26 октября вторник
СЕЙЧАС +0°С

Уборщица Дмитрия Лошагина, обвиняемого в убийстве жены: "Прибираясь на вечеринке, я не заметила ничего подозрительного"

Юлия Михайлова пришла в семь вечера, когда гости уже были в лофте, а ушла последней - ближе к часу ночи.

Поделиться

В Октябрьском суде допросили очередного свидетеля по делу Дмитрия Лошагина – Юлию Михайлову, которая на протяжении двух лет прибиралась в лофте и квартире екатеринбургского фотографа. Была она и 22 августа прошлого года, устраняя последствия вечеринки, во время которой, по версии следствия, Лошагин убил свою жену Прокопьеву. Михайлова рассказала о дверях, ведущих в техническое помещение, где, как утверждают сыщики, фотомодели свернули шею. Пояснила, зачем Лошагину пластиковые коробки, в одной из которых, как полагают представители гособвинения, фотограф вынес из лофта труп своей супруги, а также сообщила, какие непростые отношения были у Прокопьевой со своей матерью. 

E1.RU по традиции продолжает публиковать беспристрастную, безоценочную, буквальную расшифровку допроса. А вывод пусть делают читатели.  

Прокурор: Как давно вы работаете у Лошагиных?

Юлия Михайлова: Два года

Прокурор: А как часто вы к ним приходили?

Михайлова: Практически… В лофте я была каждый день, а к ним тоже заходила. Через день.

Прокурор: То есть кроме лофта вы убирались ещё и в квартире?

Михайлова: В квартире тоже.

Прокурор: В прошлом году в августе было мероприятие в фотостудии Лошагина. Дату помните?

Михайлова: Сейчас вспомню, вроде бы 22-го.

Прокурор: Во сколько вы пришли?

Михайлова: Я приходила два раза. Первый раз – до. Второй раз уже после.

Прокурор: До – это во сколько?

Михайлова: Это примерно было в семь часов.

Прокурор: То есть в девятнадцать часов?

Михайлова: Да. В девятнадцать.

Прокурор: Вы убирались в лофте, фотостудии?

Михайлова: В фотостудии немножко. Кое-что убрала и ушла домой.

Прокурор: Второй раз вы во сколько пришли?

Михайлова: Второй раз я точное время не помню. Потому что не взяла с собой ни часы, ни телефон. Это было около десяти вечера. Не знаю точно.

Прокурор: Когда вы пришли, много ли гостей находилось в лофте?

Михайлова: Находилось достаточное количество. С персоналом очень много.

Прокурор: Прокопьева с Лошагиным были в фотостудии?

Михайлова: Мы встречались с Юлей. На видеозаписях это есть. Разговаривали. Диму я встретила на крыше. Вернее, не встретила, а видела.

Прокурор: Вы на крышу выходили?

Михайлова: Да. Я выходила на крышу.

Прокурор: В какое время вы выходили на крышу?

Михайлова: Ну, вот, какое-то время я провела в студии, там не имело смысла убираться. И я поднялась на крышу потом. Посмотреть. Потому что там фотографировались.

Прокурор: А Прокопьева тоже была на крыше?

Михайлова: Я не видела.

Прокурор: Много людей было на крыше?

Михайлова: По туфлям много.

Прокурор: Вы слушали?

Михайлова: Я видела Диму. Он фотографировал. И стоял выше других. Там такая площадка есть. Я видела обувь, потому что залезают туда без обуви.

Прокурор: Сколько вы времени провели на крыше?

Михайлова: Минуты три.

Прокурор: Она была освещена?

Михайлова: Там слабо освещено. Есть две лампочки, кто знает, где включать, – включает. Кто не знает…

Прокурор: Вы включали?

Михайлова: Я – нет. Там уже был свет, а какой, я не знаю.

Прокурор: Вам что-то известно по поводу того, что гостей заперли на крыше?

Михайлова: Это было известно через такой период… не знаю, когда точно. Это было… Начали искать ключи от крыши, потому что народ, не знаю, кто, но именно с крыши позвонили и сказали, что они там остались заперты.

Прокурор: Кто искал ключи?

Михайлова: Все искали. А нашла их администратор.

Прокурор: Фамилия как администратора?

Михайлова: Я сейчас не скажу. На "С" фамилия. Оля С.

Прокурор: А где она нашла ключи?

Михайлова: На лестнице.

Прокурор: На какой?

Михайлова: На которой поднимаются на крышу. Туда.

Прокурор: А там один пролёт лестничный или несколько?

Михайлова: Несколько. Она светила телефоном и нашла ключи на лестнице.

Прокурор: А в тот вечер Лошагина с Прокопьевой вы видели?

Михайлова: Да. Я с ними разговаривала. Подождите, после этого?

Прокурор: После.

Михайлова: Нет. После этого нет.

Прокурор: Где вы видели в последний раз Прокопьеву и Лошагина?

Михайлова: С Димой я разговаривала на балконе, когда пришла убираться. А с Юлей позже, когда прошла туда, в лофт.

Прокурор: А на крыше с Лошагиным?

Михайлова: Это уже потом. После. Минут через 15-20 Дима был на крыше. Фотографировал.

Прокурор: Когда начали искать ключи, вы пытались найти Лошагина или…

Михайлова: Ну, все стучали к ним в комнату. Ну, в смысле, где они живут. Все им стучали. Звонили. А у меня не было ни телефона, ничего, а я номера телефонов наизусть не помню.

Прокурор: Скажите, во сколько вы уехали?

Михайлова: В час двадцать.

Прокурор: Кто-то ещё оставался в фотостудии?

Михайлова: Нет. Я была последней.

Прокурор: Вы закрывали лофт?

Михайлова: Я закрывала.

Прокурор: Вам известно, где ключ от крыши?

Михайлова: Я знаю, что он был у администратора в столе. Если у кого-то ещё был, то… не знаю.

Прокурор: А в технических помещениях вы прибирались?

Михайлова: Нет, я там никогда не убиралась.

Прокурор: После этого, когда вы приходили с приборкой и где убирались?

Михайлова: В понедельник. Везде.

Прокурор: В понедельник, когда вы приезжали, там Лошагин или Прокопьева были?

Михайлова: Я не помню. Ничего сказать не могу. У меня есть ключи, поэтому…

Прокурор: У вас есть ключи и от лофта, и…

Михайлова: Да, и от квартиры.

Прокурор: А в тот день у вас были ключи от квартиры?

Михайлова: У меня всегда они.

Прокурор: Вы видели в квартире, фотостудии Лошагина контейнеры?

Михайлова: Мы их собирали, перед тем как сдавать студию. В контейнеры собирали документы, всякие вещи. И относили всё в подвал. Отвозили.

Прокурор: Когда?

Михайлова: Когда сдавали фотостудию.

Прокурор: В чём были одеты Лошагин и Прокопьева в тот день?

Михайлова: На Юле был брючный костюм или, не знаю, комбинезон такой в цветочек и белый пиджак. А Дима в чёрной рубашке.

Прокурор: А брюки?

Михайлова: Не смотрела. Не помню.

Адвокат: У вас-то вообще какие отношения сложились с Юлей Прокопьевой. С Лошагиным?

Михайлова: Нормальные. Хорошие.

Адвокат: Общение как часто было?

Михайлова: Постоянно.

Адвокат: А о чём?

Михайлова: Да так. Ни о чём. О жизни, если так это, вкратце.

Адвокат: Юля Прокопьева что-нибудь рассказывала о своей личной жизни?

Михайлова: Если да, то кратко. Куда поедет, чем займётся, какие планы.

Адвокат: И какие планы?

Михайлова: Закончить институт. Ну, и потом дальше…

Адвокат: Как часто она отлучалась из дома. Уезжала куда-то?

Михайлова: Если брать последний раз, то она на месяц уезжала, потом пару дней побыла, потом опять в Москву уехала, потом приехала и снова собиралась уезжать.

Адвокат: А на месяц она куда уезжала?

Михайлова: Не помню, за границу.

Адвокат: А она что-нибудь рассказывала, для чего она ездила в Москву?

Михайлова: Нет, вообще ничего.

Адвокат: А потом куда собиралась?

Михайлова: Говорила, что в Гонконг. Она постоянно туда ездила.

Адвокат: А надолго?

Михайлова: Вообще тоже не знаю. Она ещё боялась, что будет с Димой ругаться, потому что недавно уезжала, только приехала и снова уезжает.

Адвокат: Что она по этому поводу говорила?

Михайлова: Ну, что работа у неё такая.

Адвокат: У вас ключи от лофта и от квартиры были в одном экземпляре? 

Михайлова: Да.

Адвокат: А дверь от какого-то технического помещения всегда была открыта?

Михайлова: Да.

Адвокат: А ключи где были? И сколько комплектов было?

Михайлова: Комплекты… Они были у тех, кому сдавался до этого лофт. Внизу два комплекта у охраны. И один ключ был у меня. Так как у меня там инвентарь стоял. Но я им не пользовалась.

Адвокат: В какое время в последний раз вы видели Лошагина и Прокопьеву?

Михайлова: Сказать время не могу. Вот на вечеринке. Диму видела позже, чем Юлю. Мы с Юлей попрощались на ступеньках.  Дальше куда она пошла, я не знаю. Потом я поднялась на крышу, увидела Диму.

Адвокат: По ступенькам чего?

Михайлова: Лофта. Где администратор. Ну, вот. Ступеньки.

Адвокат: Это примерно когда было?

Михайлова: Не помню.

Адвокат: А с Дмитрием когда?

Михайлова: Его я видела, когда он фотографировал наверху. Во сколько, тоже сказать не могу. Но это было позже, после того, как я с Юлей попрощалась. Она куда-то пошла, и я потом…

Адвокат: Ну, а вот после того, когда людей на крыше закрыли, вы их видели?

Михайлова: Они потом спустились, когда нашли ключ. И выпустили. И они пошли кофе пить.

Адвокат: Имеются в виду те люди, которые были…

Михайлова: Были закрыты. Да.

Адвокат: А я спрашиваю про Прокопьеву и Лошагина.

Михайлова: Я их не видела больше. У меня была своя работа.

Адвокат: В тот период, когда вы занимались уборкой, кто ещё непосредственно находился в лофте?

Михайлова: Музыканты убирали сцену. Выездная кухня. Администратор, естественно. И часть гостей каких-то.

Адвокат: Гости окончательно все в какое время ушли?

Михайлова: Поздно. Оставшиеся пока кофе не допили, они были у нас. Сколько времени, я тоже сказать не могу.

Адвокат: Во что убирали музыканты свои инструменты?

Михайлова: Часть – в контейнеры. Часть – в мешки.

Адвокат: Контейнеры какие?

Михайлова: Всякие были. Точно сказать не могу.

Адвокат: А размеры?

Михайлова: Большие были. Под посуду.

Адвокат: Насколько большие?

Михайлова: Ну, как, высокие, большие контейнеры. Не могу сказать. Как коробки. В которых посуду складывают. Ну, как пятьдесят на пятьдесят. Я не знаю размеры. Я их не мерила.

Адвокат: Они были как: в высоту высокие или в ширину большие?

Михайлова: Обычные стандартные коробки. Упаковочные. Пластиковые всякие плюс пакеты, я вообще там…

Адвокат: Пластиковые?

Михайлова: Мне было вот точно не до этого, во что они там складывают.

Адвокат: Вот эти коробки кто выносил?

Михайлова: И кухня уносила. И музыканты что-то уносили.

Адвокат: То есть они выносили своими силами или нанимали кого-то?

Михайлова: Нет. Они всё сами выносили. Поэтому всё так затягивалось.

Адвокат: Скажите, на переходной лоджии свет постоянно был?

Михайлова: Нет. Там ближе к вечеру вообще темновато.

Адвокат: То есть на переходной лоджии света не было?

Михайлова: Там маленький фонарик…

Адвокат: А непосредственно на входе в подъезд. К лифтам?

Михайлова: Не помню. Там иногда включают свет, а иногда не включают.

Адвокат: Если кто не знает, то он мог свет и не включать?

Михайлова: Мог и не включать. Особенно, если не знает.

Адвокат: Музыканты, выездная кухня – они когда уехали?

Михайлова: Долго собирались. Не знаю, очень долго. Буквально, может, за тридцать минут, как уехал администратор. Может, за двадцать.

Адвокат: Администратор тогда в какое время уехал?

Михайлова: Я считаю от своего времени…. Может, в двенадцать. Может быть, я не знаю.

Адвокат: Они уехали одновременно?

Михайлова: Нет. Они все уезжали по частям. Плюс они ещё внизу долго были, потому что за ними машина не приехала.

Адвокат: А машина должна была приехать как за музыкантами, так и…

Михайлова: Так и за кухней.

Адвокат: То есть две машины было?

Михайлова: Две.

Адвокат: Вы что-то подозрительное замечали?

Михайлова: Нет.

Адвокат: Можете что-то пояснить по взаимоотношениям Лошагина и Прокопьевой?

Михайлова: Обычные, нормальные отношения. Скандалов никогда не видела. Всё время на доброй ноте.

Адвокат: Видели ли вы когда-либо, чтобы Юля Прокопьева приводила друзей?

Михайлова: Если к Юле приходили друзья, то это были общие друзья.

Адвокат: В квартире вы когда в следующий раз после вечеринки прибирались?

Михайлова: В понедельник.

Адвокат: Что-то подозрительное видели?

Михайлова: Нет.

Адвокат: Период времени с 23:00 до 24:00 22 августа 2013 вы в каком помещении находились?

Михайлова: В лофте.

Адвокат: В этот период количество человек, состав которых, наверное, менялся, но так или иначе, сколько их там было?

Михайлова: Ну, около десяти точно было.

Адвокат: Откуда вам известно, что музыканты, официанты какое-то время ждали транспорт?

Михайлова: Вот честно, вот не помню. Я спускалась вниз, это знаю.

Адвокат: То есть это ночью было?

Михайлова: Да. Это было ночью. Просто они там ещё оставались. Выездная кухня. Я, может, часть мусора хотела выкинуть или что-то такое. Сейчас не вспомню. Может быть, пару пакетов выносила, и я их там видела. Девочки там были, точно помню, какие девочки, не помню. Знаю, что я с ними переговорила. Они сказали: "Всё ещё стоим, ждём машину".

Адвокат: То есть там были и музыканты, и официанты…

Михайлова. Музыканты. У них тоже аппаратуры было много.

Адвокат: Они две машины ждали?

Михайлова: У тех была своя, у других – своя.

Адвокат: Ждали они где?

Михайлова: Перед подъездом.

Адвокат: Непосредственно перед тем, где расположен лофт?

Михайлова: Да.

Адвокат: Уехали они или нет до того, как в лофт вернулись?

Михайлова: Я не знаю.

Адвокат: Вы сказали, что Юля попрощалась с вами. В какой момент это было?

Михайлова: Когда я пришла. Я реально не знаю. На камерах видно, когда я пришла. Видно, что я с ней разговариваю, и дальше я пошла.

Адвокат: А что конкретно она сказала?

Михайлова: Она сказала… "Всё, мы уходим". Дальше что – вообще не знаю.

Адвокат: "Мы уходим" – это с кем?

Михайлова: Она стояла с Димой Соколовым вместе. И всё. И они просто пошли. И всё.

Адвокат: А куда они собрались?

Михайлова: Не знаю.

Адвокат: "Мы уходим" – из контекста разговора вы поняли, что это связано с выходом на улицу?

Михайлова: Тут ещё гости оставались. И это понятно, что они выходят просто со студии. Что освобождают студию и уходят.

Адвокат: Прощаясь с вами, она предполагала, что вас больше не увидит?

Михайлова: Почему? Она сказала: "Мы вам такой бардак устроили. Всё, мы уходим". Типа, до свидания. То есть понятно, что она, может, ещё и вернётся, в студию, именно. Что мне тут оставляет место для работы.

Адвокат: Что касается коробок, которые выносились из лофта, были ли среди них такие, которые выносились двумя людьми одновременно?

Михайлова: Я не видела.

Адвокат: Вам известно что-нибудь о взаимоотношениях Юли с Рябовой? С её матерью.

Михайлова: Обязательно говорить? Это личное.

Адвокат: Ну, вы обязаны давать показания в силу закона.

Михайлова: В последний раз, когда Дима с Юлей собирались уезжать отдыхать, Юля разговаривала с мамой опять по поводу машины. После этого она была в истерике.

Адвокат: Она – кто? Юля?

Михайлова: Да.

Адвокат: А вы присутствовали при разговоре?

Михайлова: Да. 

Адвокат: Это был телефонный разговор?

Михайлова: Да.

Адвокат: Сколько он длился?

Михайлова: Ну, минут пять-десять, наверное, длился.

Адвокат: Суть разговора в чём заключалась?

Михайлова: Суть разговора заключалась в том, что каждый раз, когда Юля уезжает за границу, она волнуется за то, что могут быть не оплачены какие-то счета. И поэтому каждый раз приходится разговаривать с мамой на эту тему. И каждый раз она психует. Потому что боится, что её мама может подвести. Там из-за машины. Машина на Юле, по-моему. Была.

Адвокат: А разговор был на повышенных тонах?

Михайлова: Разговор был в слезах. Повышенных тонов не было, потому что Юля не умела никогда там ругаться. Просто она очень эмоциональный человек.

Адвокат: Формат общения, она мать ругала или просила?

Михайлова: Просила.

Адвокат: Как часто они общались?

Михайлова: По телефону периодически. Плюс она училась и в Тагил ездила к ним.

Лошагин: У нас были собачки. Какая-то проблема была с их туалетом? Расскажите, как собаки ходили в туалет?

Михайлова: У них были лотки. И плюс они портили ковровое покрытие и коридор.

Лошагин: Мимо своего туалета собачки писали?

Михайлова: Постоянно.

Лошагин: Юля просила вас, когда вы приходили, проветривать?

Михайлова: Постоянно. Это было связано с запахом от собак.

Лошагин: Часто вы наблюдали цветы у нас в доме?

Михайлова: Цветы? Именно срезанные? Срезка была постоянно.

Судья: Как долго вы обслуживали квартиру и лофт?

Михайлова: Два года.

Судья: Вы могли пройти в эти помещения во время отсутствия хозяев?

Михайлова: Да. У меня были ключи.

Судья: Мы очень долго разбирались с этим техническим помещением. Собенина (администратор. – прим. ред.) сказала, что там хранились различные принадлежности для уборки.

Михайлова: Да.

Судья: Из показаний опрошенных лиц мы поняли, что вход в это помещение есть и из лофта, и из коридора?

Михайлова: Да.

Судья: Дверь постоянно была закрыта или она была открыта?

Михайлова: Она была открыта, потому что туда ходят в том числе и сантехники снизу. Там же трубы проходят, вентиляционные шахты там. Сама вот первая дверь закрыта, а именно то помещение, оно открыто.

Судья: То есть дверь на этаж закрыта?

Михайлова: Да.

Судья: С балкона на семнадцатый этаж?

Михайлова: Дверь закрыта перед лофтом – раз, и вторая дверь в лофт. То есть внизу две пары ключей висят. Потому что, если сантехникам что-то надо, трубы или ещё что, или кому-то на крышу надо мыть окошки, есть ключи внизу. И их можно взять.

Судья: А сама дверь в техническое помещение?

Михайлова: Если надо, чтобы туда никто не ходил, там вечеринка какая-то или ещё что, то она закрывалась. Если не надо, то смысла не было закрывать. Там ничего ценного нет.

Судья: Специально она не запиралась?

Михайлова: Специально нет.

Судья: Из этого технического помещения отдельно дверь напрямую в студию была?

Михайлова: Ну, она не совсем напрямую. Ну, да.

Судья: Еще одна отдельная дверь?

Михайлова: А, нет, подождите. Дверь в студии, которая в техническое помещение и которая у Димы… Там своя дверь. Ну, то есть там они пересекаются. Свободный проход можно.

Судья: Два входа?

Михайлова: Да.

Судья: А вот та дверь, которая непосредственно с лестницы на крышу ведёт, она всегда запиралась или могла оставаться незапертой?

Михайлова: Она запиралась.

Судья: Ключи были у администратора?

Михайлова: Да, но там могли, кто ещё арендовали. То есть они могли дубликаты сделать. То есть для крыши.

Судья: Вы сказали, что тем вечером, придя в лофт, чтобы прибраться, вы встретили на ступеньках Прокопьеву.

Михайлова: Это когда я уже пришла вечером.

Судья: На ступеньках каких?

Михайлова: На ступеньках, где администратор сидит. В лофте стол администратора, дальше у нас три ступеньки, а дальше поворот уже в саму студию.

Судья: При этом ряд людей уже находились на крыше?

Михайлова: Ну, да. Как я потом уже узнала, они там гуляют и фотографируются.

Судья: Вы сказали, что видели Лошагина на крыше, который фотографировал. Без Прокопьевой?

Михайлова: Я её видела в лофте. С ней попрощалась. Они выходили с Димой Соколовым. Дальше я её не видела. Потом мне сказали: крыша открыта. Я пошла туда посмотреть. И увидела Диму. Он там стоял на трубе и фотографировал людей.

Судья: А на крыше вы Прокопьеву не видели?

Михайлова: Не видела.

Судья: В тот момент, когда возникла проблема с людьми, запертыми на крыше, Лошагин где находился?

Михайлова: Не знаю.

Судья: Когда вы уходили с крыши, Лошагин оставался там?

Михайлова: Да, так это же прошёл промежуток времени какой-то.

Судья: Сколько времени: 15 минут, 30 минут?

Михайлова: Я была занята своей работой. Не знаю, что там с гостями и что там. Честно.

Судья: Среди вызволенных Прокопьева и Лошагин были?

Михайлова: Дима был. Соколов. Среди спасённых с крыши я только его знаю. Больше никого.

Судья: А Лошагина и Прокопьевой не было?

Михайлова: Нет. Это, кто пришёл кофе пить. Потому что я мыла студию. 

Судья: А могло быть так, что Лошагин просто ушёл в квартиру свою?

Михайлова: Бывало так иногда. После вечеринок они просто уходили к себе. Такое было. Иногда после вечеринок они сразу же уезжали. Тоже такой вариант был.

Судья: В тот момент, когда искали ключи от крыши, местонахождение Лошагина и Прокопьевой вам не известно?

Михайлова: Нет. Не известно.

Судья: Когда вы приехали в понедельник делать уборку, дверь с технического помещения на 17-м этаже была заперта?

Михайлова: Ничего не знаю. Ничего.

Адвокат: Хочу уточнить про контейнеры, в которых вещи выносили в подвал. Их много было?

Михайлова: Много. В них выносили вещи, какие-то журналы, документы. Перед тем, как сдавать лофт.

Адвокат: Лошагин эти контейнеры мог использовать для чего-то дорогого?

Михайлова: В принципе, мог.

Адвокат: Что вам известно о потайной двери из технического помещения в квартиру?

Михайлова: Я её никогда не трогала. Возле неё стояла вешалка и обувь.

Адвокат: А эта дверь была открыта всегда?

Михайлова: Не могу сказать.

Адвокат: Дмитрий Лошагин этой дверью пользовался?

Михайлова: Пока это помещение не было жилым, ей время от времени пользовались.

Адвокат: Вы сказали, что уехали достаточно поздно. Вы Дмитрия в этот промежуток времени видели?

Михайлова: Нет, не видела.

Судья: Дверь эта как закрывалась?

Михайлова: На ключ.

Судья: В квартире убирались, вы её там видели?

Михайлова: Да.

Напомним, Юлия Прокопьева-Лошагина исчезла 22 августа прошлого года после вечеринки. Заявление о её пропаже 31 августа написал брат фотомодели – Михаил Рябов. Сам Лошагин сказал, что его жена уехала "потусить". 23 августа в лесополосе около Старых Решёт грибники наткнулись на обгоревший труп девушки. 3 сентября эксперты установили, что это пропавшая Юля Прокопьева.

В тот же день полиция задержала Дмитрия Лошагина по подозрению в убийстве. Родственники Юли заявляли о том, что поведение Дмитрия вызвало у них подозрения. Он так и не обратился с заявлением в полицию о пропаже жены, а потом путался в объяснениях. Позднее следователи выдвинули версию, что Дмитрий Лошагин, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в лофте на 17-м этаже дома по улице Белинского поссорился с Юлей, начал избивать, а потом свернул ей шею. После этого он вывез тело на машине в лесной массив недалеко от деревни Решёты. Через некоторое время, вернувшись на место, где он оставил тело супруги, Лошагин, чтобы затруднить опознание женщины, облил её голову легковоспламеняющейся жидкостью и поджёг. После совершения преступления Дмитрий уехал.

Сегодня в 11:00 в суде состоится допрос самого Лошагина. Но заседание будет закрытым по его личной просьбе. 

Фото, видео: E1.RU; СУ СКР по Свердловской области. 

По теме (10)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Loading...
Loading...