2 декабря четверг
СЕЙЧАС +2°С
Ведущие

После ИВЛ выживает лишь треть пациентов. Прямой эфир с главврачом ГКБ № 40

Александр Прудков рассказывает о работе с COVID-19 и о второй волне

Поделиться

Городская клиническая больница № 40 с самого начала пандемии была главным уральским «ковидным» госпиталем и до сих пор принимает в том числе и самых тяжелых пациентов.

Главврач ГКБ № 40 Александр Прудков в прямом эфире E1.RU рассказывает о том, как начиналась пандемия, подходит ли она к концу или нас ждет вторая волна, как вели и ведут себя врачи, узнав, что предстоит работать в «красной» зоне, насколько была загружена больница на пике и есть ли свободные койки сейчас.

Вы тоже можете оставлять свои вопросы в комментариях к трансляциям во «ВКонтакте», в Instagram и на YouTube.

К утру 20 августа в Свердловской области зарегистрировано 23 842 заболевших коронавирусом. 382 человека с COVID-19 умерли. Эксперты говорят, что эпидемия идет на спад, но расслабляться пока рано.

Сергей Панин

Поделиться

— Решение о том, что 40-я больница будет «ковидным» госпиталем, было принято давно. В Свердловской области больше нет подобных клиник — у нас 265 коек, есть отдельный приемный покой, где больные осматриваются, а затем по подвалу переводятся в палаты. Мы первыми начали — и нам же заканчивать, но на борьбу с ковидом были поставлены не только мы.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

Через 40-ю больницу прошло три с половиной тысячи пациентов. Групповые поступления начались 17 марта. Уже 20 марта госпиталь перепрофилировали.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

— У нас было две задачи: лечение пациентов и сохранение коллектива. У нас переболел 31 медик. Девять получили страховку. Остальные случаи — бытовой путь инфицирования.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

Александр Прудков рассказывает, что был период, когда СИЗов (средств индивидуальной защиты) хватало только на один день работы больницы!

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

— Было понимание, что больные с ковидом будут поступать и с другими патологиями. Именно поэтому мы перепрофилировали ожоговое отделение.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

— Спад в Екатеринбурге и Свердловской области — это объективность. Именно поэтому мы с 24-го числа восстанавливаем всю плановую помощь.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

— Лично мое мнение — что серьезной второй волны не будет. Но это зависит от соблюдения масочного режима, социальной дистанции и карантинных мероприятий.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

— Были случаи, когда молодое поколение семьи легко перенесло болезнь, но при этом один из пожилых родственников скончался. И это останется навсегда тяжелым крестом.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

— У меня ощущение, что последние полгода — это затянувшиеся сутки.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

Александр Прудков говорит, что в палатах будут находиться один-два пациента.

— У нас полторы тысячи коек. Очевидно, что загрузка будет не больше 50%.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

Самые тяжелые пациенты были с почечной недостаточностью.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

— Среди погибших были молодые, но не так много. Все равно осталось много непонятного в том, что же такое COVID-19.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

— У нас достаточное количество пациентов старше 90 лет, но при этом есть сорокалетние, которые не смогли выжить.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

Врачи уже используют седьмые-восьмые рекомендации по лечению.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

Александр Прудков объяснил, что он дает интервью без маски, потому что перед этим сдал тест.

— Я впервые это сделал. Нет смысла все время проверяться. Это пустая трата денег.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

— Были обиды со стороны сотрудников в возрасте 65 лет и старше, что их не пускали на работу. Но мы постоянно были с ними на связи. Считаю, что коллектив отработал пандемию на пятерку.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

— Мы впервые почувствовали, что медики не одни. Государство, бизнесмены — все откликнулись. Мы не знали проблем с финансированием. Что будет завтра — сказать сложно. Выплаты были очень большими. Надо быть готовыми к тому, что доплаты не сохранятся навсегда.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

— Мы принимали отечественные аппараты ИВЛ. Но используем иностранные, экспертного класса. У них другие параметры и возможности.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

В 40-й больнице летальность после ИВЛ варьируется от 62 до 70%. Это очень большой показатель, но по сравнению с другими клиниками (даже московскими) он несколько лучше.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

Часть защитных костюмов закупили в строительных магазинах, но они не пригодились. Это сделали по совету иностранных врачей, у которых был подобный опыт.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

— Вакцина — единственное спасение от вируса. Других вариантов нет. Время покажет, насколько предложенный вариант будет хорош.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

— Все реанимационные случаи мы обсуждали со специалистами института Сеченова. Запомнились некоторые пациенты, для которых было сделано все: плазма, комбинации препаратов... Но самое страшное, когда к вирусной инфекции присоединяется бактериальная. И тут уже ни один препарат не помогает.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

Про реабилитацию:

— Среднее время нахождения в реанимации — неделя. До ковида этот срок составлял два с половиной дня. Именно поэтому восстанавливаться довольно сложно. Два года назад мы внедрили реабилитацию, которая начинается уже в реанимации. Создали специальную бригаду. Они занимались ковидными пациентами, которые находились в реанимации. Самые сложные случаи были с пациентами среднего возраста, которые 40 дней находились в реанимации и 20 дней — на ИВЛ.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

Александр Прудков считает, что реабилитацией ковидных больных могут заняться фитнес-центры.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

— У нас была очередь на плановую госпитализацию — месяц. Теперь будет семь [месяцев]. Откроются поликлиники — повысится выявляемость, прежде всего по онкологии. И этого бояться не надо. В городе есть незадействованный ресурс — речь о платной помощи. Если перераспределять объемы вместо оказания платных услуг, наделять клиники работой по территориальной программе, то это значимо увеличит объемы. Сейчас, например, оплачивают 100 пациентов, а за 101-го никто не заплатит.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

— Большинство ковидных больных могли лечиться дома, чтобы не распространялся вирус.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

— В частных клиниках сложных случаев не было.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

— Есть тревога за то, как мы будем работать в плановом режиме. В каждом отделении мы создали обсервационные блоки, чтобы туда изолировать пациентов с подозрением [на COVID-19]. Непросто будет в финансовом плане, так как мы получали деньги авансами, независимо от объемов оказанной помощи. Сейчас наступает мирное время. Важно, каким образом эти авансы будут закрываться. Без федеральных денег тут не вытянуть. Эта неопределенность смущает. Наши затраты на заработную плату были колоссальными. Плюс будут отпускные. Надеюсь, что выделят на это деньги.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

О средней зарплате медиков, которые работают в «красной» зоне:

— Доктора [получают] около 150 тысяч рублей, медсестры — на 30–40 тысяч меньше.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

О том, по какому принципу ковидных больных распределяют по клиникам:

— Только скорая привозит. К нам идут дети, абсолютно все беременные и самые тяжелые больные.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

Александр Прудков сообщил, что в 40-й больнице находятся лишь 150 пациентов (при этом коек там 265).

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

— Идет спад, — резюмировал Александр Прудков.

На этой позитивной ноте завершаем наш прямой эфир.

Поделиться

По теме (10)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК10
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.