23 октября пятница
СЕЙЧАС -2°С

Другие статьи автора

«Мой ребенок видит агрессию»: психолог — о том, почему дети терроризируют одноклассников и как на это реагировать

Анастасия Беренова в своей колонке рассказала, как справиться с подростковым насилием

Поделиться

Мелкая агрессия детей может перерасти в большой террор

Мелкая агрессия детей может перерасти в большой террор

В каждой школе можно найти ребенка, который не дает спокойно жить одноклассникам. Он обижает их. И чаще всего кажется, что без причины. Мы попросили психолога и соавтора книг про безопасность детей и подростков Анастасию Беренову прокомментировать такое поведение школьников. В своей колонке она также разобрала пару резонансных случаев: историю про третьеклассника, который тычет детей из своей школы карандашом, и инцидент с восьмиклассницей, которым уже занимаются прокуратура и следователи.

Однажды после лекции для педагогов к нам подошла учительница и пожаловалась: «У меня в классе ребенок терроризирует весь класс, агрессивен. Ему прописали таблетки и лечение у психиатра, но мама отказывается что-либо делать. Что предпринять?» Мы поговорили с ней о тактике диалога, о том, как важно весь класс научить не реагировать на ребенка — не создавать почву для провокаций и травли, а в случае агрессии всем вместе защищать каждого. Но все это полумеры. Потому что, во-первых, мы не знаем, верное ли было выбрано лечение, а во-вторых, историй таких — легион. Где-то ребенок агрессивно ведет себя, потому что не умеет контролировать поведение, как в данном примере, а где-то — просто копирует поведение взрослых. Он может быть дурно воспитан, и на попытку диалога с родителями учитель получает от них волшебное «ачотакова» или вовсе встречное обвинение в травле «идеального ребенка».

К сожалению, юридических мер воздействия на семью, а может, и к счастью, не так много. Заставить ребенка уйти из школы или принудительно обратиться к психиатру невозможно. Разве что ситуация настолько страшна, что есть основания для административной или уголовной ответственности. Последняя наступает, если ребенок в 14 лет и старше вымогал деньги, грабил, его действия имели характер сексуального преследования или распространения порнографии, особенно с шантажом.

Сложнее доказать угрозы, но угроза жизни и здоровью также квалифицируется по статье ст. 119 УК РФ (ответственность наступает с 16 лет). Если ребенок младше, а агрессия малозначительна или не доказуема, сделать ничего невозможно.

«Если действия опасны для окружающих, а ребенок мал — есть шанс добиться постановки на учет или чтобы с родителями пообщались органы опеки»

Анастасия Беренова

Но если родители маргинальны или высокопоставленны, это не возымеет никакой роли, более того, может только их озлобить. Например, ребенок 7 лет кидался ножиками в выходящих из школы подростков. В таком случае была проведена беседа родителей с участковым после звонка подростков в полицию, на этом история и закончилась, а ребенок продолжал проявлять агрессию.

Оценить опасность ситуации для окружающих можно по следующим признакам: наличие оружия (нож, баллончик, шокер и т. д), агрессивный ребёнок сильнее жертвы или это группа детей — это высокий уровень опасности для жизни и здоровья. Да, по малолетству и тут можно уйти от ответственности, но на родителей могут возыметь действие штрафы, ограничение родительских прав и т. д. В остальных ситуациях при низком уровне опасности повторяющихся ситуаций — срыв уроков, драки, мат, брань — воздействовать на агрессора в правовом поле практически невозможно.

Значит ли это, что нужно опускать руки? Конечно, нет, и здесь мы приведём некоторые схемы возможных действий.

Есть ситуации, которые стоят особняком: ребенок проявляет агрессию из-за того, что не может управлять собой или транслирует внутреннюю боль. Если родитель готов работать над проблемой, идет на диалог и помогает ребенку — это отличная новость. Здесь важно поддержать его в этом, а не травить. Возможно, в некоторых случаях ребенку может понадобиться тьютер (педагог, работающий с конкретным ребенком индивидуально. — Прим. ред.). Узнайте и помогите родителю агрессора все вместе — составьте хартию поведения в коллективе, обозначьте границы, поделитесь, если знаете, рекомендациями специалистов или помогающих служб, обучите своих детей специфике общения, если это нужно.

«Ребенок-агрессор может нуждаться и в медикаментозной помощи, и в новых навыках — управления гневом и эмоциями, легитимным способам подружиться»

Анастасия Беренова

Все эти вопросы решаемы. Если ребенок транслирует из дома эпизоды насилия — важно проговорить с одним из родителей о проблеме. Возможно, он тоже нуждается в помощи и просто не понимает, что происходящее в семье — не норма и не признак «крепкой руки», а опасная ситуация, прерывать которую нужно срочно! Расскажите о том, как опасно и психологическое насилие — угрозы, ругань, обесценивание, насмешки, газлайтинг, экономическое насилие в семье и т. д.

Ниже мы будем говорить о ситуации, если родитель отрицает диалог с учителем или в диалоге только встречно обвиняет весь класс, а не своего ребенка.

Что НЕ нужно делать?

  1. Оставлять учителя один на один с проблемой. То, что он должен отвечать за все, научить всех, перевоспитать, — опасное заблуждение, которое развязывает руки родителям дурно воспитанных детей, а не решает проблему. Если у вас в классе есть неуправляемый ребенок, лучше объединиться всем, но не с посылом «мы против него», а с посылом «давайте вместе решать сложившуюся проблему». Наоборот, замотивируйте учителей и администрацию объединиться с вами, аргументировав тем, что школа, не обеспечивая безопасность ребенку, в случае опасной ситуации очень рискует.
  2. Надеяться, что проблема «израстет». Нет, ребенок, который не получает должный отпор за проявления агрессии или должной помощи в управлении поведением, будет чувствовать себя дальше более развязно.
  3. Ни в коем случае не решать вопрос силой! Родитель, который, после того как его ребенок попал в больницу в результате нападения, пошел выяснять отношения с обидчиком, сейчас отвечает по уголовной статье, а напавший подросток продолжает ходить по школе «королем», ведь теперь для общества жертва — он. По этой же причине ни в коем случае нельзя и говорить с чужими детьми о их поведении: во-первых, не факт, что сработает, если это хам и подлец, а во-вторых, завтра уже его родители выступят против вас. Ну и не забывайте, что вы можете получить искаженную информацию и излишне эмоционально повести себя. Поэтому правило № 1. Действуем только в правовом поле!!!
  4. Нельзя настраивать коллектив против ребенка-агрессора, не научив легитимным способам самозащиты. Иначе вы получите так называемую «травлю самозащиты», когда дети в ответ на агрессию ведут себя не лучше. Это потом даст полное право родителям зачинщика выставить агрессорами остальных, а свое чадо — жертвой.
  5. Ну и самое сложное в данном контексте — нельзя показывать слабость. Психолог, который советует «просто поговорить» или жалеет агрессора, без должного проявления силы воли или авторитетного (не авторитарного!) поведения взрослого, это будет считано как слабость и только раззадорит его, особенно если в его поведении проявляются садистические черты. Рекомендации «давайте жить дружно» отлично работают в травле незнания, когда дети по неумению без умысла обижают друг друга, но работают во вред в садистической травле или ситуации наличия психопатии. Прочитайте Антона Макаренко («Педагогическая поэма») — он никого не жалел, был тверд, но справедлив, поэтому и смог справиться с воспитанием беспризорников. К сожалению, очень мало психологов систематизируют свои советы в зависимости от состояния системы и вида травли.

Что может помочь?

  1. Объединяйтесь! Если обидчик выбрал одного ребенка в классе, не факт, что завтра он не найдет другого, и под раздачу попадет уже ваш. Не пытайтесь придумать отговорки, что ваш ребенок сильнее, смелее и его-то не тронут. Критерии выбора жертвы вам неизвестны. Но самое главное — наблюдение насилия не менее травматично для психики.

«Если даже ваш ребенок не пострадал, лучше составляйте коллективное обращение к директору»

Анастасия Беренова

Коллективу сложнее противостоять, а аргумент «я не хочу, чтобы мой ребенок был наблюдателем агрессии» весом и подкрепляется данными о том, как это вредно. Проговорите это руководителю. Если не уверены в аргументах — принесете распечатки статей квалифицированных психологов.

  • Соберите доказательную базу. Вполне возможно, что то, что вы считали возмутительным поведением, имеет состав преступления. И тогда обращение к руководству будет совсем иным. Так, например, мама первоклассника была уверена, что старшеклассник, который угрозами вымогал у него телефон, просто дурно воспитан. Но когда она поняла, что это квалифицируется как грабеж, а ответственность за него уже есть, совсем с другим настроем пошла к директору. Ведь ее сыну в этой школе еще учиться! Как и другим детям. Запросите записи с камер. Возможно, как в приведенном случае, все происходящее было записано на камеру. Храните скрины переписок в социальных сетях, не удаляйте контакты.
  • «И самое главное — научите своего ребенка не отвечать ответной агрессией, тогда виноваты станут оба в равной степени»

    Анастасия Беренова


  • Объединившись и собрав материалы, пригласите юриста — так вам будет легче грамотно и четко добиваться своей цели. Кстати, чего вы хотите? Возмещения ущерба, исключения ребенка из школы, постановки на учет, его перевоспитания? Не все цели выполнимы в вашем конкретном случае, и юрист здесь поможет заменить эмоциональную повестку на структуру действий.

  • Попробуйте понять причину агрессии. Ребенок копирует поведение отсидевших родственников? Просто дурно воспитан? Имеет проблемы с психикой или неврологией, поэтому не справляется с ситуацией?
  • Все три причины имеют разные решения. В первом и втором случае коллектив может занять позицию «у нас так не принято» и сделать так, что агрессору не выгодно будет так себя вести. Не модно, не престижно. Такое воспитание коллективом. Во втором случае, увы, без помощи специалиста ничего не сделать — разве что выработать с коллективом схемы действий, которые не провоцируют. Но увы, это не всегда работает, да и приучать детей к идее, что действия агрессора зависят от провокации или нет, — очень скользкая дорожка.

    1. Если вы поняли, что у ребенка нет родителей, а опекун попустительствует или родители маргинальны, скажите, что будете обращаться в органы опеки или полицию. Не самый лучший сюжет, но увы, истории «папа и мама сидят, а бабушка умеет только жалеть внука и не задает ему границ» не решаемы без вмешательства извне. Конечно, идеальным был бы результат такого обращения не в запугивании опекуна, ему и без того сложно, а в грамотной, квалифицированной помощи. Главное, чтобы опекун был готов ее принять, а это не всегда так.

    2. Научите объединяться детей. Не для того чтобы устроить темную, а чтобы каждый знал, что все вместе они защитят любого. Против всех разом противостоять сложнее, и агрессор, почувствовав себя не у дел, не сможет пакостить. В конце концов, есть виды агрессии, которые ищут зрителя или почитателя. Если такого нет, если есть осуждение и сплоченность — ему просто будет нечем подпитывать свою подлость.

    3. Начинайте разговор с родителем ребенка со слов «у нас есть проблема, и мы должны решать ее вместе». Расскажите, как мелкие садистические поступки при попустительстве взрослых создавали почву для серьёзных проступков и уголовного наказания в итоге. Вы хотите такого? А психиатрический диагноз без должной коррекции может привести к большой психиатрии и даже преступлениях на этой почве. К сожалению, факт наличия психиатрических проблем у нас страшно стигматизирован, и многие родители готовы отрицать диагноз, лишь бы не попасть на учет к психиатру. У этого опасения есть и реальные основания, и вымышленные. Покажите в диалоге, что для вас признание диагноза — не «ужас-ужас», и это лучше, чем закрывать глаза на него. Возможно, что родитель не из умысла, а по незнанию или невозможности выдержать правду без поддержки отказывается от помощи психиатра.

    В заключение скажу, что дружному, сплоченному коллективу гораздо легче противостоять нападкам агрессии одного ученика. И это будет ключевым навыком, который поможет детям. А память о том, что мы все были «один за всех и все за одного» не из агрессии, а из справедливой соразмерной силы, станет крепким фундаментом жизненной стойкости. Может быть, этот урок должен пройти и ваш ребенок, если попал в класс, где один агрессор держит в страхе остальных.

    Согласны с автором?

      Также вы можете почитать и другие колонки Анастасии Береновой. Например, психолог рассказывала о том, почему во время пандемии все так злятся и обвиняют друг друга. Также Анастасия объяснила, почему общество требует уничтожить обвиняемых в педофилии.

      Знаете факты про подростковое насилие в школах Екатеринбурга и можете ими поделиться? Сообщите нам на почту news@corp.e1.ru. Также можно воспользоваться WhatsApp, Viber и Telegram, их номер +7 909 704–57–70.

      Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

      Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

      оцените материал

      • ЛАЙК5
      • СМЕХ1
      • УДИВЛЕНИЕ0
      • ГНЕВ3
      • ПЕЧАЛЬ2

      Поделиться

      Поделиться

      Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

      У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

      Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!