29 ноября воскресенье
СЕЙЧАС -11°С

«По инерции шагнул — и упал в шахту лифта»: уралец сломал позвоночник в заброшенной больнице в Зеленой Роще

В 20 лет Даниил пересел в инвалидную коляску

Поделиться

Даниил пересел в коляску в 20 лет

Даниил пересел в коляску в 20 лет

Поделиться

Уралец сломал позвоночник, упав в шахту лифта больницы в Зеленой Роще

За полтора года, что Даниил в инвалидной коляске, он научился всё делать сам. Может приготовить обед, сходить в душ, одеться. Единственное, чего не может, — выйти из квартиры, поэтому, когда мы договариваемся о встрече, он предлагает: «Давайте сначала погуляем, а потом поговорим дома, папе надо уехать, а без него я не спущусь и не поднимусь».

Даня живет на втором этаже пятиэтажки в Первоуральске. Установки откидных пандусов на лестницах он и родители добивались несколько месяцев. В конце концов пандусы сделали их знакомые — сами заключили договор с управляющей компанией, половину суммы заплатила семья Даниила, вторую должна была заплатить УК, но так этого и не сделала.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

До мая 2019 года пандусы в этом подъезде были не нужны. 20-летний Даня учился в аграрном университете в Екатеринбурге, жил в общежитии, вел веселую, чуть хмельную жизнь студента. И вечером теплого дня в компании троих друзей пошел погулять по одной из самых известных заброшек города — больнице в Зеленой Роще.

— Мы целенаправленно шли туда пофоткаться, полазить, что-то посмотреть. Интересно же. [Хотя] что там интересного, боже мой, — качает он головой. — По рассказам друзей, я первее всех побежал наверх. А там лестница, за угол забегаешь — снова лестница, и так дальше. И на этаже четвертом или пятом я за угол завернул — а лестницы нет, вместо нее шахта лифта. Я по инерции шагнул и упал.

Заброшенная больница в Зеленой Роще

Заброшенная больница в Зеленой Роще

Поделиться

Поделиться

Шахта лифта в больнице

Шахта лифта в больнице

Поделиться

Больно не было, чувствительность тела от груди и ниже исчезла мгновенно. К Дане подбежали друзья, укрыли его, вызвали скорую помощь, те — спасателей МЧС. Когда в машине медики стали срезать на нем одежду, парень подумал: «Мама же только эту куртку постирала, ругаться будет». И отключился.

— Первое, что я помню в больнице, — это страшные видения, такой бэд трип (сленговое название опасных психических ощущений, возникающих после приема психоактивных веществ. — Прим. ред.). Я не понимаю наркоманов, зачем это делать вообще. Видение было такое: какая-то больница на скалах, гром, молнии, лампочки мигают, как после зомби-апокалипсиса.

И даже попрощаться ни с кем не могу. Но тут подходит санитарка, говорит: «Че ты мычишь», — меняет капельницу и уходит — фух, поживу еще.

Три недели Даниил провел в реанимации, потом полтора месяца в больнице, еще несколько недель — на реабилитации. Он сломал позвоночник, два ребра, повредил легкие, печень. Одна почка при ударе оторвалась, и ее пришлось удалить.

Когда родители пришли к нему в реанимацию, Даня переживал, что они будут ругаться. Но они не ругались. Мама держалась, а папа не мог скрыть слез.

— Мама вообще железный человек, не знаю, как она перенесла всё это. Она не любит об этом говорить, я пытался спрашивать, когда только приехали [из больницы], видно было, что ей тяжело даже вспоминать. Папе, в принципе, тоже. В больнице мама была стойкая, а папа только зайдет в реанимацию, меня увидит — у него слезы. И у меня слезы. Мама говорит, хватит плакать, выгоняет папу из реанимации, а он: «Я больше не буду, честно, можно я на него посмотрю хотя бы».

Рассказывая даже об этих самых тяжелых днях в реанимации, Даниил смеется. Юмор ему помогает. В день, когда Даня отправился на реабилитацию в Крым, он выложил в инстаграм фото из самолета и подписал: «Первый раз лечу. Ну хотя как сказать "первый"».

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

— Для меня это обычные шутки, я про себя могу шутить, — улыбается он. — Такое себе сравнение, но негр негра может назвать негром, а белый его — нет. Так же и я могу шутить про себя, и мне нормально. Друзья поначалу не понимали, можно ли смеяться, как я к этому отнесусь? У меня есть друг, которому пофиг, и он шутит. И мне это нравится. Потому что все боятся, слова подбирают. Я, бывает, сижу и вдруг скажу подруге: «Ирин!» — «Что такое?» — «Я ног не чувствую!» Она говорит: «Да ты достал!»

Но до юмора были недели депрессии, когда у молодого парня, совсем недавно тусовщика и весельчака, не получалось самостоятельно даже одеться.

— Мне нужно было каждый день носить компрессионные чулки. Обычно папа пыхтел, надевал их на меня, но я хотел научиться сам. В первый раз я их натягивал часа полтора, а когда получилось — заплакал, настолько это были сильные эмоции. Лежал и плакал, что я смог. Аж мурашки сейчас, когда вспоминаю. Депрессия — да, была, мне даже назначали лекарства. Спасали друзья и родные.

Поделиться

На улице Даниил крутит колеса коляски активного типа. Он говорит, что пересесть в такую после обычной — это как пробежать километр в тяжелых ботинках, а потом надеть легкие кеды. Купить ее помогли подписчики его инстаграма. Так же, как и многие другие вещи, необходимые человеку с инвалидностью: противопролежневый матрас, специальную подушку для коляски.

— В принципе, я это узнал позже, я мог попросить такую коляску у государства, и оно мне обязано ее дать. Но мне об этом никто не сказал, и выдали две громоздкие и неудобные. С реабилитацией помогают благотворительные фонды и подписчики. Реабилитация от государства — это курортно-санаторное лечение два раза в год в Саки. И всё.

Сейчас Даня спокойно гуляет по улицам Первоуральска, сложности возникают только с преодолением поребриков и ям. А поначалу он не знал, куда деться от любопытных глаз прохожих. Особенно, говорит, смотреть любят бабушки.

— Я этих взглядов уже не замечаю, хотя понимаю, что всё осталось так же: бабульки останавливаются и смотрят вслед, дети показывают пальцем, мамы их спешно уводят, — говорит он.

За полтора года, прошедших с несчастного случая, Даниил принял свою новую жизнь. Но, кажется, всё же не до конца.

— Раньше я был здоров и видел инвалидов. А теперь вижу себя.

Вот такое иногда бывает ни с того ни с сего. Очень странное чувство, не знаю даже, как описать его. Но чем больше проходит времени, тем больше принятия.

После травмы Даниил не ушел в академ, а продолжил учиться, и в следующем году станет дипломированным инженером-механиком. Раньше он планировал работать по специальности, но теперь это вряд ли получится. Поэтому он ищет способы заработать удаленно: пишет статьи, создает скрипты для продаж.

Компания, с которой он общался до травмы, распалась. С некоторыми ребятами он по-прежнему дружит, с кем-то пути разошлись. Даниил после случившегося, как он сам говорит, очень изменился: перестал курить, выпивать, материться, стал снова ходить в протестантскую церковь:

— Я изменился и в физическом, и в духовном плане. Какая жизнь студента? Тусовки вечные. А после травмы первый звоночек случился, когда я всех позвал на день рождения, и там не было алкоголя.

И нам даже поговорить не о чем, посмеяться? В церковь я хожу с самого рождения. Когда переехал учиться в Екатеринбург, перестал. А сейчас у меня основной костяк друзей — из церкви. У меня и невеста из церкви.

Они были знакомы с юности, дружили, а в конце прошлого года начали встречаться. Летом Даня сделал своей девушке предложение. В отличие от многих людей, невеста не жалеет Даниила, говорит он, и ему это нравится: «Очень колоссальная поддержка, не такая, как от других людей».

— Ты когда-нибудь кого-то винил в случившемся? — спрашиваю его.

— Нет. Меня девушка ругает, когда я говорю, что сам виноват. Она отвечает: «Ты не виноват, так получилось». Виной можно загнать себя далеко в депрессию, сгноить и съесть изнутри, такая будет неприязнь к себе. У меня было такое, да. Думал — да как я так-то, блин. Нельзя винить себя. Просто так случилось. А кому-то я помогаю этой ситуацией, кто-то думает: «Раз он смог, я тем более смогу», кто-то вдохновляется, кто-то останавливает себя в чем-то.

Даниил понимает: с такой травмой, как у него, шансов на то, чтобы снова ходить, крайне мало.

— Травма — это как отпечаток пальца, одинаковых нет. В принципе, я не слышал, чтобы кто-то после такого вставал и ходил. Сейчас я достиг такого уровня, который позволяет мне комфортно жить. Ходить, как раньше, не получится сто процентов. Ну ладно, девяносто девять, оставим один шанс на чудо, — улыбается он.

Почитайте также другие истории сильных духом уральцев, которые после тяжелых травм и заболеваний продолжают бороться за свое здоровье: Саша Рахимов чудом выжил после того, как его на пешеходном переходе сбила машина, Анатолий Петухов восстанавливается после падения на него глыбы льда, Саша Шлемин заново учится разговаривать после автомобильной аварии.

оцените материал

  • ЛАЙК72
  • СМЕХ8
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ5
  • ПЕЧАЛЬ30

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Loading...
Loading...