17 мая понедельник
СЕЙЧАС +20°С

«Я не работаю в морге — я им живу». Интервью с патологоанатомом на шпильках

Умная блондинка с красными губами заведует самым «жутким» отделением большой больницы

Поделиться

Леонилла Черепанова заведует патологоанатомическим отделением Верхнепышминской центральной городской больницы

Леонилла Черепанова заведует патологоанатомическим отделением Верхнепышминской центральной городской больницы

Поделиться

Эту эффектную блондинку на шпильках с красными губами зовут Леонилла Черепанова. Она заведующая патологоанатомическим отделением Верхнепышминской центральной городской больницы. В детстве Леонилла разрезала лягушек из анатомического интереса, а в седьмом классе заявила родителям и классному руководителю, что она будет патологоанатомом.

У окружающих ее женственность и эффектность совсем не вяжутся с работой в морге, но девушка не видит никаких противоречий. Мы поговорили с врачом о ее профессии, жутких случаях, встречавшихся во время работы, и о том, почему она выбрала такую суровую специальность.

— Мои папа и брат — охотники, поэтому с детства я видела трупы животных, — рассказала Леонилла. — Мне было совсем не страшно, напротив, даже любопытно, что было внутри у животных и как органы присоединяются друг к другу. Поэтому я наблюдала, как их разделывают. Причем не с маньячным интересом, а чисто с анатомическим.

С детства врач видела трупы животных, потому что ее папа и брат — охотники. Это повлияло на выбор профессии

С детства врач видела трупы животных, потому что ее папа и брат — охотники. Это повлияло на выбор профессии

Поделиться

Маленькая Леонилла часто играла в больницу, делала уколы игрушкам. Вскоре она погрузилась в тему медицины, читала профильные и художественные книги. По «Запискам юного врача» Булгакова девушка писала вступительное сочинение в медакадемию.

— Меня эта тема всегда заводила, интриговала, хотелось узнать именно внутренний мир человека, — рассказала героиня. — Каждый год нас спрашивали в школе, кем мы хотим стать. Я не могу сказать почему, но я точно знала, что буду патологоанатомом, хотя в семье нет медиков. Поэтому в седьмом классе написала это в сочинении. Ведь внутренний мир человека объективнее, чем жалобы пациентов. Все были в шоке тогда.

В детстве Леонилла разрезала лягушек из анатомического интереса, а в седьмом классе заявила родителям и классному руководителю, что она будет патологоанатомом

В детстве Леонилла разрезала лягушек из анатомического интереса, а в седьмом классе заявила родителям и классному руководителю, что она будет патологоанатомом

Поделиться

— А как вы представляли себе работу тогда?

— Как все — что патологоанатом работает в морге с трупами. Но меня это не пугало. Видимо, все-таки психологическая травма какая-то была от того, что я смотрела, как разделывают животных. Но она трансформировалась в профессию.

— Какие на самом деле у вас обязанности?

— Мы изучаем болезни на микроскопическом уровне, смотрим все, что удаляется у человека, любые органы, новообразования, все биопсии отправляют нам. Мы изучаем, ставим диагноз, определяем, злокачественная или доброкачественная опухоль, ну и параллельно изучаем болезни у трупа, определяем причину смерти, основное и сопутствующие заболевания, которые на это повлияли.

Врач рассказала, что однажды все-таки напугалась на работе, хотя она вообще не верит в потусторонние силы 

Врач рассказала, что однажды все-таки напугалась на работе, хотя она вообще не верит в потусторонние силы 

Поделиться

— Были моменты в работе, когда вы чего-то испугались?

— Были... Я работала патологоанатомом в одной из больниц, было темно, я засиделась на работе. Там был длинный темный коридор, начинался он ровно от кабинета. Я вышла проветрить голову и услышала стук. В коридоре было много окон, и я отчетливо слышала: «Тук-тук-тук». Сначала я не обратила внимания, потом снова: «Тук-тук-тук». Я уже напряглась.

Посмотрела, есть ли кто-то за окнами, — вдруг кто-то подошел? Там никого не было. Стук продолжался, мной овладела паника, я собрала вещи и ушла домой. На следующий день санитар рассказал, что, когда он спал, услышал сильный грохот. Он встал проверить, что произошло.

Оказывается, открылась фрамуга (горизонтальная верхняя глухая часть окна. — Прим. ред.), при том что все было закрыто на щеколды и не было сильного ветра. У нас сложилось ощущение, что кто-то потусторонний хотел зайти и зашел. Я явно слышала этот стук, и фрамуга открылась. При этом я не суеверная, вообще в это все не верю, но до сих пор это помню.

Девушку в ее выборе поддержали родители, но окружающие нередко спрашивают, почему она выбрала такую специальность 

Девушку в ее выборе поддержали родители, но окружающие нередко спрашивают, почему она выбрала такую специальность 

Поделиться

— Не захотелось после этого сбежать и больше не возвращаться на работу?

— Да нет, мне не страшно. Мы обсудили это с санитаром наутро, и я поняла, что слышала это не одна. Это было неожиданно, конечно. Но уйти с работы не захотелось, я работаю в морге с 2012 года, и это единичный случай.

— Как родные и окружающие относятся к вашей работе?

— Родители — хорошо, а окружающие недопонимают, зачем я пошла сюда. Мой брат работает акушером-гинекологом, а я — патологоанатомом. И родителям моим говорят, что мы дурные дети — один пошел акушером-гинекологом, а другая — трупы вскрывать, вроде бы надо поменяться: мальчику в морг, девочке в роддом, а у нас все наоборот.

— А коллеги?

— Постоянно подкалывают. Например, звоню в отделение какому-нибудь специалисту, он берет трубку и говорит: «У нас что, опять умер кто-то?» Все время начинают диалог с темы умерших.

Леонилла еще в детстве поняла, что ей интереснее изучать внутренности человека, чем слушать его жалобы, потому что первое объективнее

Леонилла еще в детстве поняла, что ей интереснее изучать внутренности человека, чем слушать его жалобы, потому что первое объективнее

Поделиться

— Как вы оцениваете свою работу: чувствуете ли себя особенной, потому что женщин-патологоанатомов немного?

— Я работаю в этой сфере много лет, к своей работе отношусь ровно, мне она не кажется какой-то необычной. Каждую работу кто-то должен делать, уважаю все профессии. Если бы все были начальниками, ничего бы не вышло. Я не работаю в морге — я им живу. С удовольствием решаю административные задачи, наравне с подчиненными выполняю врачебную работу. В моем отделении прекрасный коллектив, мы как семья.

Говорят, что моя внешность не соответствует профессии. Но я всегда хожу на каблуках с красными губами и красными ногтями, люблю платья, люблю, когда мне дарят цветы. А еще много улыбаюсь. И все это прекрасно во мне уживается.

— Чем занимаетесь помимо работы?

— Я крайне обычная домохозяйка, прихожу домой, забираю ребенка из садика. Мы начинаем играть, готовить и убираться вместе. Я не педант, но действительно люблю убираться, рабочий СанПиН все же влияет на жизнь. Мой трехлетний сын уже сам вытирает пыль в своей комнате и убирает за собой игрушки, у меня это четко отработано. Я постоянно мою руки, часто вытираю пыль и мою пол. Для меня это норма жизни. А по выходным мы ходим в кино, в детские комнаты, любим гулять в лесу и ходить в баню. Все такое житейское.

Врачу часто говорят, что ее внешность не соответствует специальности. Но она каждый день носит каблуки, красит губы красной помадой и не видит никаких противоречий

Врачу часто говорят, что ее внешность не соответствует специальности. Но она каждый день носит каблуки, красит губы красной помадой и не видит никаких противоречий

Поделиться

Мы часто пишем о медиках Екатеринбурга, вы можете почитать и другие интервью.

Мы поговорили с участковым терапевтом поликлиники ЦГКБ № 6 Екатериной Мурашовой о том, как изменилась работа в период пандемии COVID-19 и с какими проблемами столкнулись медики в 2020-м.

Также мы рассказывали о Полине Капустиной — враче педиатрической бригады скорой помощи. Двадцать лет назад она пришла в скорую вместе с отцом — врачом реанимационной бригады. Мы пообщались с доктором о ее профессиональном пути и о том, почему некоторые пациенты похожи на экстремистов.

Вы можете прочесть интервью со специалистом-экспертом управления Роспотребнадзора по Свердловской области Ириной Бессергеневой о том, как санитарные врачи проводят свои расследования, а также чем занимаются эпидемиологи в обычное время, когда люди не умирают от коронавирусной инфекции по всему миру.

В 2020 году мы рассказали вам о семье медиков, которые встретили друг друга на работе. Настя Отрадова и Илья Сорокоумов познакомились в машине скорой четыре года назад. С тех пор они вместе ездят на все вызовы и вместе возвращаются домой после дежурства.

Артур Симонян — анестезиолог-реаниматолог отделения анестезиологии и реанимации № 1 скорой помощи Екатеринбурга. Он рассказал нам о вызовах, которые запомнил на всю жизнь, о проблемах в здравоохранении и личных причинах работать в экстренной медицине.

оцените материал

  • ЛАЙК283
  • СМЕХ26
  • УДИВЛЕНИЕ32
  • ГНЕВ32
  • ПЕЧАЛЬ15

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Loading...
Loading...