8 декабря среда
СЕЙЧАС -11°С

О Лондоне и людях, его населяющих. Часть I

Дмитрий Головин и его беспристрастный взгляд на жизнь британской столицы

Поделиться

Обращаю внимание слабонервных читателей: ниже приведено мое ЧАСТНОЕ мнение по многим вопросам. Оно не политкорректно, не претендует на истину в последней инстанции. Я грешен этноцентризмом — то есть обо всем сужу с колокольни русского горожанина, родившегося и выросшего в Свердловске.

Например, я действительно считаю татуировки и пирсинг уродством, потому что обратить на себя внимание можно другими способами — например, в 45 лет сохраняя кубики пресса на животе, или читая на память Евгения Онегина или, не к ночи будь сказано, Уильяма, нашего, Шекспира. Я, конечно, понимаю, что таким образом (татуировками) человек хочет обратить на себя внимание. И с помощью пирсинга он заявляет: «Посмотрите на меня! Каково?» Но мне никогда это не казалось честным. Как принадлежащий к субкультуре культуризма, я считал, что можно «раскачать» объем плеча до 60 см в диаметре, и это будет воистину выдающийся результат, и на такого человека конечно сразу обратят внимание. И вот тогда можно гордо приосаниться и гордо спросить: «Ну как?»

Хотя плоские девичьи животики с проколотым пупком мне все-таки нравятся — ничего не могу (и не хочу) с собой поделать.

Это я к тому, что будьте немного англичанами, читая этот текст: не относитесь к нему очень серьезно.

Да! И еще одно: если кто-то способен потратить пару семейных вечеров на то, чтобы узнать, какие они, англичане, в действительности, советую книгу Кейт Фокс «Наблюдая за англичанами». Или о том же писал наш В. Овчинников «Корни дуба». Рекомендую. Хотя и антрополог Фокс в книге постоянно извиняется за свой субъективизм.

Выехал я в город Лондон с целью подтянуть свои знания в английском языке. Ну так, чтобы свободно, с подхода, с английского на русский и обратно. Выбрал школу Malvern House за то, что она расположена на площади Пикадилли. А это самый-самый центр — до Вестминстерского аббатства, Биг-Бена, Даунинг-стрит, 10 и Трафальгарской площади — от 5 до 10 минут пешком. Школа занимает один подъезд — и в высоту то ли 5, то ли 6 этажей. У них здесь все фирмы так расположены — в высоту.

21 сентября, понедельник

Первое занятие в школе. Вокруг — толстые испанские, нет — испаноязычные скорее, подростки постпубертатного периода. В трудных местах переходят на родной язык. У всех — карие выразительные глаза, почти всегда — роскошные волосы и зубы — вот солнце что делает! И в дополнение — привески по бокам, так называемые «жопины уши» и, естественно, она сама. Несколько азиатских лиц — из Таиланда, Южной Кореи, Японии. Славян нет — ни поляков, ни украинцев с белорусами, ни чехов. Парни из Турции воспринимаются мною почти как родственники — похожи на наших кавказцев, с нормальным твёрдым «р» и понятным чувством юмора и акцентом. В одном задании был вопрос: довольны ли вы своей внешностью? Все испаноязычные толстяки, оказывается, очень себе нравятся.

В школе Malvern House учителя — довольно странные люди. Например, некая Али постоянно включала радио на уроке. И представьте обстановочку: ученики бубнят друг другу что-то в уши на ужасном английском, играет радио, по классу мечется Али, вступая в разговоры то тут, то там, хотя, может быть, она приучала нас к разговору на вокзале, например…

Выходишь из школы — и голова кружится. Направо — Regent street с кучей бутиков и огромным магазином игрушек Hamless, дальше, тоже вправо — знаменитая Пикадилли, где вышла Лайма Вайкуле, где вдали — знаменитый магазин Доди Аль Файеда «Harrods», где опять же, как уверяют, «есть всё». Грешен — не проверял. Хотя заходил — там есть памятник принцессе Диане и Аль Файеду — с их портретами и свечками — вечная память.

На фоне памятника принцессе Диане и Аль Файеду меня сфотографировал мужик, будто вынырнувший из российских 70-х годов: в кургузом пиджачке с закругленными полами, мятых брюках, стоптанных нечищеных ботинках… Выглядел он как колхозник, получивший путевку в Лондон по линии райкома. Я даже попытался к нему по-русски обратиться, а оказалось — коренной англичанин… За спиной — знаменитый квартал Сохо, который и начинается с площади Пикадилли… В общем, куда ни пойди — ВОТ ОНО, то самое — аромат Лондона!!!

Поделиться


Вечером записался в фитнес-клуб под названием Fitness First. 75 фунтов/паундов — примерно 3800 в рублях. Это за месяц. Снова — куча толстяков, только теперь англоязычных. Негры встречаются нормальные, а европейцы — и так не красавцы, да ещё уродуют себя — кто козлиную бородку отпустит, кто волосы вокруг лысины отрастит и в хвостик соберёт, кто пирсинг сделает или тату какое-нибудь пострашнее… При ближайшем рассмотрении оказалось, что англичане если и ходят в фитнес-клуб, то только побегать на дорожке или на эллипсоиде. А парни, качающие мышцы, делятся на три четких категории: туркоязычная диаспора, восточно-европейская (поляки, румыны и украинцы) и выходцы из Африки — ну эти-то вообще реально англичане, то есть жители бывших колоний. «Качаться» никто не умеет — всё делают как у нас в «качалках» в восьмидесятых: то есть на адреналине и «своих дрожжах». И делают всё травмоопасно и неправильно. Тренер вмешивается, только если ему денег дать, то есть купить индивидуальные тренировки. Ещё добавьте низкий уровень общего образования — своими глазами видел на тренировке как турецкий парнишка принёс анатомический атлас и реально там смотрел, какая мышца когда работает. Видимо, в школе анатомию человека им не читали совсем. При этом другие парни обращались к этому умнику с вопросами.

Поделиться


22 сентября, вторник

Событий много. Познакомился с парой из Москвы — Татьяна и Виктор Скребковы. Владельцы малого стоматологического бизнеса. У Виктора дочь, как я понимаю, от первого брака учится в Лондоне. Хороший тон сегодняшнего среднего русского класса — чтоб дети ДЕЙСТВИТЕЛЬНО получали знания, а не учились ставить крестики на ЕГЭ. В первый же вечер 22 сентября, посетив Британский музей (ей-богу, есть на что взглянуть), решили отметить приезд. Англичане после работы расслабляются с бокалом старого доброго эля в руках. Причём пьют, курят и разговаривают на улице — благо тепло. Внутри пабов запретили курить вообще (вот бы и у нас так же!). Если бармен не уследит — у паба отбирают лицензию на алкоголь. При этом никого не интересует, что «этот паб открыл ещё мой прадед во времена Королевы Виктории» — извини, парень. Закон для всех одинаков.

Британский музей шикарен, как любой музей в стране, бывшей или являющейся империей. Так и встают перед глазами колониальные чиновники в пробковых шлемах с твёрдой верхней губой, пакующие барельефы Парфенона. И — на родину! Всё — на берега Темзы-матушки! Сегодня Греция безуспешно поднимает вопрос о возврате культурного наследия, грозя предъявить Британии счёт за владение. С другой стороны, Британия может тоже встречный счёт выкатить — за хранение. Потому что, если бы не британцы, то не видеть бы нам (да и грекам тоже) многого — турки, как мусульмане, в XIX веке не больно-то сохраняли культурное наследие язычников и прочих всяких эллинов. Или вообще относились к Парфенону как к рукотворному месторождению мрамора. И, как почти во все музеи Британии, вход свободный. Даже сумку некуда сдать. От такого доверия даже как-то сразу лучше становишься, невольно начинаешь чувствовать себя джентльменом. Хоть немного.

Поделиться

Поделиться


Поделиться


Занятия идут нормально, только школа, видимо, всё же сильно экономит на учителях, преподы из них получаются не очень. Одна, например, (Дженифер) часто повторяла «Айкай». Я тупил минут сорок (первый урок всё же), потом насмелился: «Что за слово вы, гражданочка, всё время повторяете?» «Ой! — говорит, — простите! Это, наверное, мой австралийский акцент виноват. Это я «О-Кей» так говорю!» И понял я, что никому доверять нельзя… Только учебнику Верещагиной «Английский язык» для средней школы — можно.

23 сентября, среда

Сегодня видел шотландца в метро. Ощущение средневековых традиций, тестостерона и мужской мощи. Он был с длинными рыжими волосами, в какой-то, явно традиционной, шапочке, в килте. На широком поясе — какие-то железные прибамбасы, пирсинг на лице и — тысячелетние традиции за спиной. Представляю описание какого-нибудь сражения в средние века: «Взревели волынки… Шотландцы бросились на врага…». Мороз по коже. Когда англичане завоевали Шотландию окончательно (по факту — купили, конечно) волынки запретили, как вызывающие ненужные возбуждения умов. Сразу стал понятен римский император Ариан, построивший стену, чтоб отгородиться от этих страшных горцев. Так у нас недавно многие хотели построить стену вокруг Чечни. Новая русская страсть к заборам, шлагбаумам, консьержкам и охране в каждой лавке вон когда ещё зародилась. И — вон где. Что, конечно, лишний раз доказывает нашу европейскую сущность.

После занятий ходил в Музей Виктории и Альберта. Он раcположен на станции South Kensington — там вообще расположена куча музеев: Музей Природы и Музей Техники. На станции даже указатель есть — выход к музеям. Виктория в нашем случае — это Королева Виктория, которая правила в 19 веке, а Альберт — ее муж. Они построили это здание, и им натащили туда разных разностей со всех концов света. При этом много артефактов не подлинных, а копий и слепков, выполненных в натуральную величину.



Слепки колонн сирийского храма. Я-то думал, их в таком виде и притащили, а потом нашел слово «слепок» и успокоился. Но они реально большие

Поделиться


Поделиться

24 сентября четверг

Как там у Стивена Кинга? «Матушка Абигейл! Я не верю в Господа нашего… — Это неважно, парень. Главное, что он верит в тебя».

Раздался звонок:
— Добрый день! Вас беспокоит русская служба Би-Би-Си, меня зовут Виктория. Господин Головин, не могли бы Вы прокомментировать рейтинг Transparency International об уровне коррупции в различных странах, в котором Россия заняла сто сорок седьмое место?
— О-Кей — говорю, — только я в Лондоне, поэтому говорить будем невообразимо быстро.
— О-о-о!!! Мы тоже в Лондоне! Не могли бы Вы подъехать тогда к нам и дать комментарий в прямом эфире?!
Меня чуть паралич не хватил. «Не могли бы Вы…» Ещё как мог бы! Лечу! Бегу! Еду!!!

Уже в здании ВВС я начал осторожненько дёргать удачу за хвост:
— А вот где-то здесь, говорят, Сёва Новгородцев работает…
— Да, он сейчас находится в студии. Вы его увидите перед эфиром.
— А нельзя ли ему сказать несколько тёплых слов?
— Почему нельзя?! Ещё как можно!
— У меня случайно с собой, в кустах, как говорится, видеокамера… Не будете ли Вы, Виктория, столь любезны заснять встречу Комитета 101 в моём лице и коллектива ВВС в лице господина Новгородцева?! — И аж ножкой по полу скребу от вожделения… А Виктория так просто и говорит:
— Да пожалуйста!

Выходит Новгородцев из студии… А перед этим, надобно отметить, он произнёс в эфире следующую фразу: «Как говорил один ныне незаслуженно забытый русский рокер, Вова Синий, выходите, девки, замуж за меня!». Вот за это я и зацепился. Не забыт, говорю, Вова Синий! Я его песни слушал! Он в Снежинске живёт! А у самого крыша едет: где мы и где Снежинск с Вовой Синим! А Новгородцев, которого я еще слушал в 1979 году на старом приёмнике «Океан» и преимущественно ночью, — вот он, руку мне жмёт и говорит приятное.

Говорил он приятное и после эфира. Сказал среди прочего, что отсюда, из Лондона, Екатеринбург представляется некой аномальной культурной реальностью, творящей новые смыслы. Что он с удовольствием узнал о Комитете 101, что является поклонником Красной Бурды, что слышал о Коляде и знает о Кормильцеве и Шахрине. И вы, мол, братцы, не опускайте планку. …
Я пообещал.
Видео исторической встречи можно посмотреть тут.

26 сентября, суббота

Ездили со Скребковыми с экскурсией по Лондону на специальном туристическом автобусе — двухэтажный такой, с открытой верхней частью. Экскурсии ведут три разные фирмы. Соответственно, надо выбрать ту, где есть аудиогид на русском языке. Можно выходить из автобуса на остановках, гулять и заходить куда-нибудь.

Мы заходили в Тауэр. Мрачное место. Видел место казни Анны Болейн и других особ королевских фамилий. Памятник в виде стеклянной подушки, примятой невидимой головой — видимо, отрубленной. Вроде как всё смывает течением Истории… Грустно. Власть не приносит счастья.

В туристическом автобусе познакомились с Евгением — психологом–гипнологом. Родом из Эстонии, закончил университет в Питере, случайно уехал в Лондон и как-то привык. Практикует здесь два года. Не в восторге от Англии. Вот, говорит, приезжаешь к клиенту в дорогущий дом, в дорогущем районе. Клиент реально с деньгами. Но: в его доме паркет скрипит каждой досочкой, лестница шатается, а мебель просто разваливается, ибо она викторианской эпохи (XIX век). Здешняя шутка: Ха-ха! Да какие они аристократы! Они даже мебель покупают! Предполагается, что джентльмен мебель получает по наследству. Так вот. А клиенту этому — нормально! И, заметьте, парни: здесь новых домов почти не строят, здесь только перестраивают. К Олимпиаде, правда, начали шевелиться…
Всё верно говорит.

27 сентября, воскресенье

Ездили в Брайтон — курортный город в часе езды от Лондона. От вокзала Виктория — 40, что ли, паундов в оба конца. Час езды. В это время там проходила конференция Лейбористской партии и, естественно, присутствовал Гордон Браун — нынешний премьер-министр Великобритании. Полиции набежало… Как у нас в будний день. Демонстрация прошла прямо перед залом, где проходила конференция, по набережной. Никого не «винтили», естественно, в «коробки» не бросали. При этом публика была такая, по которой у нас психушка плачет: например один, внешне похожий на выпускника Освенцима, то есть худой, как щепка, с проколотыми бровями и татуировками прямо на костях, голый по пояс, заводил толпу, выкрикивая лозунги. Одет он при этом был в зимнюю шапку–ушанку. Ну, и штаны — такие, у которых мотня у колена. Культурно поорали нестройным хором «Требуем работы! Лейбористы нам обещали! Выполняйте обещания! Где социальная помощь!? Где наши деньги!?» и разошлись. Потом встречались на улице демонстранты, уже после пинты–другой пива, со свёрнутыми плакатиками под мышкой.


Поделиться

Поделиться



В общем, скука. На наш «марш несогласных» вообще не похоже. Ничем. Нет того ожесточения до кровавых соплей и готовности объявить кого-нибудь врагом — с обеих сторон.

28 сентября, понедельник

Сегодня видел девушку на остановке. Нет, иногда я видел тут разных девушек, но эта… Даже не знаю, откуда начать — сверху или снизу. Пожалуй, сверху. Как здесь принято, неухоженное прыщавое лицо без капли косметики. Хотя такому лицу каплей уже не помочь. Грязные волосы, когда-то покрашенные в белый цвет, — чтоб грязь была лучше видна. Облупленный маникюр двухнедельной давности. Сигаретка в сморщенной лапке. Расстёгнутый жакет из искусственного меха, толстого, похожего на овчину. Под ним — кофта настолько блёклого цвета, каких я в сельмаге в мохнатые советские годы не видел — не завозили, боялись — убьют за такое. Из-под кофты выглядывает платье из «весёленького» (то есть с цветочками) ситчика. В России таких цветов уже не найти, а у этой — сохранилось. Такой невообразимо блёклый цвет получается, если загружать в стиральную машину вперемешку бельё всех цветов и оттенков, не зная, в какой цвет оно выкрасится в итоге. Брюки (из-под платья) — нечто среднее между джинсами и спортивными штанами. И — апофеоз всего: шлёпанцы-вьетнамки на ногах! Про отросшие ногти на ногах лучше, видимо, не говорить вообще.

При этом она не бомж и не алкоголик. Докурила, достала нормальный айфон и давай с кем-то болтать. Чувствуешь себя в огромном зоопарке, причём сразу и посетителем, и экспонатом.

Вот что называется культурным шоком.
И — боюсь: вдруг эта девушка мне приснится?! Ночью?! А-а-а-а!!! Хотя тут таких красавцев довольно много.

Поделиться

Поделиться

Поделиться


После занятий в школе ходил в Музей Природы на родной станции метро South Kensington. Набит разными слепками скелетов. Как почти все музеи, является бесплатным и интерактивным — то есть экспонаты можно потрогать, пощупать… нет теток, которые рявкают на тебя: «Не трогай! Отойди! Не прикасайся!»

Там на пальцах и в действующих моделях объяснено устройство земли и различные физические явления для пробуждения интереса к науке у школьников и для подтверждения того, что все, чему нас учили на уроках физики, — правда.

Поделиться

Поделиться


Ходил в российское посольство, выписывать дочери разрешение на выезд — тоже лягушка-путешественница. Конечно, от ужаса предстоящего столкновения с российской бюрократией заранее бросало в пот, но всё обошлось. Все были вежливы, милы и работали довольно быстро. Приятно удивился.
Посольство, конечно, всё в колючке и разных системах охраны, как осаждённая крепость. Да и то: то Литвиненко помрёт, то Закаева для осуждения в Россию пытаются вытребовать, то к Березовскому вопросы по Аэрофлоту. Будешь тут за колючку прятаться.

29 сентября, вторник

Ходил в музей Черчилля и кабинета министров во II мировой войне, который расположен в резиденции премьер-министра на Даунинг стрит, 10. Без сюрпризов не обошлось. Аскетизм обстановки меня не удивил — я ожидал чего-либо подобного, но особенно трогательно смотрелись ночные горшочки под кроватями премьер-министра и его супруги — у нас в детском саду такие были, эмалированные. Они всегда холодные и садиться на них противно. Я даже раньше, в детстве, думал, что это детям такая специальная пытка. Черчилль метался челноком по всему миру, втягивая все англоязычные страны в войну на своей стороне — слабенькая Англия была против Гитлера, чего там. В Вашингтоне только провёл 3 конференции, в Квебеке — две и намотал в разъездах за войну больше 106 000 миль.

Потом ходил в Парламент с экскурсией — на английском языке. Просто мозг вскипел экскурсовода слушать. Там каждый камень знает Черчилля, Маргарет Тэтчер, да и Оливера Кромвеля тоже. Снова вспомнил школу и рисунок в учебнике — палата общин, палата лордов. И вот я здесь!

30 сентября, среда

Придумал определение для Лондона: город одиноких идиотов. Хотя и не идиоты по факту, просто так выглядят, но каждый, скажем так, странный человек может найти здесь своё место. В этом очарование Лондона.


Поделиться



Поделиться


В лавке продавцов фокусов


Совершенно замечательные панки — продавцы фокусов. Видно, что они семейная пара, видно, что вместе давно, видно, что они по-хорошему прибабахнутые. Муж явно двинут на фокусах — он их показывает практически непрерывно, чуть не капая слюной от удовольствия, а я подходил к их палатке раза 4 в разные дни. Как истинный англичанин он ни разу не сказал, что делает это ради денег, и ничем не показал. Он просто показывает фокусы. Если тебе нравится — можешь купить. Если не хочешь покупать — можешь просто посмотреть. Денег с тебя за это не попросят и его доброжелательное отношение к тебе от этого не изменится.

Тетенька же постоянно молчала, а если я задавал какие-то вопросы, она отвечала: «Ой, я не знаю, сейчас муж скажет». Зачем она там сидит, я не очень понял, видимо для вдохновения мужа. А вдохновиться действительно есть чем: короткие целлюлитные ноги в сапогах на толстенной платформе, подбритый череп с татуировками прямо на коже головы, руки в перстнях с черепом и костями, и с непременным пирсингом в самых неожиданных частях тела (правда, я ее всю не осматривал). Муж выполнен примерно в той же цветовой гамме с подбритым черепом, татуировками и пирсингом. Но: видно, что они любят и уважают друг друга, и от этого меня как-то по-хорошему перло. Они мне дико понравились, эта пара продавцов с рынка Камден-таун.

Я им пообещал, то теперь о них узнают в России. Поддержал их бизнес, купив какой-то фигни на 20 паундов…

Поделиться

Здесь всего много и очень густо намешано. Паша Попов, здешний знакомый из Уфы (тоже учится в нашей школе), рассказал о семье своей знакомой из Уфы: девушке 40 лет, замужем за местным, 49-и лет. Детей у них нет — они пока «живут для себя» Она работает временами — уборка, помощь по дому, уход за старыми да малыми. Иногда возит в Россию какие-то товары, муж провожает её в Хитроу. Это дёшево — он берёт за это с неё всего 20 фунтов (паундов). Он, в свою очередь, на работе не очень напрягается — работает почтальоном, дома в 15:00. В 17:00 к нему, как правило, приходит друг с банкой пива (одной). Наш герой тоже достаёт из холодильника банку пива (одну), и они садятся… Нет, не бухать, не болеть за «Манчестер» или «Арсенал», не играть в карты или смотреть автомобильные или ещё какие фото. Они играют в компьютерные игры! У обоих приставки, беспроводные джойстики и прочая дребедень — и они палят в друг друга примерно до 22:00. И так — почти каждый день. Уже несколько лет. Реальный лондонец, одинокий сумасшедший. На Рождество он подарил своему другу модель самолётика — неторопливо клеить… Друг ему — набор пазлов. Они такие милые, правда? Двое взрослых британцев, связанных крепкой мужской дружбой. Понимаю, о чём вы подумали. Нет, они не «голубые».

3 октября, суббота

Сегодня ездил в Эдинбург на поезде. На поезде туда–обратно 107 фунтов (чуть больше пяти тыс. рублей). На автобусе –– 40 фунтов, но автобус идёт 9 часов в одну сторону. Можно, конечно, сесть в него вечером, утром проснуться в Эдинбурге, походить, посмотреть, а вечером — назад. Но что-то мне на поезде хотелось — посмотреть на утренние пейзажи Средней Англии. В пути 4,5 часа в один конец. Звукорежиссёр ВВС Паша тоже поезд и Эдинбург присоветовал, да и Паша Попов тоже об этом говорил, возбуждённо размахивая руками.

Поезд по дороге попал в небольшую аварию — стукнул на стрелке другой поезд. Потерял из-за пересадки полтора часа. Опоздал безнадёжно на два часа — выбились из графика. Англичане с возгласами «Вот, так всегда!» организованно пересели на другой поезд. Как ни странно, мест всем хватило, во всяком случае, в вагоне все сидели.

Шотландцам в принципе нечем торговать, кроме своей чести и воинских умений, поэтому они служили при всех дворах Европы. Крепости и здания в Эдинбурге — овеществлённая история, всё замешано на шотландской воинской славе — «Как мы мочили англичан». Если бы в Чечне сделали бы музей воинской славы, наверное, было бы похоже. Сама Шотландия — зеленые холмы, серые скалы, синее море. Полезных ископаемых нет. Товарного производства практически тоже нет: ну, пледы, ну, шерсть. Да и всё, пожалуй. Ну, туризм — вовсю торгуют славной и богатой историей. Населена шотландцами, которые все друг другу не друзья, то есть из разных кланов, зачастую враждующих.

Ветер в Эдинбурге был такой, что камеру из рук выворачивало. Но как-то выжил.
Еда вся дорогая, кругом одни туристы, надо успеть на обратный поезд. В общем, хлопотно.
На обратном пути какие-то пьяные девки визжали в вагоне. Потом вышли, на их место пришли пьяные же парни, которые затягивали и бросали петь какую-то песню, но за 2 часа пути не сдвинулись дальше первой строки. Дать им «в дыню» постеснялся. Плохо я ещё языки знаю…

4 октября, воскресенье

Поделиться

Поделиться

Поделиться


Рынок в Камден-таун или на Камден стрит (не знаю, как правильно) — сборище всех фриков Лондона: проколотые носы, губы, брови, уши. Тату на всех частях тела. Волосы розового, зелёного, синего, оранжевого цвета, выбритые местами, а местами собранные в дреды. Всё оформление любого нашего бара или паба — оттуда. Лица Камден-тауна:

Поделиться

Поделиться


Поделиться

Поделиться

Поделиться


5 октября, понедельник

Сегодня на уроке учительница Лиза (родилась и живёт в Лондоне) обмолвилась, что у неё был двойной перелом руки в детстве. Доктор перелом лучезапястного сустава заметил, а локтевого — нет, и теперь у неё не фиксируется левая рука — нет «включения», как говорят спортсмены. Рассказано это было походя, без возмущения тупым доктором или уровнем медицины вообще: просто откуда вы взяли, что всё время будете счастливы и здоровы? При этом у неё плохое зрение, а операция очень дорогая, неправильно выросли зубы, то есть не исправили в детстве прикус (то ли никому дела не было, то ли еще что). Лиза никогда не была в Эдинбурге, потому что это «другая страна», где люди агрессивны, много пьют, и там холодно. Лиза не видела Стоунхендж — «туда же ехать надо» Лучший отпуск в своей жизни она провела в Испании: «Мы ели, пили, танцевали, снова ели, снова пили… Это было восхитительно! Я потолстела на 10 паундов!». Бойфренда у неё там не было, ездили женской компанией. Она бы хотела быть пилотом, но не прошла комиссию из-за плохого зрения; работала бебиситтером, сейчас вот — учитель. Работает только ради денег. Не пользуется дезодорантом, хотя надо. Даже очень надо. Не пользуется косметикой и духами. Вроде не замужем, есть бойфренд, ненавидит детей — «они всё время орут и бегают». При этом другой жизни не мыслит — жизнь в иных местах явно в её представлении не лучше, потому что Лондон — центр всего.

Она не чувствует себя несчастной, не ноет, не жалуется на жизнь. Она просто живёт, как умеет. И благодаря ей я точно теперь знаю, что счастье не зависит от географии.

Вы всё ещё думаете, что в России плохо живётся?!

После занятий ходил в Музей Техники. В нем тоже объяснено, как что работает — вплоть до действующей модели унитаза с пластиковой какашкой внутри. Почему-то это запоминается больше, чем объяснение принципов работы парового двигателя или двигателя внутреннего сгорания.


Английские автомобили, выстроенные в высоту

Английские автомобили, выстроенные в высоту

Поделиться


Продолжение истории здесь

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку