресс-конференции с участием потерпевших и депутата Вегнера. И там она то же самое слово в слово говорит не об Алексее Возчикове, а о следователе Капустине. И ни слова о том, что этим интересовался Возчиков. Потом про Капустина она ничего не говорит, а вдруг по ее словам этим начал активно интересоваться Возчиков. И таких моментов масса.

— Получается, что их показания противоречат друг другу и имеющимся фактам, но полицейских всё равно осудили на основе их слов?

— Да, показания этих двух человек положены в основу обвинения. Я еще понял бы, если показания согласовывались бы с совокупностью других доказательств, но других доказательств просто нет. Весь приговор из таких противоречий соткан.

Он достаточно внятно мотивы оговора излагал. Суд первой инстанции вообще это проигнорировал. В приговоре даже оценки его отказу не дано. Просто суд доверяет его показаниям, данным ранее, и всё. Это нонсенс.

Единственный полицейский, от показаний на которого Бусов не отказался, — это мой подзащитный Алексей Возчиков. Он год назад уже раскрыл дело о краже с автомойки, которую совершил Бусов. Поэтому у мальчика был мотив для оговора. Однако в суде не обратили внимания на это уголовное дело, не истребовали никакие материалы, значения не придали.

В настоящее время полицейские продолжают службу

В настоящее время полицейские продолжают службу

Поделиться

— Что по поводу последней кражи, признание в которой якобы из него выбивали?

— В деле есть очень веские доказательства против Бусова, что преступления, за которые его начали раскручивать [кража сумочки у пенсионерки], он реально совершил. Кража эта была им совершена, потому что как минимум он воспользовался банковской картой, которая находилась в сумке потерпевшей.

Однако Следственный комитет фактически саботировал расследование этого уголовного дела. Они понимали, что если дать ему ход, это очень серьезно бросит тень на уголовное дело в отношении сотрудников полиции. В итоге дело приостановлено по основанию розыска лица, подлежащего уголовной ответственности.

— То есть Бусова вывели за рамки этих лиц?

— Да, если бы этого не произошло, это бы очень серьезную тень бросало на дело против сотрудников полиции.

— Как можно вывести за рамки, если есть доказательства против него?

— Есть отсекающее постановление, им следователь решает не привлекать Бусова к уголовной ответственности по этому конкретному факту. Это сделано для того, чтобы он был безупречным потерпевшим.

В начале года четырех полицейских из Каменска-Уральского обвинили в издевательствах над детьми. По словам подростков, полицейские их пытали, вывозили в лес и заставляли рыть себе могилу, чтобы те сознались в краже. Синарский районный суд приговорил их к 3 и 4 годам колонии. Родственники и коллеги осужденных выступали с пикетами в защиту полицейских, утверждая, что дело построено на словах. В августе областной суд признал существенные нарушения в расследовании и вернул дело в прокуратуру.

А тут вы можете почитать про другой отмененный приговор — женщину обвинили в избиении и смерти взятого под опеку ребенка-инвалида. Следствие решило, что причиной смерти маленького мальчика были удары по голове, однако сама женщина утверждала, что причина — заболевание крови.

оцените материал

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ2
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Loading...
Loading...