24 октября суббота
СЕЙЧАС -4°С

«Говорят: "Сдавай детей в приют"». На Урале многодетную мать оставили в пустом доме, который рушится

Дом признан аварийным, но женщина не имеет права на расселение

Поделиться

Татьяна с тремя детьми живет в доме, который разваливается на глазах

Татьяна с тремя детьми живет в доме, который разваливается на глазах

Двухэтажный полуразрушенный многоквартирный дом, где живет многодетная мать Татьяна Старовойтова, стоит на окраине села Курьи в Сухоложском районе.

— Они пришли ко мне втроем: чиновница из городской администрации, инспектор ПДН и сотрудница опеки, начали меня упрекать, что я подвергаю опасности детей, что живу в этом доме. Чиновница требовала, чтобы я написала добровольный отказ от детей. Тогда бы их отправили в реабилитационный центр, — рассказывает нам Татьяна.

Она живет в этом страшном доме с тремя детьми, остальных жильцов расселили. Татьяна отказывается съезжать, говорит, что некуда идти. Внутри и снаружи разруха, на потолке в подъезде огромная дыра, через которую виден чердак. Часть потолка обвалилась несколько лет назад. К счастью, в этот момент рядом никого из жильцов не было.

В двухкомнатной квартире чистота, порядок, на стенах детские рисунки. Но на потолке огромное заплесневелое пятно: крыша течет. Под ногами гнутся доски, пол может вот-вот провалиться. Мы сидим на кухне. Татьяна рассказывает свою историю.

Дому, куда она вселилась еще подростком, уже 60 лет. В девяностые она приехала сюда вместе с мамой и старшим братом. Семья переехала на Урал из Узбекистана. Уехали от гражданской войны и притеснения русских, бросив квартиру, не получив задержанную зарплату. Государство тогда помогло семье как вынужденным переселенцам: им дали беспроцентную ссуду, и мама Татьяны купила квартиру в этом доме.

Старовойтовы — последние жители аварийного дома 

Старовойтовы — последние жители аварийного дома 

Разваливаться дом начал в начале двухтысячных. Жители много лет ходили по кабинетам чиновников, чтобы те признали здание аварийным. Только в 2016 году, когда стала рушиться крыша, комиссия признала дом опасным для проживания людей. Процент износа тогда был 86 процентов.

Татьяна много лет снимала квартиру вместе с мужем и двумя детьми: старшей дочкой и сыном.

— Всё было хорошо. Я подала документы на участие в программе помощи молодой семье на селе (правильное название программы «Устойчивое развитие сельских территорий». — Прим. ред.). По ней государство дает 30% от стоимости покупаемого жилья. Но есть условия: прописка и работа на селе. Прописка у меня была в этом самом аварийном доме, в маминой квартире. Но работала я в Сухом Логу менеджером по продажам. В Курьях работы практически нет. Удалось лишь устроиться горничной в местный санаторий. С зарплатой в 11 тысяч. Зато попала в программу, а иначе на господдержку никак нельзя было рассчитывать.

Деньги от государства Татьяна получила. Коробка недостроенного дома Татьяны стоит сейчас как раз через дорогу от барака. Мы идем туда. Татьяна вложила в его строительство миллион двести тысяч рублей. Четыреста тысяч — господдержка, остальное — материнский капитал и собственные накопления. Но стройка внезапно остановилась.

Двухкомнатная квартира многодетной матери — островок благополучия в этой разрухе. Тут чистота, порядок, на стенах детские рисунки.

Двухкомнатная квартира многодетной матери — островок благополучия в этой разрухе. Тут чистота, порядок, на стенах детские рисунки.

— На втором этаже мы планировали зимний сад устроить. Здесь была бы комната старшей дочки, здесь среднего сына, — показывает недостроенный дом Татьяна. — С мужем вместе планировали, мечтали. Но мы разругались с ним в один день. Как-то по нарастающей всё было, одна ссора за другой, в итоге — большой скандал. Он ушел. Сейчас у него другая семья. Алименты выплачивает по суду.

После развода денег на достройку дома не нашлось. Из съемного жилья пришлось переехать в мамину квартиру в полуразрушенном доме. В таких нелегких обстоятельствах Татьяна решается на рождение третьего ребенка.

Ближе к весне всех жильцов аварийного дома наконец расселили: выделили деньги на компенсацию, чтобы люди сами купили себе дома или квартиры. Так съехала в «однушку» мама Татьяны. А женщина и трое ее детей остались там жить.

— Меня с детьми расселять отказались, — говорит Татьяна. — В первый раз я пришла на прием в администрацию Сухого Лога на шестом или седьмом месяце беременности. Меня вытолкнули из всех кабинетов, еще и выговаривали: «Зачем рожаете?»

— А вы что ответили, зачем?

— Ответила, что для себя. Дети растут в заботе, в любви, для этого и родила.

Татьяну отказались отселять. Объяснили, мол, вы уже получили деньги, когда участвовали в программе, достраивайте дом. Чтобы подвести все коммуникации, сделать внутреннюю отделку, нужно еще около миллиона.

Подъезд с дырявым потолком. К счастью, при обвалах никого из жильцов не было

Подъезд с дырявым потолком. К счастью, при обвалах никого из жильцов не было

Татьяна попыталась взять кредит.

— Обращалась во все банки, которые знаю, но мне отказали. Оформить такой большой кредит под залог дома тоже не соглашались, он отчасти куплен на материнский капитал, — говорит Татьяна. — Обратилась в областную прокуратуру. И меня все-таки поставили на общую очередь. Я 604-я, моя очередь подойдет лет через 10-15.

Пока Татьяна ходила по кабинетам, местная администрация отправила к ней в квартиру комиссию с проверкой. Пришли из опеки, ПДН и городской администрации.

— Говорили: «Сдавайте детей в приют». Секретарь городской администрации настаивала, чтобы я написала добровольный отказ от детей, чтобы направить их в социально-реабилитационный центр. Пусть дети живут там, пока я добиваюсь жилья. Я отказалась, конечно. Да, я мать одиночка, многодетная, мне негде жить. Мама, хотя и помогает с внуками, но против, чтобы мы поселились у нее. Это ее право. Но я всё свое время занимаюсь только детьми. Смотрите, у нас все стены в поделках детских. В конкурсах участвуем: школьных, городских, областных. Дочка старшая с одной только четверкой год закончила, по остальным предметам пятерки. Какой приют? Какая реабилитация? Домашние дети… Эту зиму мы здесь одни не переживем. Отопление у нас автономное — газовый котел, но вода в трубах замерзнет.

Недостроенный дом, в который планировала переехать Татьяна

Недостроенный дом, в который планировала переехать Татьяна

После того как женщина осталась одна, стройка остановилась

После того как женщина осталась одна, стройка остановилась

Администрация района подала в суд на принудительное выселение Татьяны. Когда это случится, дом отключат от коммуникаций. Впрочем, на улицу зимой не выгонят, предлагают переселиться в маневренный фонд — временную комнату в общежитии. Татьяна отказывается, говорит, что понимает: где временно, там и постоянно.

Пока Татьяна держит оборону в одиночку в разрушенном доме. Заняв денег у родственников, она обратилась к юристу и подала иск, чтобы ее поставили в первую очередь на расселение как жильца аварийного дома. Районный суд отказал ей. Татьяне направили официальное уведомление, что будут вынуждены через суд изъять детей.

Один из официальных ответов из администрации

Один из официальных ответов из администрации

Мы сделали всё, что могли

— Дом мы действительно расселили, — комментирует ситуацию глава Сухого Лога Роман Валов. — Все собственники квартир в этом доме получили компенсацию. Согласно нормативным актам, право на компенсацию имеют лишь собственники квартир. Женщина не была собственником. Также Татьяне уже была оказана государственная поддержка (выплата по госпрограмме поддержки молодых семей). Но она не выполнила свои обязательства, дом так и не был достроен. У нее имелись все возможности, но она их не использовала.

— Изменились жизненные обстоятельства…

— Но почему крайними остались власти? У меня также вопрос, почему мама Татьяны не прописывает дочь с внуками в своей квартире. Конечно, это ее право как собственника… Но мы со своей стороны в рамках закона предложили все возможные варианты. Например, комнаты в маневренном фонде. У муниципалитета нет квартир «комфорт плюс», есть комнаты в общежитии в коридорной системе. Это, конечно, временное жилье для погорельцев или людей, попавших в трудную ситуацию. Но она отказывается, манипулируя детьми, продолжает подвергать их опасности. Я, с другой стороны, тоже понимаю, что человек оказался в трудной ситуации. Но мы делаем всё, что можем по закону. И дом обязательно будет снесён.

оцените материал

  • ЛАЙК6
  • СМЕХ4
  • УДИВЛЕНИЕ3
  • ГНЕВ42
  • ПЕЧАЛЬ25

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!