21 января пятница
СЕЙЧАС -10°С

«Выкарабкивайтесь сами как можете»: Евгений Ройзман — о снятии ограничений и заложниках-губернаторах

Расшифровываем главное из прямого эфира с экс-мэром Екатеринбурга

Поделиться

Евгений Ройзман считает, что Владимир Путин переложил ответственность на губернаторов, отменив нерабочие дни

Евгений Ройзман считает, что Владимир Путин переложил ответственность на губернаторов, отменив нерабочие дни

Поделиться

Недавно Владимир Путин отменил нерабочие дни, а губернатор Евгений Куйвашев накануне сообщил о поэтапном снятии ограничений, введенных в Свердловской области из-за коронавируса. Уже подписан указ, официально разрешено гулять и заниматься спортом в парках и скверах, но максимум по двое, в масках и с соблюдением социальной дистанции, а с 19 мая откроются торговые центры, рестораны и кафе (к их работе при этом тоже предъявят требования).

В Instagram E1.RU (где, кстати, уже 200 тысяч подписчиков), мы провели интервью с экс-мэром Екатеринбурга Евгением Ройзманом.

Полностью видео смотрите ниже, а в текстовом варианте мы выделили самое главное: про отмену нерабочих дней, снятие части ограничений и восстановление экономики.

— Поговорим о насущном: с одной стороны, Владимир Путин объявил об отмене режима нерабочих дней во всей стране, с другой — экзамены для школьников отменили, а ЕГЭ перенесли. Вам не кажется, что это разнонаправленные действия?

— Мне с самого начала казалось, что действия разнонаправленные, из-за этого и возникли нынешние проблемы. Объявлять карантин, когда заразившихся по 100–200 в день, и снимать его на пике, когда в день по 11 тысяч, — конечно, в этом нет логики. И самая большая проблема в том, что действия власти «не бьются» ни с результатами [этих действий], ни с позицией властей. Странная очень ситуация.

— Но если смотреть на другие страны, во многих ситуация гораздо хуже, чем у нас, по крайней мере по количеству летальных случаев.

— По количеству летальных случаев просто говорю для тех, кто понимает. Вот Великобритания — как известно, мощная медицина, но в России смертность в 16 раз ниже при практически одинаковом количестве зараженных. Значительно ниже также, чем в Испании, Италии. И даже в четыре раза ниже, чем в Германии, а я на протяжении последних десяти лет занимаюсь сбором денег и отправкой людей на операции в Германию, потому что слишком разная у нас медицина. И по каким причинам у нас смертность может быть ниже?

— Тем не менее Владимир Путин объявил, что нерабочие дни закончились по всей стране, при этом дальше губернаторы уже будут действовать самостоятельно. Как вы к этому отнеслись?

— Конечно, авторитет власти падает, потому что если переводить с путинского языка на русский, то это звучало как «Выкарабкивайтесь сами как можете, вся ответственность на губернаторах, с которых будем спрашивать по полной». Сейчас у губернаторов очень интересная ситуация: отменять все меры, чтобы экономика как-то задышала? Но тогда с них будут спрашивать за умерших. Вот и как себя вести в такой ситуации?

— Если бы вы были губернатором, как бы вы выстраивали эту работу?

— Проблема заключается в том, что ни мэры, ни губернаторы в России сейчас не субъекты, то есть они вынуждены выполнять распоряжения. Собранные деньги, что в городах, что в регионах, отсылаются в федеральный бюджет.

Как у Ильфа: «Я человек завистливый, но тут завидовать нечему». Это как раз тот самый случай. Я не знаю, как себя тут вести, но способ единственный — честно говорить: «Друзья, у нас такая ситуация, вот кривая заболеваемости, если мы меры отменяем — вирусологи прогнозируют вот такой исход, если потерпим — будет так-то. Как вам компенсировать сидение дома, я не знаю, но вот там-то можем пойти навстречу. Предлагаю всем потерпеть».

Но чтобы на этот призыв откликнулись, губернатор или мэр должен обладать авторитетом, должен быть избранным. Чтобы обращения первых лиц люди воспринимали всерьез. Чтобы и губернатор и мэр полностью делили все невзгоды, которые обрушились на тех людей, что живут в регионе и в этом городе. Ну нет другого способа, только напрямую разговаривать. Авторитет власти оказался недостаточным, чтобы люди соблюдали самоизоляцию.

— Возможно ли, что после того, как все закончится, власть придет к выводу, что нужна какая-то самостоятельность в регионах, должно быть больше ресурсов и резервов у губернаторов?

— Бюджеты у всех достаточно скромные, особо ничего не выкроишь. Надо сказать, что в Екатеринбурге местные олигархи взяли на себя достаточно серьезную нагрузку. Ну и люди у нас ответственные, понимают, что это горнозаводской Урал, поэтому у нас как-то полегче проходит, есть регионы, в которых сложнее. Все врачи, например, отмечают, что очень серьезная ситуация в Дагестане.

— Вы сказали, что екатеринбуржцы ответственные, но если посмотреть на индекс самоизоляции в «Яндексе», ее почти никто не соблюдает. Где же здесь ответственность?

— Я за этой ситуацией наблюдал очень внимательно. Когда объявили первые нерабочие дни с сохранением заработной платы, то режим самоизоляции очень многие поддерживали. А когда во время второго обращения Путин сказал, что выходные продлеваются, народ вывалил на улицы на следующий день и загнать обратно уже было невозможно. У нас есть города, которых это вообще не коснулось, там не закрывались ни парикмахерские, ни магазины, и даже рынки не закрывались, потому что людям надо на что-то жить. И чтобы удерживать такое количество людей дома, государство должно брать на себя все издержки.

В нашем случае государство ничего на себя не взяло, поэтому каждый понял, что выживать должен сам. Я здесь, пожалуй, поддержу — на государство особой надежды нет, поэтому наша задача не заболеть, не заразить близких и при этом постараться не разориться. И как это все совместить — задача каждого, рассчитывать он может только на своих друзей, близких и так далее.

Что вы думаете о возможном продлении запрета на продажу алкоголя после 19 часов и как к этому относитесь?

— Первое, что я скажу: к борьбе с коронавирусом это не имеет ни малейшего отношения. Единственное, чего сумели этим добиться, — что создаются очереди с шести до семи. Но в целом в мирное время я бы эту меру поддержал, потому что по борьбе с пьянством методов не так много и это один из способов.

Минздрав сейчас вышел с предложением поднять возраст продажи алкоголя до 21 года. Тут же куча народу возмутилась, что в армию идут с 18, а пить можно с 21, но здесь подвох заключается в другом — чем раньше человек начал пить, тем больше у него шансов стать алкоголиком. И это известная история, что мозг окончательно формируется только где-то к 21 году. Если человек начинает употреблять алкоголь после, это не имеет уже такого влияния на мозг и его формирование. Я считаю, что в целом мера разумная.

— Владимир Путин объявил в своем последнем обращении, что будут выплаты, прежде всего — семьям с детьми до 15 лет. Почему государство ориентируется на этот круг?

— Я считаю, что тут сработали не на экономику, а на некоторую «мимимишность», чтобы все отметили заботу государства о детях. На самом деле эти выплаты могут коснуться 27 миллионов человек максимум. К экономике это не имеет никакого отношения, только к идеологии и к пиару. Опять же, а после 15 лет детям есть не надо — или что? Это очень тонко рассчитано, чтобы хотя бы кто-то мог сказать: «А вот нам выплатили».

— Останутся ли деньги после того, когда все закончится, чтобы как-то дальше жить? Еще же нефтяные проблемы у нас есть.

— Первое. Нефтяные проблемы — это на самом деле порядка 40% поступлений в бюджет, это очень много. Второе. Бюджет регионов сейчас состоит на 30% из НДФЛ — многого недосчитаются, как и бюджеты городов. Плюс сдача в аренду земли, имущества — здесь огромный провал будет. Малый и средний бизнес сейчас практически похоронен, самозанятые тоже в очень сложной ситуации.

— 9 мая мы отпраздновали 75-ю годовщину победы. Не все, конечно, но многие вышли на парад, салют и так далее. Было ли это уместно в нынешней ситуации?

— На мой взгляд, это было, конечно, лишнее. Я хочу сказать, что для администрации города парад — это сумасшедший головняк каждый год. Это весна, еще не устоявшиеся влажные грунты, и после тяжелой техники улицы снова приходится ремонтировать. В этом году думали, что не будет, раз на карантине, но, раз это было, люди высыпали на улицу.

Я считаю, что все это было совершенно лишним, что сам праздник 9 Мая у всех в груди, потому что у практически каждой семьи есть погибшие, есть за кого помолчать и о ком вспомнить, и нам все эти демонстрации на самом деле не особо нужны. Нам не надо, чтобы кто-то учил нас родину любить, нас родители этому учили и посредники здесь не нужны.

— Что вы думаете по поводу того, что мы обязательно должны провести все положенные массовые мероприятия после 9 Мая и коронавируса?

— Есть замечательная русская поговорка «Дорого яичко ко Христову дню». С запозданием это все уже выглядит достаточно нелепо. На мой взгляд, это будет говорить о том, что власти используют все что можно просто для своей легитимизации. Я говорю то, что вижу. Может, это кому-то не нравится, но это мое мнение. Мне это все не нравится!

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК196
  • СМЕХ8
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ20
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter