17 октября воскресенье
СЕЙЧАС +7°С
Фото пользователя

Константин Бугров

доктор исторических наук, профессор УрФУ
Фото пользователя

Константин Бугров

доктор исторических наук, профессор УрФУ

«Пример Челябинска перед глазами»: ученый — о том, почему опасно застраивать Уралмаш высотками

По мнению Константина Бугрова, старую часть района можно сохранить

Поделиться

Константин Бугров считает, что сейчас решает аутентичная архитектура и среда, а не «пластиковое барокко Кит Китычей из 1995 года»

Константин Бугров считает, что сейчас решает аутентичная архитектура и среда, а не «пластиковое барокко Кит Китычей из 1995 года»

Поделиться

В Екатеринбурге идут публичные слушания о внесении изменений в правила землепользования и застройки. Они позволят строить в центральной части Уралмаша здания высотой до 100 метров. Местные жители и общественники собирают подписи за присвоение району статуса исторического поселения, чтобы защитить его от застройки.

По мнению доктора исторических наук, профессора УрФУ Константина Бугрова, если уничтожать исторические районы, такие как Уралмаш, Екатеринбург ждет судьба Челябинска, который
сейчас «агонизирует перед глазами». Он объяснил почему:

Коллеги пишут, на месте «Темпа» на Уралмаше собираются строить высотный жилой комплекс. Ясно, что процесс коммерческого девелопмента, набравший силу в Москве, Петербурге, а в последние годы и у нас, является сейчас определяющим трендом: исчезновение промышленных зон, которые 30 постсоветских лет уже мертвые продолжали определять городской облик, наращивание этажности, уплотнение разреженной застройки эры социализма. Таков уже железный закон капитализма.

Это урбанизм девелоперов, ищущий не только «вширь», но и «вглубь», повыше, поплотнее, побольше добавленных услуг. Двигаясь «вглубь», он сталкивается с диалектическим противоречием: я хочу уплотнять и удешевлять, но в то же время хочу создавать эксклюзивный, креативный, модный, экологичный супер-дупер-продукт с высокой добавленной стоимостью.

Это может быть парк, может быть прогулочная зона, какое-нибудь креативное переделанное пространство. А может это быть и переигранная заново историческая среда. Рост интереса к советскому конструктивизму все последние 15 лет подпитывался — парадоксальным образом — из того же источника, откуда и урбанизм «Стрелки»: новые городские слои формируют новый спрос на среду, в которой должна быть какая-то добавленная стоимость. И вот в этой ситуации аутентичная архитектура — да, а пластиковое барокко Кит Китычей из 1995 года — нет; решать стала аутентичность, а не взятая абстрактно стилистическая красота. В этой экономике копии Зимнего дворца (финальную форму такого подхода в доведенном до абсурда варианте можно наблюдать в Йошкар-Оле) не работают.

Разрушение и созидание — две стороны одной медали.

Ее целиком можно было сохранить только на советский лад — бросив ее, превратив в заброшки и руины. Но не менее ясно и то, что что-то придется сохранять, потому что это что-то и создает ту самую аутентичность и добавленную стоимость. И для делового сообщества, которое — как и мы все, будем откровенными, — привыкло за 30 постсоветских лет жить за счет мертвого гиганта, пользоваться инфраструктурой, выстроенной тогда, и потихоньку обустраиваться на свой лад — тут уплотнил, тут снес — ну, не рухнет же оно от одной гайки, а шилишпёра ловить надо на что-то, — так вот, для всего делового сообщества и для всего сообщества неделового, для интеллектуального сообщества, для ученых, общественников, для всех должно быть ясно, что переходный период заканчивается или уже закончился.

Ресурс аутентичности, ресурс городской среды — сдан городам на руки, и больше он расти не будет, будет только уменьшаться. Вопрос — как его разыграть с максимальным эффектом.

Его можно разыграть двояко. Если дело идет о комфортной среде, о высокопроизводительном труде, об удержании кадров — тогда, конечно, качество среды должно расти, и с ней должна расти политика сохранения и ревитализации исторических районов. Тогда, наверное, не лучшая идея 25-этажные домищи над исторической панорамой старого соцгорода Уралмаша — единственного в своем роде, считавшегося ценным уже в момент постройки и избегавшего высотной застройки все постсоветские годы. (Да, да, в глубине на улице Красных Партизан прячется современный кирпичный дом — так вот, он бережно встроен в среду, он 5 этажей, он маскируется в глубине довоенных пятиэтажек.)

В советское время Уралмаш даже бережно достраивали: аккуратно пристроили корпус НИИтяжмаш, достроили «дом-пилу» в оригинальном стиле. Здесь есть здания, известные на весь город и имеющие вполне культовый статус — Белая башня и гостиница «Мадрид». Как убедительно показал М. И. Ильченко, стилистическая эклектика — не изъян, а, наоборот, ценная черта пласта исторической застройки вокруг площади 1-й Пятилетки. Наконец, здесь богатейшая история: по эту сторону заводской проходной и особенно — по ту.

Грустно, что в нашем городе нет улиц, названных в честь великих конструкторов Сатовского и Химича; Уралмаш — история о статусе, символе, науке, технике, труде, драме, иностранцах, крестьянах, рабочих, танках, пушках, блюмингах и десятках других вещей. Разве что центральный район Екатеринбурга вокруг Исторического сквера обладает сравнимым нарративным богатством. Гигантские башни, если и не поставят крест на этом богатстве, то подойдут к этому близко.

Возможен другой путь, путь мозолистых рук и плотной застройки. К черту аутентичность, даешь побольше квадратных метров! Сноси все, раздувай рынок недвижимости! Людям наплевать на среду, им нужно жилье и работа. Цена меня оправдает. Этого подхода много, например, в Китае и Индии.

Тогда уже решать будет не среда с капучино и скамейками, а фабрики, производящие майки, сапоги, тракторы, айфоны, электросамокаты и одноразовые маски. Плевать, где живут руки, собравшие самокат, есть у них работенка и квадратные метры, и ладно. Но, кажется, город Екатеринбург не в этой ситуации находится.

Как бы то ни было, вот два пути. А третьего-то не дано, потому что продолжать пронашивать советское наследие у нас уже не выйдет — на четвертом-то десятке лет. Худшим будет — испоганить исторический Уралмаш, развезти стройку, вколотить точечную застройку, а потом удивляться: гдей-то наша креативная сила, гдей-то наша творческая среда? Пример Челябинска — города, который 20 лет назад был сравним с Екатеринбургом по всем параметрам, а сейчас агонизирует, — перед глазами.

Мэр Екатеринбурга Александр Высокинский рассказал, как можно защитить Уралмаш от высотной застройки. Почитайте объяснение архитектора, чем она опасна для Уралмаша.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК44
  • СМЕХ6
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ8
  • ПЕЧАЛЬ3

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Loading...