30 сентября среда
СЕЙЧАС +5°С

18-летний уралец женился на своей учительнице. А теперь воюет за детей с бывшей тещей

Она была психологом, он — подростком. Школьный роман завершился трагедией

Поделиться

Татьяна боролась с раком почти два года

Татьяна боролась с раком почти два года

О том, что мама умерла еще в январе, четырехлетнему Гере до сих пор не сказали. Бабушка с дедушкой придумали красивую сказку про то, что мама до сих пор болеет и пока «живет на звездочке». Гера постоянно напоминает бабушке, что мама там как-то задержалась, что хватит уже болеть, пора возвращаться домой. Его брат, девятилетний Паша, был на маминых похоронах. Он считает себя взрослым и серьезным. Тем не менее, признался бабушке, что на Новый год он обязательно загадает желание, чтобы мама вернулась. «Ты же понимаешь, что это желание невыполнимо», — говорит ему бабушка.

У Лидии Дмитриевны, бабушки ребят, после смерти дочери Татьяны новое испытание — сейчас она борется за детей, чтобы внуки остались жить с ней. Когда Татьяна умерла, мальчиков решил забрать себе их родной отец, который ушел из семьи еще до рождения младшего сына. Так получилось, что Геру он вообще не видел ни разу в жизни. Хотя его дом совсем рядом, в деревне, в 20 километрах от Каменска-Уральского, где жила Татьяна с детьми.

— Платил бы он алименты, помогал бы, не вкалывала бы дочь на трех работах, чтобы прокормить мальчишек, не перенапрягалась бы, может, и жила бы сейчас, — плачет Лидия Дмитриевна.

Лидии Дмитриевне 63 года. Мы беседуем в их квартире в Каменске, где она живет вместе с мужем и внуками. Женщина рассказывает свою историю.

Про историю знакомства Татьяны и Ивана Лидия Дмитриевна рассказывает скупо, неохотно. Бывший зять моложе ее дочери на 15 лет. Он был учеником в коррекционной школе, где Татьяна работала педагогом-психологом. Когда познакомились, ему было 16, ей 31. На тот момент она была замужем за бизнесменом. За восемь лет детей у супругов так и не появилось.

Когда первый раз подруги Татьяны увидели их вместе, не придали особого значения. Татьяна подрабатывала репетитором как музыкант. Подруги решили, что парень — ее воспитанник. Уже потом она рассказала им о школьном романе. Когда родился их первый сын Паша, Ивану еще не было и 17 лет. Года через три он предложил Татьяне официально расписаться.

— Я, конечно, очень рада была рождению внука. Хотя их отношения не одобряла. Понимаю, ничего страшного, в жизни все бывает. Но мне не нравилось, что тогда он не работал толком, после школы долго нигде не учился, — вспоминает бабушка.

Дедушка Николай подключается к разговору.

— С нами она особенно отношения не обсуждала. Знакомая, подруга дочери как-то мне рассказала о разговоре. Подруга ей: хорошо, мол, сейчас вы вместе, все хорошо, ты молода, а что будет через 10 лет? И Таня тогда ответила ей: пусть хоть десять лет, но мои. Что тут сделаешь… Любовь, наверно.

Если родители Тани не одобряли эти отношения, то, по словам ее подруг, мама молодого мужа (она была старше невестки всего лет на 7), подружилась с Татьяной.

Брак их распался, когда старшему сыну было три года и девять месяцев. Татьяна тогда ждала второго ребенка. Расстались из-за того, что у мужа появилась другая. Подруга сообщила, что видела Ивана с какой-то девушкой. Последовали объяснения и ссора. В итоге Татьяна уехала к родителям. Когда вернулась за вещами, увидела, что в их доме уже живет другая. Случился скандал, а затем и развод.

С тех пор отец, по словам бабушки, никак не проявлял себя. Но зато проявила себя свекровь. Год назад она написала заявление в полицию, в котором спустя 10 лет обвинила невестку в совращении своего сына. Сыну на тот момент было уже 25. Полиция взяла объяснение с Татьяны, которая в тот момент уже тяжело болела. Но уголовное дело возбуждать не стали.

— С Пашей после расставания они виделись всего несколько раз. Геру он не видел ни разу! — рассказывает бабушка. — Когда он родился, этот отец даже не позвонил, не спросил, как он. Дочь вышла на работу, когда Гере было восемь месяцев. Я водилась с ним до садика. Потом помогала дочери: встречала из школы, забирала из садика. Алименты он не платил.

Татьяна, чтобы содержать детей, работала на трех работах, выучилась на массажиста и мастера по маникюру. После занятий в школе бежала на подработки. Пару лет назад она попыталась через суд лишить бывшего мужа родительских прав из-за того, что «отец не принимал участия в воспитании детей». Суд отказал в этом, определил порядок общения с детьми и выплату алиментов.

— Никакой поддержки (денежной) все эти годы почти не было. Последнее время он перечислял по триста, пятьсот, тысяче рублей на двоих детей, — говорит бабушка. — Тем не менее мы нормально жили, — рассказывает бабушка. — Никаких отношений с мужчинами она больше не пыталась наладить. Никакой личной жизни. Она жила для детей, вкладывала все, что могла. Паша учился в музыкальной школе, играл на скрипке и трубе. Преподаватель говорит, что мальчик способный.

О болезни Татьяна узнала случайно. Как-то маленький Гера, разыгравшись, случайно столкнулся с мамой, налетел на нее, попал в живот. После этого начались боли. Татьяна обратилась к врачу, оказалось, рак, лимфосаркома четвертой стадии.

Женщина боролась с раком год и девять месяцев. Первый год, пока могла, продолжала работать в школе. В последний месяц она уже жила в хосписе. Бабушка оформила временную опеку на себя. В конце января Татьяна умерла.

Фото, сделанное в первые годы знакомства. Бывший муж — крайний слева в нижнем ряду

Фото, сделанное в первые годы знакомства. Бывший муж — крайний слева в нижнем ряду

С бывшим зятем Лидия Дмитриевна увиделась в опеке уже после похорон. Ивану позвонили оттуда и сообщили, что теперь он законный представитель детей и может забрать их у бабушки, когда захочет. Иван уже женат (на той самой девушке, из-за которой расстались с Татьяной). У них двое детей, младший только-только родился.

— Я была не против, все-таки отец, имеет полное право, — говорит Лидия Дмитриевна. — Мне дали временную опеку на полгода, чтобы отец наладил контакт с детьми, познакомился с Герой. Нашел работу, он официально так нигде и не работал.

Первое время, когда отец забирал сыновей на выходные, они были в восторге. Батутный парк, приставка, мороженое. А потом стали возвращаться оттуда в слезах, чуть позже они наотрез отказались ехать к отцу. Сейчас Паша даже слышать не хочет ничего о том, что ему придется жить с папой.

Паша сидит с нами в комнате, серьезный и, кажется, рассерженный. Подключается к разговору сам.

— Все мы не так делали, все не то. Герка цифру какую-то написать не может, ну не получается у него. Тот кричит: «Щас ремня получишь». Герка плачет. Тот орет, матерится, чтобы замолчал. «Вот еще одна тварь сидит, уроки делает». Тварь это я. Я кусок пирога случайно уронил, кошка поцарапала, ну и я от неожиданности выронил. Бабушка меня по голове ударила. То пугают, что в интернат для умственно отсталых отправят… То заставляют тащить ведра с водой. С нами так никто никогда не обращался. Жить с ним я не буду. В опеке, когда вызывали нас для разговора, мне сказали: или к отцу, или в детдом. Но я хочу жить с бабушкой.

Бабушка Лидия Дмитриевна

Бабушка Лидия Дмитриевна

Опека у Лидии Дмитриевны закончилась две недели назад. Юридически сейчас отец имеет полное право в любой момент забрать детей. Но бабушка в опеку так и не приехала, боясь, что детей отберут. Отец подал заявление в полицию на розыск. Приехали из уголовного розыска. Но насильно детей забирать не стали. Проверили, что с мальчиками все в порядке, сфотографировали всех и уехали.

— Понимаете, если бы он нормально наладил контакт с сыновьями. Стал для них другом, все было бы хорошо. Сначала подружись, стань авторитетом, ведь столько лет никак не проявлял себя, а потом требуй. Мы не против, чтобы дети помогали по дому. У нас Паша и посуду моет, и мусор выносит. И в саду вместе с дедом ведра с водой таскают с удовольствием. А там протестуют из-за грубости.

— Да не нужны ему дети! — категорично заявляет дедушка. — Ради денег их берет. Пенсия по потере кормильца больше девяти тысяч на каждого ребенка. Когда так нужна была помощь от него, когда дочь болела, мы разрывались между садиком, школой, больницей, где он был?

Паша сердито молчит.

Отец: «Мне не давали видеться с детьми»

Мы созвонились с отцом ребят Иваном. У него свой взгляд на ситуацию.

— Пока дети находились у меня, все было замечательно, им нравилось жить у нас, — говорит он. — Сейчас сын просто транслирует то, что говорит ему бабушка, она настраивает его против меня. Смотрите: когда он жил у меня, он учился на пятерки. Стоило ему уехать, закончил четверть с двойками: 2,6 балла по одному из предметов. Бабушка так не требовала. Мы требуем. Когда все перешли на дистант, мы занимались с ним. А он не хотел учиться, в этом и была проблема. Просили, уговаривали, требовали. Он жалуется: что жестко. Да он не знает, что такое жестко! Никакого рукоприкладства никогда не было.

— Старший рассказывает, что было, будто бабушка его ударила.

— Со слов мамы (меня в тот момент не было дома), все было так: дети ели, баловались за столом, на них прикрикнули, но никто его не трогал. Мы дали объяснения полиции, когда бабушка подала заявление на мою маму.

Дети живут у бабушки с дедушкой

Дети живут у бабушки с дедушкой

— Почему раньше не общались с детьми? Возможно, тогда бы не было сейчас этих конфликтов, привыкания, притирания характеров.

— Да, я не общался. И то, что младшего не видел ни разу — не отрицаю. Потому что мне не давали видеться. Подарки я передавал через родственников, договариваться самому (с бывшей женой) было бесполезно. Моя мама, бабушка просила: дать детей на ее юбилей, ей отказали. Как-то приходил в садик, мне воспитатель объяснила: бывшая жена запретила нам (отдавать детей), вы нас поймите… Когда меня пытались лишить родительских прав, я написал встречное заявление по поводу того, что мне препятствуют общению с детьми. Мои требования удовлетворили. Я так и не успел получить решение суда о порядке общения на руки, бывшая жена уже умерла. Неважно, что было тогда, важно, что сейчас. Сейчас я создал все условия, чтобы дети жили у меня.

— А материальная поддержка в прежние годы?

— Я работал и платил алименты. Работал и неофициально, и официально. Работал в аграрном предприятии слесарем. Переводил деньги через приставов, вычитали из зарплаты. У меня есть трудовая, все выплаты зафиксированы. Когда работал, суммы были значительные: более десяти тысяч. Да, в последний год, когда я учился в техникуме, суммы были незначительные, 500 рублей — вычитали со стипендии и всех моих доходов. Да, сумма невеликая, конечно, согласен. Но хоть что-то, я не уклонялся. Сейчас состою в службе занятости, ищу работу по специальности.

Какой выход видите?

— Я все понимаю, у бабушки случилась трагедия. Поэтому и был не против опеки на первое время. Но меня никто не хочет понять. И сейчас со мной никто договариваться не хочет. Хотя я не собираюсь поступать так, как со мной поступали. Дети будут жить у меня, приезжать в гости к бабушке, установим время для них. Никто никакой компромисс не найдет. Будем решать все через суд. Сейчас договориться миром вряд ли получится.

Мнение опеки: «Отбирать детей силой не будем»

Мы обратились за комментариями в управление социальной политики Каменска-Уральского.

— Мы приглашали и отца, и бабушку прийти к нам в управление (социальной политики) и сесть за стол переговоров, — рассказывает начальник управления социальной политики Ольга Щевелева. — Папа подошел. Бабушка категорически отказалась. Папа, разозлившись, подал заявление в полицию, объявил детей в розыск. Понимаете, оснований не отдавать детей отцу как законному представителю нет. Но бабушка категорично сказала: не отдам.

— Что делать?

— Договориться. Пока мы видим это так: по заявлению отца продлить опеку для бабушки, разрешить детям жить у бабушки, чтобы не вырывать детей из привычной обстановки. Старший учится в городской школе, ходит в музыкальную школу. В выходные и в каникулярное время они могут проживать у отца. Если отец не будет справляться, то это повод для ограничения в родительских правах. Но на сегодня никаких причин для ограничения его в правах нет. В деревне соседи дают ему положительные характеристики. Хотя официально он и не работает, но есть подработка. В то время, когда дети жили у него и учились на дистанционном обучении, претензий из школы не было. Дети справлялись со школьной программой. Другое дело, мы не могли понаблюдать долгое время, как дети живут с отцом. Тем более они будут жить в деревне, там вся жизнь на виду. Если будет что-то не так, плохое обращение скрыть не получится.

— Дети сейчас настроены категорично, хотят остаться у бабушки.

— Несколько месяцев назад, когда мы беседовали, старший ребенок не говорил ничего против папы. И сейчас нам очень важно узнать мнение детей. Хотя старший мальчик еще не достиг возраста, когда его мнение учитывается в суде, но это ничего страшного, есть мнение органов опеки и попечительства. Мы (опека) обязательно примем во внимание мнение ребенка. Все финансовые вопросы тоже можно решить. Мы очень ждем, чтобы бабушка подошла к нам с детьми, чтобы услышать, что говорит ребенок.

— Бабушка боится, что детей заберут силой.

— Насильно отбирать детей против их воли со скандалом у нас никто не будет: ни опека, ни полиция. Никогда в нашем городе такого не было, у нас опека всегда при самых острых подобных конфликтах договаривалась. В конце концов, она может прийти к нам и без детей. Сейчас все на эмоциях, отказываются слышать друг друга. Но выход один: договориться, налаживать отношения бабушке и отцу.

Вот еще одна драматическая история из Каменска-Уральского, когда вернувшийся из тюрьмы отец отсудил и забрал дочь из приемной семьи.

оцените материал

  • ЛАЙК14
  • СМЕХ6
  • УДИВЛЕНИЕ10
  • ГНЕВ37
  • ПЕЧАЛЬ121

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня.Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!