20 октября среда
СЕЙЧАС +2°С

"Вышли на самоокупаемость": директор музея Ельцин-центра - об итогах работы и нехватке кадров

Дина Сорокина дала E1.RU первое интервью после переезда из США и назначения на новую должность в Екатеринбурге.

Поделиться

Новый директор музея Бориса Ельцина Дина Сорокина дала своё первое интервью E1.RU

Новый директор музея Бориса Ельцина Дина Сорокина дала своё первое интервью E1.RU

Поделиться

– Мебель здесь должна была быть расставлена по-другому, – Дина Сорокина после приветственного рукопожатия принимается двигать кресла в переговорной одного из самых дорогих музеев страны – в центре Бориса Ельцина. У нового директора музея (не всего Ельцин-центра) есть чёткая картина, как всё должно быть организовано в её вотчине.

За плечами Дины – 8 лет менеджмента в самом знаменитом Музее современного искусства – Нью-Йоркском MoMA – и магистратура по специальности Visual Arts Administration в New York University.

Дина Сорокина руководит музеем Ельцин-центра всего месяц – с 1 марта. Ирина Евдокимова, занимавшая пост директора ранее, перешла на другую работу. Это первое интервью Сорокиной в новой должности. Она заметно волнуется, но американская улыбка снимает напряжение.

Проект, который получила 31-летняя Дина в управление, непростой. Музей президента – сердце Ельцин-центра, на строительство которого было потрачено 7 миллиардов рублей. За три месяца с момента громкого открытия его посетили 100 тысяч человек – такую цифру озвучила новый директор музея. Напомним, он был спроектирован американской командой Ralph Appelbaum. Обыграл пространство режиссёр Павел Лунгин, разделив музей на семь зон – семь исторических дней зарождения свободы в России.

Любимая часть музея у Дины Сорокиной – это зал свободы: "Здесь можно сидеть часами и медитировать"

Любимая часть музея у Дины Сорокиной – это зал свободы: "Здесь можно сидеть часами и медитировать"

Поделиться

Этот лабиринт уже подвергся критике. Недавно режиссёр Никита Михалков обвинил Ельцин-центр в искажении исторических фактов.

– Я видела передачу Никиты Сергеевича. Насколько я знаю, Михалков не бывал в музее, и я хотела бы, конечно, пригласить его для ознакомления с нашей экспозицией и материалами. Я думаю, что благодаря его программе у нас появятся новые посетители, и это хорошо.

В качестве лектора не хотите его позвать?

– Этот вопрос пока что не рассматривался, но мы не против.

Как происходит выбор лекторов? Если ощущение, что это в основном спикеры оппозиционного настроя – Пархоменко, Парфёнов, Шендерович?

– Я не могу сказать, что наши приглашённые лекторы какого-то определённого политического настроя. Среди наших гостей – люди самых разных политических взглядов. От издателя Александра Иванова до профессора Сергея Шахрая, от правозащитника Михаила Федотова до певицы Насти Полевой, от научного журналиста Аси Казанцевой до художника Дмитрия Гутова. Мы не занимаемся политикой, наша сфера – история, культура, литература, наука, образование… Что касается гостей, которых мы приглашаем в музей на именные экскурсии от первого лица, – это прежде всего люди, близкие к Борису Николаевичу Ельцину, его соратники, люди, участвовавшие в событиях, которые отражены в нашей экспозиции.

В музее всё будет ограничиваться именно 90-ми годами или появится диалог с современностью?

– Мне кажется, наша экспозиция не только об истории ХХ века, она раскрывает возможности и предоставляет платформу для рефлексии о сегодняшнем дне. Любой посетитель нашего музея уходит с вопросами не только о прошлом, но и настоящем.

А что будет дальше, когда весь город увидит постоянную экспозицию музея? Будет ли она меняться?

– Экспозиция запланирована как постоянная, но мы предполагаем изменение элементов. Сейчас мы как раз работаем над их подбором, это в основном документы на бумаге, фотографии, плакаты, постеры, то есть чувствительный материал в плане хранения и сохранения его. Мы действительно будем производить некоторые изменения в нашей экспозиции, не очень значительные, но они будут. К тому же будем организовывать временные выставки, как на площадках Ельцин-центра, так и вне его.

Сама личность Ельцина неоднозначна, поэтому в обществе сформировались полярные взгляды на центр, посвящённый первому президенту страны.

– Мне кажется, что в нашей экспозиции он представлен как человек многогранный. Мы достаточно объективно представили его личность. Его карьера была неоднозначна, и такие проблемные моменты хорошо видны в материалах и экспозиции музея.

Расскажите про ваши личные 90-е. Какие у вас воспоминания, связанные с этим историческим периодом? Что вы помните о политических событиях того времени?

– 90-е для меня были школьными годами, я в то время жила в Барнауле. Мы с моей семьёй проводили много времени на Алтае, в Новосибирске. Мои родители – учёные. Жизнь нашей семьи в те времена была непростая. Я хорошо помню то время и помню волнения внутри нашей семьи. Она тоже в некоторой степени раскололась, так как у нас были разные взгляды, шли упорные дебаты за кухонным столом. Были дни, когда члены моей семьи иногда даже не разговаривали друг с другом, но опять же это был такой неоднозначный процесс. Мне кажется, через призму нашей семьи отражалась история всей страны.

Дину Сорокину пригласили в Ельцин-центр по рекомендации

Дину Сорокину пригласили в Ельцин-центр по рекомендации

Поделиться

Вернёмся к вашему назначению на должность директора музея. Было ли собеседование?

– Для меня это было достаточно неожиданно, меня пригласили по рекомендации партнёров Ельцин-центра. Собеседования проходили в различных городах, в том числе в Москве, Екатеринбурге, а также по телефону и скайпу.

В Екатеринбург вы прилетели сразу из США?

– У меня был некоторый период между моей работой в МоМA и приездом в Екатеринбург – я путешествовала. Я прошла Камино-де-Сантьяго в Испании – паломнический путь из Франции до Атлантики пешком, путешествовала по Южной Америке, включая Анды, Перу, Боливию, Чили, Аргентину. Была на Камчатке, Алтае, Байкале. Мне удалось в пару месяцев вместить очень много путешествий, и я очень рада, что была такая возможность. Сейчас с новыми силами я полностью погрузилась в мою работу здесь.

Поделиться

Поговорим немного о вашей жизни в Нью-Йорке.

– Я прожила там в общей сложности 11 с половиной лет, обучалась в магистратуре. Моё пребывание очень плотно связано с Нью-Йоркским университетом и, конечно, с Музеем современного искусства, в котором я проработала практически 8 лет. Работала со всеми отделами, со всеми сотрудниками музея, и мне кажется, что я знаю музей достаточно хорошо.

За что именно вы отвечали в MoMА?

– Я работала юридическим специалистом и отвечала за организацию деятельности Попечительского совета и целого ряда его комитетов. Разрабатывала программы, доклады, как внутренние, так и внешние, охватывающие всю деятельность музея – от организации выставок, формирования коллекции, вопросов охраны, финансовых, инвестиционных вопросов до образовательных программ и реставрационных вопросов, то есть обо всей жизни музея. Все эти вопросы актуальны и здесь, в музее Ельцин-центра.

Будете ли вы применять американскую музейную практику здесь? Например, бесплатный вход для всех раз в неделю?

– Это не исключительно американская практика, это вообще мировая практика. В нашем музее есть целый список льгот, например, в последнюю среду месяца мы приглашаем многодетные семьи, пенсионеров и некоторые другие категории граждан посетить музей бесплатно. Я думаю, что вопрос бесплатного посещения мы будем поднимать ещё, так что следите за новостями.

Вы не только изучали современное искусство, но и бизнес в университете Нью-Йорка. Есть ли у вас какая-то бизнес-стратегия относительно музея?

– Она есть, она интегрирована с нашей программной деятельностью, деятельностью образовательного отдела и выставками. Я не хотела бы обнародовать какие-то отдельные пункты этой стратегии. Её результаты будут видны в будущем.

После 11 лет в США сложно ли понять и учесть все юридические тонкости нашей страны?

– Конечно, это непросто. У меня всё ещё впереди. Мне предстоит много работы, и я достаточно откровенно могу сказать об этом. Это непростая работа, но потому она мне и нравится.

В штате музея (не всего Ельцин-центра) работает всего 26 сотрудников, новый директор уже ощутила нехватку кадров

В штате музея (не всего Ельцин-центра) работает всего 26 сотрудников, новый директор уже ощутила нехватку кадров

Поделиться

В Ельцин-центре немаленький штат: от охранников до экскурсоводов. Из каких источников пополняется зарплатный фонд?

– Финансирование нашей деятельности – это не только бюджет Президентского центра Бориса Ельцина, наша операционная деятельность позволяет нам покрыть расходы по заработной плате и другие расходы музея. За счёт высокой посещаемости мы практически перешли на операционную окупаемость. На самом деле у музея очень маленький штат – 26 человек. Я надеюсь его расширить, потому что очень остро чувствуется нехватка кадров.

Строительство Ельцин-центра финансировала Свердловская область. Придётся ли возвращать долг?

– Общие финансовые вопросы – не моя компетенция, но могу сказать определённо: все долги Президентский центр возвращает.

Квартира из 90-х – одно из самых любимых мест гостей музея

Квартира из 90-х – одно из самых любимых мест гостей музея

Поделиться

Фото: Артём УСТЮЖАНИН / E1.RU
Видео: Максим БУТУСОВ / E1.RU

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Loading...
Loading...