5 декабря воскресенье
СЕЙЧАС +1°С

«Будет битва за выживание»: как пандемия ударит по промышленным гигантам на Урале

Президент Уральской торгово-промышленной палаты считает, что экономика просядет к осени

Поделиться

Андрей Беседин уверен, что настоящие последствия кризиса мы увидим к осени

Андрей Беседин уверен, что настоящие последствия кризиса мы увидим к осени

Поделиться

Трехмесячные каникулы не могут пройти бесследно для экономики. Первые подземные толчки она уже ощутила: в Екатеринбурге закрылась каждая десятая кофейня, ЧОПы, многие агентства по организации праздников — и сотни горожан остались без работы. Но эксперты уверены: это только начало, настоящее землетрясение ждет впереди.

Бизнес-сообщество сходится во мнении, что куда более серьезные проблемы от кризиса мы увидим в конце лета — начале осени. Когда пойдет ко дну часть компаний, которая пережидала каникулы в надежде быстро восстановиться. Но на это, считают опытные предприниматели, уйдут даже не месяцы, а годы. К чему готовиться бизнесменам и их сотрудникам и как помочь предприятиям остаться на плаву, мы спросили у Андрея Беседина, президента Уральской торгово-промышленной палаты, в прямом эфире E1.RU. Перед вами главные тезисы этого разговора.

— Когда мы увидим настоящий кризис?

— Прогноз экспертов во всем мире такой, что серьезные последствия мы увидим уже в июле, показательными будут также август и сентябрь 2020 года. А процесс выхода из этого кризиса очень затянется. Это будет самый длительный период с девяностых годов. Даже хуже 1998 года. Весь 2021 год ситуация будет держаться, и только в начале 2022-го мы сможем вернуться к тем показателям, которые имели до пандемии. Многое зависит от того, как сработает государство. Силами регионального бюджета здесь ничего не сделать.

— По каким сферам бизнеса кризис ударит сильнее всего?

— В целом компании практически из всех сфер бизнеса говорят о том, что кризис на них серьезно сказался. Это примерно 90% опрошенных. Есть отрасли, для которых коронавирусный кризис смертелен. Например, все, что связано с питанием и сферой услуг. Это не торговые сети, где наценка очень высокая, здесь запасов нет. Платить персоналу, как это предполагает государство, три месяца они не могут.

— Как отразится трехмесячный простой на крупном бизнесе?

— Кризис коснется одной из самых устойчивых сфер — экспорта, который всегда держал нас на плаву. Мы уже видим снижение на четверть в сферах металлургии, машиностроения. Наши зарубежные партнеры уже открытым текстом говорят, что дальше будет серьезная международная конкуренция, что они будут поддерживать своих производителей. А наши столкнутся с тем, что будет битва за выживание, серьезный демпинг. Я знаю, что они готовы к этому. Рынок и в 2021-м, и в 2022-м году будет по правилам игры серьезно отличаться от того, что было раньше.

— Стоит ли ждать массовых сокращений персонала на крупных заводах?

— Это [изменение рынка из-за кризиса] неизбежно скажется на сотрудниках предприятий металлургии, машиностроения. Стало уже в три раза больше высвободившихся людей. Но серьезные предприниматели, крупные, просто так, по щелчку людей не сокращают. Идет серьезный процесс осмысления, кадровики бьются. Ведь сократить не сложно, набрать будет сложнее. Поэтому в апреле освободили лишь тех, кто давно был в зоне риска. Но прошло уже три месяца, поэтому многие компании подготовили решения [о будущих увольнениях]. Я такое решение принял в середине мая, мне оно далось непросто, сократить придется около 8% персонала.

— Сколько потеряет бюджет Свердловской области?

— Нужно понимать, что это замкнутый круг: предприятия не работали или падали в объемах производства, они недоплатят в бюджеты регионов. У Свердловской области прогноз такой: будет недополучено не менее 85 миллиардов рублей. Значит, что-то будет недофинансировано. В первую очередь будет свернут ряд проектов, в которые мог быть втянут бизнес: проекты дополнительного строительства, инфраструктуры. Кто-то лишится куска работы, и эти компании, не получив государственные деньги, снова упадут в объемах, снова недоплатят в бюджет, и он потеряет уже не 85, а 95 миллиардов рублей.

— Что поможет региону спасти экономику?

— Вспомните, как Америка вышла из Великой депрессии: ни с того ни с сего начала строить дороги. Никто тогда этого не понял, все их ругали, но это потянуло за собой целый комплекс [сфер бизнеса]. Сейчас время отложенных проектов. Начнем что-то строить, тогда заработают хоть какие-то сектора. Например, вторая ветка метро. Огромное количество предприятий сможет работать на это.

— Планируется ли расширение списка предприятий, пострадавших от пандемии? Сейчас в него не входит, например, клининг.

— С первого дня мы говорили: самая серьезная ошибка на уровне правительства была в том, что пострадавшие отрасли привязали к ОКВЭД. За два с половиной месяца мы не смогли эту мысль донести до тех, кто принимает решения. Я не побоюсь этого слова — это бред. Там, внутри ОКВЭДов, могут быть разницы в одну цифру, хотя деятельность компаний практически одинаковая. И одни попадают в список пострадавших, другие нет.

Клининг — это грубейшая ошибка. Потому что это инструмент сохранения чистоты, дезинфекции и безопасности людей, работающих сейчас. Клининг должен был первым попасть [в этот список], я надеюсь, что хотя бы на третьем месяце кто-то одумается, задним числом включит их в список и что-то компенсирует. Торгово-промышленная палата РФ бьется за то, чтобы убрать ОКВЭДы и смотреть пострадавших по реальным потерям. Причем мы взяли большую планку: если налоговая видит, что доходы компании в апреле упали на 30% по сравнению с прошлым годом, то признает ее пострадавшей. Но даже такую планку не приняли.

— Какой совет вы можете дать предпринимателям, которые сейчас в непростом положении?

— Не торопитесь. Используйте все механизмы, которые помогут облегчить финансовую ситуацию. В том числе, к сожалению, придется чем-то пожертвовать. Нельзя терять ключевых сотрудников, но придется что-то отсечь, чтобы сохранить весь организм. На принятие решений серьезно давит психологический фактор, эмоциональный фон настолько отрицательный, что я вижу, что решения принимаются на эмоциях. Не головой, а сердцем. Здесь нужно все четко просчитать и продумать. Не затягивайте, но и не торопитесь.

Мы писали также о шести способах спасения бизнеса, которые предложил президенту глава «Уральских авиалиний». Но есть в Екатеринбурге и предприниматели, которые выстояли каникулы без потерь. Например, ателье Дмитрия Шишкина, сеть кофеен Simple Coffee и служба доставки еды «Сушкофф». Владельцы этих компаний поделились с читателями E1.RU секретами успеха.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ7

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.