7 марта воскресенье
СЕЙЧАС -17°С

«Ресурсы у общества на пределе». Как благотворители на Урале пережили пандемию

Число нуждающихся в помощи увеличилось на 30%

Поделиться

Фонд «Люблю и благодарю» кормит нуждающихся горячими обедами

Фонд «Люблю и благодарю» кормит нуждающихся горячими обедами

Поделиться

Часть екатеринбургских компаний, которые помогали благотворительным фондам, во времена пандемии отменили пожертвования или сократили их размер. Но при этом намного больше помогать стали простые горожане, рассказывают в фондах. Мы расспросили, как изменилась их работа в 2020 году.

Частные пожертвования увеличились на 20%

Фонд «Люблю и благодарю» ежедневно кормит горячими обедами несколько сотен пенсионеров и нуждающихся. В обычном режиме екатеринбуржцы сами приходят на раздачу, но с началом самоизоляции фонду пришлось заняться доставкой обедов по домам. Автоволонтерами стали сотрудники компании «Мойкатеринбург».

По словам исполнительного директора фонда Риммы Мочалкиной, постоянные спонсоры из-за кризиса вынуждены были сократить ежемесячные взносы или отменить их. После этого изменилась сама стратегия работы фонда с потенциальными спонсорами — в их качестве рассматриваются компании, которые не сильно пострадали от пандемии.

— Это было неожиданно для нас самих, но количество частных пожертвований, которые мы собираем в основном через соцсети и сайт, не сократилось. Наоборот, в апреле 2020 года начался рост примерно на 20%, — говорит Римма Мочалкина. — Вероятнее всего, это произошло из-за того, что мы стали активнее привлекать общественность к участию в работе фонда не только финансовой помощью, но и волонтерской поддержкой. В итоге мы продолжили помогать нуждающимся все вместе.

Помогло фонду и государство, отмечает директор. Некоммерческие организации объединились в коалицию и вместе вышли на муниципальные и региональные власти. Благодаря этому удалось получить средства индивидуальной защиты.

— На нас вышел фонд Тимченко, который тоже оказал весомую помощь, в том числе финансовую — оплачивал услуги связи наших волонтеров, компенсировал расходы на топливо, выкупал для нас готовые обеды у кафе, установил рециркулятор воздуха на кухню фонда. Также существенную поддержку оказал Фонд президентских грантов, — рассказывает Римма Мочалкина.

Не просели, а даже выросли пожертвования и у фонда «Живи, малыш», который помогает детям проходить лечение и реабилитацию. За 2020 год он собрал на 63% больше средств, чем в прошлом году, — 18 237 857 рублей против 11 161 845 рублей.

— Заявок на сбор средств на лечение всегда много, но на время карантина многие реабилитационные центры закрыли, поэтому весной и летом заявок стало меньше, — рассказали E1.RU в фонде. — Но в итоге мы все равно оплатили гораздо больше курсов реабилитации: в 2019 году — 53, в 2020-м — 83. Дополнительно мы стали ежемесячно покупать пяти семьям специальное питание для детей с паллиативным статусом. В два раза больше стало поездок на социальном такси.

В «Живи, малыш» рассказали, что во время пандемии продолжили работать все проекты и открылся новый — выездная реабилитация для детей с ДЦП.

Количество нуждающихся выросло на 30%

«Православная служба милосердия» прошлой весной начала помогать свердловчанам, пострадавшим во время пандемии — оставшимся без работы, оказавшимся на обязательной самоизоляции по возрасту. Им привозили продукты, лекарства и вещи. 30 марта заработал проект «Время заботы» — чтобы поддержать нуждающихся одиноких и пожилых людей, многодетные и малоимущие семьи, людей с ограниченными возможностями здоровья. За время пандемии диспетчеры «Православной службы милосердия» ответили на 6068 звонков.

— Прирост новых обратившихся к нам в 2020 году составил 30%. В основном это малоимущие семьи из Свердловской области, — рассказал исполнительный директор службы Евгений Шатских.

В организации были готовы к тому, что сумма пожертвований сократится, но этого не произошло. Уральцы жертвовали деньги, средства гигиены. Летом многие приносили продукты и вещи в Центр гуманитарной помощи в Екатеринбурге для помощи пострадавшим от наводнения в Нижних Сергах.

— Мы были единственными среди регионов, кто не прекращал кормление бездомных на Северном автовокзале. Пострадала деятельность постов милосердия, которые действуют в медицинских и социальных учреждениях Екатеринбурга. Они по-прежнему закрыты, многие учреждения сейчас перепрофилированы под инфекционные больницы. Сестры милосердия и добровольцы ждут, когда мы сможем возобновить служение, как это было прежде, — сказал Евгений Шатских.

«Автобус милосердия» — один из проектов «Православной службы милосердия». Волонтеры раздают бездомным ужин около Северного автовокзала

«Автобус милосердия» — один из проектов «Православной службы милосердия». Волонтеры раздают бездомным ужин около Северного автовокзала

Поделиться

Ни один из проектов «Православной службы милосердия» не был закрыт, при этом появились новые, например «Дотянуться сердцем» — поддержка одиноких людей, которые в силу возраста или из-за болезней годами живут одни.

— Для реализации проекта мы запустили сбор, приобрели пять телефонов и набрали добровольцев, которые регулярно общаются с подопечными в режиме онлайн и поддерживают их, — отметили в службе.

В некоммерческой организации «Благое дело», помогающей людям с ментальными нарушениями, самыми сложными месяцами прошлого года называют апрель и май. Мастерские, где занимаются подопечные, закрылись, молодые люди оказались, по сути, заперты по домам и не до конца понимали, что происходит.

— Для людей с ментальными нарушениями это [самоизоляция] особенно тяжело, они воспринимают это так, будто их наказали, — говорит руководитель «Благого дела» Вера Симакова. — Параллельно нам нужно было думать о том, где брать финансирование на зарплаты. Продажи снизились, все мероприятия по грантам были запланированы офлайн, заказов не было. Все пришлось отменять. Первые два месяца были очень сложными, но потом мы написали много заявок на гранты, выиграли их и смогли организовать продолжение деятельности для наших ребят. Это нас спасло.

Летом «Благое дело» взяло на сопровождаемое проживание семь человек из психоневрологических интернатов

Летом «Благое дело» взяло на сопровождаемое проживание семь человек из психоневрологических интернатов

Поделиться

Так же, как и другие фонды, «Благое дело» отмечает, что частные пожертвования не сократились, а вот бизнесу поддерживать благотворительность стало тяжело. И фонду тоже непросто жить в изменившихся условиях.

— Новый режим — неправильный, не человеческий, не тот, который нужен подопечным. Моя боль — ребята в ПНИ (психоневрологический интернат. — Прим. ред.). Семь человек мы пригласили [на сопровождаемое проживание], а больше никого не можем, ПНИ закрыты. Познакомиться, поддержать человека через Zoom невозможно, особенно когда это душевный обмен, а не интеллектуальный. Живого контакта нет, и ресурсы у общества, мне кажется, на пределе, — говорит Вера Симакова.

Истории пенсионеров, приходящих за горячими обедами, мы рассказывали в этом материале. Также почитайте про влюбленных из ПНИ, которые 18 лет живут в разных комнатах.

оцените материал

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Loading...