2 апреля четверг
СЕЙЧАС +0°С
Саша был единственным пострадавшим в ДТП

Саша был единственным пострадавшим в ДТП

Саша Шлемин провел в коме 18 дней, а когда очнулся, забыл почти всё, чему научился за свою 24-летнюю жизнь. Он ходил, но не мог говорить, есть, читать, писать. Тяжелая травма головного мозга, полученная в страшном ДТП, превратила Сашу в беспомощного младенца. 

Благодаря сестре Кристине, жителям его родного Нязепетровска, которые собирали деньги на лечение, благотворительным фондам и специалистам реабилитационного центра доктора Волковой в Екатеринбурге Саша постепенно вспоминает, как жить. Рассказываем его историю.

Машина влетела в столб

Ночью 30 августа прошлого года Саша с друзьями катался на «девятке» по Нязепетровску. За рулем сидела 18-летняя девушка его друга. Она сильно разогналась и пыталась на скорости войти в поворот, машину занесло на столб. Он смял правую заднюю дверь со стороны, где сидел Саша. Парень принял весь удар на себя, больше в аварии никто не пострадал.

— Мне позвонили утром и сказали, что Саша в реанимации, — вспоминает его сестра Кристина. — В машине было пять человек, ни на ком больше ни царапины. Саше сделали двустороннюю трепанацию черепа, удалили гематому. Первые два дня мне говорили, что он может умереть через час, через два. На вертолете везти в Челябинск его не разрешили из-за состояния, только на четвертый день реанимобилем доставили в областную больницу.

Удар пришелся на сторону, где сидел Саша

Удар пришелся на сторону, где сидел Саша

Из Челябинска еще в состоянии комы Сашу перевели в больницу Кыштыма, потому что в Нязепетровской не было мест, а в Челябинске его держать больше не могли, говорит Кристина. В Кыштыме Саша очнулся, но не узнавал сестру и не понимал, что с ним. Она забрала его обратно в Нязепетровск и стала искать реабилитационный центр для восстановления.

Кроме Кристины, рассчитывать Саше было не на кого. Брат и сестра потеряли родителей в подростковом возрасте. Ему было 14, ей 16. Их не забрали родственники, но и в детский дом ребята не попали. Кристина училась и работала, чтобы снимать квартиру, Саша жил с ней до 22 лет.

— За нами наблюдали, но не стали забирать, не распределили никуда, дали возможность жить самим. Не знаю почему, — говорит Кристина.

Саша до аварии. По словам сестры, он всегда был душой компании. «Он такой заводила, куда ни зайдет, у всех людей улыбка на лице появлялась», — рассказывает она

Саша до аварии. По словам сестры, он всегда был душой компании. «Он такой заводила, куда ни зайдет, у всех людей улыбка на лице появлялась», — рассказывает она

Саша (крайний слева) с друзьями до аварии

Саша (крайний слева) с друзьями до аварии

Саша в больнице после ДТП

Саша в больнице после ДТП

Вспомнил, как глотать, когда принесли гамбургер

Реабилитационный центр доктора Волковой Кристина «нагуглила», говорит, что искала по хорошим отзывам. В сборах на поездку помогал весь Нязепетровск, жители переводили кто сколько может, откликнулся питерский фонд помощи пострадавшим в ДТП памяти Николая Богатикова, одну бесплатную неделю проживания и реабилитации добавил сам центр доктора Волковой. 

И в октябре Саша первый раз приехал на трехмесячную реабилитацию. Молчаливый, запуганный, с трубкой для питания в носу (он не помнил даже, как глотать, сохранился только сосательный — детский — рефлекс), не понимающий ничего.

— У Саши полностью отсутствовали интеллектуальные функции, — рассказала психолог Елизавета Леонтьева. — Он был на уровне младенца. В первую неделю он никого к себе не подпускал. Если кто-то подходил ближе чем на метр, Саша начинал просто кричать. Причем кричать не словами, а звуками. Он не понимал обращенную речь. Представьте, кто-то рядом говорит на камбоджийском языке. Звуки вы слышите, а о чем речь, понять не можете. Видимо, для него русский язык звучал так же. Он не понимал, что от него хотят, целыми днями лежал на кровати под одеялом. Например, были проблемы с тем, чтобы его переодеть. Сразу сказать: «Саша, переоденься» — бесполезно. Поэтому мы поэтапно просили его: сядь на кровати, сними шорты, сними футболку, надень футболку.

Психолог попросила забрать у Саши компьютер, не приносить еду в палату, чтобы у него была потребность хотя бы выходить из комнаты. А потом смогла увлечь его занятиями с интерактивной песочницей — они устраивали сказочные представления.

— Тогда не шла речь об интеллектуальных задачах, мы играли с ним, как с малышом, — говорит Елизавета Леонтьева. — Брали краски, карандаши, что-то рисовали, раскрашивали.

Поначалу с ним были на реабилитации сестра и бабушка по линии мачехи. Потом врачи попросили оставить Сашу одного, чтобы он стал учиться самостоятельности.

Психолог Елизавета Леонтьева на занятии с Сашей

Психолог Елизавета Леонтьева на занятии с Сашей

Совместные рисунки психолога и Саши

Совместные рисунки психолога и Саши

Логопед Елена Землянская рассказала, что поначалу Саша не понимал, что делать с ручкой, для чего она нужна. Но постепенно начал переписывать буквы, слова, причем если до аварии он был правшой, то сейчас пишет левой рукой.

— В плане речи сначала были отдельные звуки «ммм», мы стали потихоньку растормаживаться, особенно хорошо это получается на пении песен, стихотворениях, — сказала она. — Наша задача — минимизировать последствия травмы, чтобы Саша смог самостоятельно жить. Сейчас он может позвонить сестре, рассказать, что делал, спросить, как дела. Проявляет больше инициативы.

Во время первого курса реабилитации Саша сам вытащил назогастральный зонд, через который ему поступало питание. Елизавета Леонтьева рассказывает, что он вспомнил, как глотать, когда друзья принесли ему гамбургер. К счастью, и друзья, и девушка Сашу не забыли и не бросили: навещают, звонят и пишут.

Саша и логопед Елена Землянская

Саша и логопед Елена Землянская

Сейчас Саша Шлемин приехал в Екатеринбург на второй курс реабилитации, деньги на него снова помогли собрать благотворители — фонд «Правмир», одну неделю добавила клиника доктора Волковой. Логопед, психолог и другие специалисты продолжают работать над тем, чтобы он понимал более сложные фразы, лучше говорил, вспоминал слова, строил предложения.

Саша очень симпатичный парень, он широко улыбается, уверенно ходит по коридорам центра и так же уверенно отвечает на вопросы. Правда, пока его ответ в основном звучит как одно слово «Но!», которое он подкрепляет активным киванием головой. «Но» у Саши — означает «да».

На открытые вопросы ему отвечать сложнее, но он все-таки пытается. Когда я спрашиваю, где он работал до аварии, Саша несколько раз повторяет три слога, но понять их непросто. Предлагаю написать в телефоне, он сосредоточенно набирает буквы и отдает телефон. Там написано слово «геоаг». Переспрашиваю, и тут он, видимо, собравшись (а может, отчаявшись от непонятливости журналиста), довольно четко отвечает: «В горгазе».

Специалисты, которые занимаются с Сашей Шлеминым, говорят, что он проделал колоссальную работу. Узнать в этом приветливом парне того напуганного и агрессивного пациента, что приехал в октябре, невозможно. Но сказать, насколько еще восстановится Саша, наверняка нельзя.

— Он обслуживает себя, одевается, бреется. Он точно сможет работать руками. Например, механиком или сантехником, — говорит психолог Елизавета Леонтьева.

После реабилитационного центра Саша вернется в квартиру к сестре. Как и 10 лет назад, она снова заботится о нем, только на этот раз Кристине пришлось уволиться с работы: она лежала с Сашей в больнице и на реабилитации. 

Девушку, которая устроила аварию, осудили условно. По словам Кристины, она не извинилась перед Сашей и ни разу не выходила на связь.

Кристина и Саша

Кристина и Саша

Ранее мы писали про жителя Серова, который получил тяжелую травму после падения на него глыбы льда. А также рассказывали историю Маргариты Лаврухиной, создательницы реабилитационного центра доктора Волковой. Она неудачно нырнула в бассейн и сломала позвоночник. К сожалению, Маргарита ушла из жизни из-за онкологического заболевания.

оцените материал

  • ЛАЙК29
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ4
  • ПЕЧАЛЬ32

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!