17 мая понедельник
СЕЙЧАС +27°С

Школьница из Екатеринбурга на всю страну назвала папу нищебродом. Интервью с ее отцом

Мужчина рассказал, как отреагировал на поведение дочки и правда ли у нее такие большие запросы

Поделиться

Отец Кати Ираклий вместе с дочерью участвовал в съемках

Отец Кати Ираклий вместе с дочерью участвовал в съемках

Поделиться

Екатеринбурженка попала в проект «Колледж» на СТС

На телеканале СТС запустили экспериментальный проект «Колледж», в котором собрали так называемых трудных подростков со всей страны. В их числе и 14-летняя Катя Кирия из Екатеринбурга.

Живет Катя в Екатеринбурге с бабушкой и дедушкой — родителями отца. Ее отец Ираклий и мама Кати Светлана развелись около 3 лет назад, у каждого появились новые семьи, а для Кати, как анонсировали в шоу, места в них не нашлось.

Уже в первом выпуске Катя на всю страну заявила о том, что хочет быть как Кайли Дженнер, собирается изменить свою внешность при помощи пластических операций, а своего отца, отказавшегося дать ей 5 тысяч на прогулку с подружками, во всеуслышание назвала жмотом и нищебродом.

Мы поговорили с Ираклием о том, как он отреагировал на этот «вынос сора из избы» и насколько правдива та история и та Катя, которую показали по ТВ.

— Когда вы узнали о том, что Катя собирается участвовать в шоу?

— Она заполнила анкету, отправила, а потом сказала мне. Я на стадии предварительного отбора об этом узнал.

— Не было возражений?

— Я с самого начала до конца не представлял, что это за шоу. Просто знал, что там что-то про трудных подростков. Поэтому у меня не было какого-то предвзятого отношения. А зная Катю, что она этого хочет, что она хочет стать известной, я отнесся к этому достаточно благосклонно. У нее есть свои проблемы, но есть и свои цели.

В проекте собрали подростков, которые не ладят с родителями и сверстниками

В проекте собрали подростков, которые не ладят с родителями и сверстниками

Поделиться

Я понимал, что, с одной стороны, это, безусловно, шоу, но, с другой стороны, я понимал, что хуже ей там не сделают и что это может как-то приблизить ее к той цели, которую она ставит перед собой. И это интересный опыт. Так что лучше поучаствовать, чем потом кусать локти и жалеть об упущенной возможности. Лично у меня такой подход был.

— Давайте честно. Был ли страх, что, если вы ее не отпустите на это шоу и лишите возможности стать популярнее и набрать побольше подписчиков в Instagram, она вам этого не простит и ваши отношения серьезно испортятся?

— Я же с ней не воюю. Понятно, что всё новое вызывает какое-то беспокойство и внутренний страх. Я понимаю, что она прошла очень непростой отбор, — он был огромный, потом еще множество собеседований. Не просто отправить анкету и получить письмо «Вы приняты» — отбор длился несколько месяцев.

— И в итоге в первом же эпизоде дочь на всю страну называет вас жмотом и нищебродом. Как вы к этому отнеслись?

— Я не знал заранее, что она такое ляпнет. Она и в жизни может себе такое позволить. Но, думаю, это как и любой подросток, который находится в девиантном состоянии. Тем более что характер у нее такой — боевой, живой.

— Это ваш развод со Светланой на нее так повлиял? С вашей экс-супругой она поддерживает отношения?

— Я думаю, что она всегда такой была. Сначала Катя жила с мамой в Сочи, там училась. А в 2019 году переехала в Екатеринбург. Но с мамой она тоже видится. Периодически ездит к ней. Прошлое лето, например, там провела.

— Так в чем тогда причина такого поведения?

— Тут же основная проблема — проблема неприятия себя, желание себя переделать. Она перекладывает на себя какие-то инстаграмные шаблоны, наслушалась всяких блогеров, которые говорят про пластические операции, — что это так же просто, как зуб выдернуть и вставить новый.

Катя <nobr class="_">с 12 лет</nobr> стала задумываться о пластических операциях

Катя с 12 лет стала задумываться о пластических операциях

Поделиться

— Вот, кстати, про операции. 14-летняя девочка говорит, что хочет подтянуть глаза, подбородок, изменить форму черепа, сделать липосакцию коленей... Это была постановка для шоу или она правда всерьез обо всем этом думает?

— Она и до шоу периодически о таком говорила. Года два уже. Я, конечно, это воспринимаю всерьез. Но понимаю, что это больше психологическая проблема, чем реальная. У нее нет каких-то недостатков во внешности, которые нужно исправлять.

Я считаю, что это надо просто пережить. Что она повзрослеет и поймет, что у нее уникальная внешность, что она красивая.

Если вы воспринимаете это как психологическую проблему, не думали обратиться к специалисту? В конечном итоге в таком возрасте подростки могут быть готовы и на опасные вещи, чтобы добиться своего.

— У нее этот вопрос не настолько остро стоит, чтобы она другими способами что-то делала, кроме как пойти к пластическому хирургу. Она-то себя любит, так что деструктивного к себе отношения у нее нет, чтобы специально уродовать себя как-то.

— Родственники или друзья семьи не звонили вам после выхода шоу с непонимающим вопросом, зачем это всё? Вы сами не жалеете, что ввязались в это?

— Нет, не было такой реакции. Все родственники знали, что она будет участвовать.

У меня подход был простой — меня интересовало, как это на ней отразится, как поменяется Катя, ее подход к жизни и к себе. Мне кажется, что вот это ее потребительское отношение ко мне должно ослабнуть и себя она должна начать принимать. С теми же операциями, например.

Мы когда сходили на прием к косметологу в клинику, ей объяснили, что изменение формы черепа — это серьезная хирургическая операция, после которой не факт, что вообще здоровье сохранится. И она поняла это, что можно и дурачком остаться.

— Вы говорите, что Катя очень зависима от образов и идеалов, навязанных Instagram. Не пытались как-то ее от этого оградить? Что вообще делать родителям, когда дети растут в обществе, ориентируясь на соцсети?

— Изолировать невозможно, это же утопическая идея с самого начала. Остается только общаться, быть рядом, не доводить до крайности.

Но я знаю характер Кати — ей нужно всё и сразу. Она, может быть, не критически подходит к этому, не видит негативных сторон. Она просто хочет результат и видит, что вот так его можно добиться.

Ираклий признается, что у его дочери очень потребительское отношение к людям

Ираклий признается, что у его дочери очень потребительское отношение к людям

Поделиться

— Какие у вас при этом взаимоотношения? В жизни она тоже может позволить себе какие-то резкие выпады в вашу сторону?

— Она, конечно, позволяет себе резкие высказывания, ну и что? И это я еще могу сказать, что за последние годы она изменилась. Раньше она просто выкатывала мне списки: «Пап, на лето я хочу съездить в такой-то лагерь в Канаду», «Мне нужно то-то и то-то», «Мне нечего надеть, мне нужна новая одежда».

Машину уже попросила. Сказала: «Папа, я хочу пойти сдать на права и хочу машину». Сказала, что хочет Audi.

— Что было самое дорогое, что она у вас выпросила?

— Ну, так получилось, что за год она сменила два айфона последних моделей. Первый у нее украли, потом сразу купили второй.

— В выпуске шоу она просила у вас 5 тысяч рублей, чтобы погулять с подружками. Сколько она вообще получает от вас денег?

— У нее есть карманные расходы — даю 400 рублей в день. Но этим, естественно, не ограничивается. Ей этого мало при таких запросах — надо делать маникюр часто, окрашивание волос, косметику покупать... Это всё тоже про навязанное «Инстаграмом» представление о красоте.

— При всем при этом она хотя бы говорит вам: «Пап, я тебя люблю»?

— Нет, такое она не говорит. Наверное, если специально спросить, может быть, она и скажет. А так нет таких нежностей.

— Вам этого не хватает?

— Я знаю, что она меня любит. Мы же всё равно не чужие люди, хоть и возникают конфликты, но нет раздрая и полного неприятия. К тому же она всё равно от меня зависит. Больше вопрос, что ее запросы очень многочисленные и по принципу «чем дороже, тем лучше». Потому что она искренне считала, что нужно быть крутой, как Кайли Дженнер. А там ведь такое показное потребительство.

Если они тратят сотни тысяч долларов на день рождения, то она потом приходит и говорит мне: «Люди вот так делают, значит, это нормально».

— А чем вы занимаетесь в жизни? То есть она понимает, что вы можете или не можете себе позволить то, что она хочет?

— Я занимаюсь ценными бумагами. Руковожу компанией, которая оказывает услуги на рынке ценных бумаг. Но я думаю, что она не заморачивается о том, может она просить или нет, она просто просит.

— И такое отношение у нее ко всем членам семьи? К вашим родителям, с которыми она живет, тоже?

— Такое отношение ко мне в основном. Попросить-то деньги она может у всех, но она понимает, что там еще меньше шансов что-то получить.

— А помимо желания быть как Кайли Дженнер у Кати есть какие-то планы, кем она хочет работать? Или когда главное — это популярность, то ни о какой работе речи и не идет?

— Она хочет стать известной певицей, пишет свои песни. Катя занималась в джаз-хоре, сейчас вокалом тоже. Это очень серьезно. Участвует в вокальных конкурсах.

— А в песенных телепроектах себя не пробовала?

— Нет, на такие проекты она не хочет. Не думаю, что для нее это слишком сложно или она сомневается. Просто ее кумиры по-другому продвигались — типа Дуа Липы, Арианы Гранде... Они все раскрутились в интернете, она тоже публикует. Плюс она нацеливается на масштаб больше, чем на Россию.

оцените материал

  • ЛАЙК9
  • СМЕХ47
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ100
  • ПЕЧАЛЬ7

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Loading...
Loading...