29 ноября воскресенье
СЕЙЧАС -11°С

«Самое ужасное — это свадьба в СИЗО». История уральца, которому дали 15 лет за чужое преступление

Три года его жена боролась с онкологией и судебной системой и смогла добиться оправдания мужа

Поделиться

Наталья три года боролась за освобождение Артемия и победила

Наталья три года боролась за освобождение Артемия и победила

Поделиться

Уральцу дали 15 лет за чужое преступление, его оправдали через три года

Суд оправдал жителя Первоуральска, приговоренного к пятнадцати годам колонии за наркотики, которые раздобыл его товарищ. Жена осужденного три года добивалась пересмотра приговора, одновременно сражаясь с онкологическим заболеванием. Об этом E1.RU рассказал адвокат Сергей Рудик, представлявший интересы мужчины в кассационной инстанции.

Наталья познакомилась с Артемием, пока работала официанткой в одном из баров Динаса (микрорайон Первоуральска. — Прим. ред.). Они начали переписываться в соцсетях. После этого молодые люди два года встречались, у них нашлось много общего — оба воспитывались без отцов и рано стали самостоятельными. Через пару лет влюбленные сняли квартиру и стали жить вместе. Артемий преподавал смешанные единоборства, Наталья заканчивала учебу по специальности «строительство и эксплуатация зданий и сооружений», все шло своим чередом.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

В 2016 году у двадцатилетней девушки выявили онкологическое заболевание — лимфому левой миндалины. Она начала проходить курсы химиотерапии, ей дали первую группу инвалидности. Нужны были деньги на реабилитацию. А 6 июня 2017 года Артемия задержали. На тот момент ему было двадцать шесть лет.

«Друг попросил подвезти»

— Он уехал из дома утром, должен был вернуться вечером. Вез друга. В шесть вечера позвонил. Сказал, что возвращается домой, но так и не вернулся. На следующий день мне позвонил следователь и сказал, что его задержали за хранение наркотиков в особо крупном размере, — рассказала Наталья.

Этот день, несмотря на то что прошло уже больше трех лет, Артемий запомнил на всю жизнь.

— Мы катались с другом Леонидом. Он попросил подвезти его до автосервиса, там стоянка, мы к ней подъехали. Он вышел и попросил подождать его. Сходил куда-то. Обратно возвращаемся — и сразу происходит задержание. Оказалось, что Леонид взял из тайника крупную партию наркотиков, почти килограмм.

Меня отвезли в ИВС, потом в СИЗО. Я был в шоковом состоянии, не понимал, что происходит. Сотрудники спрашивают: «Какой магазин? Название магазина [из которого купили наркотики]?» Думал, что такое только в фильмах. Я говорю: «Вы же прекрасно знаете, что это не мое».

Оперативники, задержавшие Артемия, верили в его непричастность. Его показания подтвердил и Леонид, рассказавший, что его друг был просто водителем, который был не в курсе дел. В телефоне Артемия также не нашли ничего компрометирующего. Однако, несмотря на отсутствие прямых доказательств, лишь за то, что он находился в одной машине с виновником, его обвинили в сбыте и распространении крупной партии наркотиков.

— Следователь Булатов изначально предвзято ко мне относился. Он мне прямым текстом заявил: «Я тебя посажу. У меня и таксисты сидят, и тебя посажу». В обвинительном заключении они написали, что я вступил в преступную группу, являюсь одной из ее ключевых фигур. Что у нашей группировки многократные эпизоды в Свердловской области. Будто в каком-то интернет-магазине покупаем и занимаемся распространением. Адвокат успокаивал — мол, на суде разберемся, — рассказал Артемий.

Дело рассмотрели в Чкаловском районном суде Екатеринбурга летом 2018 года.

«На суде был просто цирк»

Наталья хотела выступать на судебном процессе общественным защитником, но ей не позволили. По ее словам, чувствовалось изначально предвзятое отношение. Судья не давал адвокатам задавать вопросы оперативникам. На аргументы защиты не отвечал, словно у него было какое-то свое видение ситуации. Всех, кто хотел сказать что-то в защиту Артемия, прерывал, а его маму вообще довел до слез.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

— Это был просто цирк. Заранее настолько негативное отношение, как будто я закоренелый преступник. Для меня было шоком, что надо доказывать, что ты невиновен. И он [судья] не обращает на твои слова внимания, потому что оперативник сказал по-другому. А другой доказательной базы нет, — вспоминает этот процесс Артемий.

На суде прокурор попросил для Артемия двенадцать лет заключения — по 3-й и 5-й частям статьи 228, судья Савельев дал пятнадцать.

— Я понимаю, что могу лучшие годы своей жизни провести в тюрьме. Мне двадцать шесть, то есть я выйду уже в сорок лет, это для меня катастрофа, — описал чувства, испытанные в тот момент, Артемий.

Свадьбу сыграли в СИЗО

Наталья была твердо уверена в невиновности Артемия и продолжила бороться с судебной машиной за его оправдание. Одновременно хрупкой девушке приходилось сражаться с тяжелой болезнью. Это длилось долгих три года.

— Я твердо знала, что он невиновен. Было очень тяжело, я проходила лечение. А потом еще какое-то время не могла работать после химиотерапии. Была только небольшая пенсия и пособие по инвалидности. Но, поскольку мы снимали квартиру, приходилось очень трудно в финансовом плане без мужа. Я копила деньги на адвокатов, читала законы. За эти три года я довольно часто плакала. Но, так как такой диагноз, старалась быть оптимистичней.

В первый год содержания Артемия под стражей они сыграли свадьбу. Воспоминания о ней у Натальи не самые веселые:

— Самое ужасное, что бывает на этом свете, — это свадьба в СИЗО. Надо привезти туда и обратно юриста, который заверит подпись жениха. Около 15–20 тысяч рублей заплатить за это. Потом идешь в загс, подаешь документы. Везешь женщину [юриста] из загса в СИЗО и обратно. Но это стоило того, потому что мы не виделись почти полгода. Следователь не разрешал, так как думал, что он может мне какую-то информацию передать. На этой свадьбе мы смогли хотя бы посмотреть друг на друга, поговорить. Никого нельзя было пригласить. Тортик тоже нельзя.

Однако возможность несколько минут побыть вдвоем с любимой и ощутить ее поддержку была невероятно важна для Артемия в то тяжелое для него время. Он вспоминает этот эпизод с благодарностью и нежностью.

— Это для меня был такой волнующий момент! Обстановка тюрьмы, зэки, режим — в этом нет ничего хорошего. Изо дня в день одно и то же. И тут — родной человек, твой любимый, можно с ним постоять. Это все бесценно в такие моменты. Мы смогли три минутки подержаться за руки, поцеловались. Эти три минуты оказались очень ценными, потому что свиданий не было.

Борьба за пересмотр приговора

Через четыре месяца после того, как Артемия посадили в СИЗО, Наталья вышла с больничного и начала работать менеджером детских праздников в Екатеринбурге. Девушка не только обеспечивала себя, но и копила деньги на адвокатов.

— Помощь была только от мамы. Все делала сама. Первое время изучала законы. На три года ты выпадаешь из жизни. Сначала пытаешься выживать, потом работаешь сутками напролет. Это были три года не жизни, а существования, они сломали все мои планы. Даже свадьба, о которой мечтает каждая девочка, у меня была в СИЗО. Но если я что-то решила, то буду дальше делать. Я не собиралась с этим мириться и позволять ситуации развиваться своим ходом, пускать ее на самотек, — вспоминает это время Наталья.

Первую апелляцию они с адвокатом подали в областной суд. Там оставили приговор Чкаловского суда без изменений. Затем была попытка обращения в президиум областного суда и в кассационную инстанцию — тоже безрезультатно. Сам Артемий к тому времени уже отчаялся и почти смирился с приговором.

— Когда кассационную жалобу не взяли, у меня уже руки опустились. Пообщался с ребятами, с которыми вместе сидим, они мне объяснили, что выбраться невозможно. Начал себя примирять с мыслью, что придется сидеть. Там ведь много кто пишет [жалобы] — ни у кого не получается, — рассказал мужчина.

После этого Наталья обратилась к адвокату Сергею Рудику, он составил кассационную жалобу в Верховный суд РФ. И там произошло чудо. Материалы дела изучили, отменили постановление и отправили в 7-й Челябинский кассационный суд, который 15 июля 2020 года оправдал Артемия.

— Я находился в колонии, это происходило по видео-конференц-связи. Я до конца не верил, но ждал. И когда я услышал, что приговор отменяют и прокурор сказал, что не возражает... Мне показалось, что мне послышалось. Не мог нарадоваться. Оставалось ждать, пока придет постановление в колонию. Оно шло около десяти дней. Я эти десять дней был весь на нервах. Переживал, что бумага не дойдет или еще какие-то возражения прокурор напишет.

Свобода

День освобождения Артемия из колонии пара, может быть, и не будет отмечать, но запомнит точно.

— Мы быстро переоделись. Выкинули одежду в мусорку и уехали. Такая была радость! Тяжесть, которая давила все эти годы, спала. Пришло какое-то умиротворение. Тебе не нужно больше писать письма и на свидание передачи тащить. Я, хрупкая девушка, возила и таскала эти передачи по 40–50 кг. Все наконец позади. Начинаешь смотреть в будущее, появляется радость в жизни, планы, — вспоминает Наталья.

Артемий считает, что оказался на свободе в первую очередь благодаря жене.

— Никто в мое освобождение не верил, кроме жены. Я уже и сам поверил в то, что нет смысла.

За время, проведенное в заключении, он серьезно пересмотрел свою жизнь.

— Планы были, а потом раз — и посадили. Это как будто страшный сон был. Урок такой, что приоритеты по-другому расставил. Пока ты на свободе — все, что имеешь, не ценишь. Хочется больше, больше. Побыв там, я понял, что для счастья много не надо. Эта ситуация показала мне, кто друг, а кто нет, — поделился мужчина.

Сейчас он имеет право на реабилитацию и компенсацию морального вреда от государства. Но пока еще не обращался за этим в суд. Он и его жена считают, что никакие деньги не вернут потерянное время и здоровье.

Помогла судебная реформа

Нам удалось пообщаться с адвокатом Сергеем Рудиком, после вмешательства которого Артемия оправдали.

Сергей Рудик составил кассационную жалобу, после которой приговор Артемию пересмотрели  

Сергей Рудик составил кассационную жалобу, после которой приговор Артемию пересмотрели  

Поделиться

— Клиенты ко мне обратились, я ознакомился с материалами дела и убедился, что достаточных доказательств нет. Тем не менее и Чкаловский суд, и областной суд проигнорировали доводы. А заместитель председателя Верховного суда согласился с моими доводами и направил жалобу в 7-й Челябинский кассационный суд, — рассказал адвокат.

Изучив материалы дела и выслушав доводы защиты, судьи огласили неожиданное и редкое для нашего правосудия решение. Как признается Сергей Рудик, это его второй оправдательный приговор за шестнадцать лет практики.

— Во-первых, это положительное последствие судебной реформы от 1 октября 2019 года, по которой дела рассматривают судьи из других областей, чтобы не было корпоративных интересов. В нашем обществе добиться оправдательного приговора очень трудно. Во-вторых, безупречных доказательств не было. Раньше игнорировали, отмахивались, но на высоком уровне обратили внимание. Ну и не последнюю роль сыграла сама процедура рассмотрения дел. Истребовалась не только жалоба, но и само дело. Судья-докладчик изучила его и увидела, что наши доводы обоснованны, — объяснил причины такого решения адвокат.

По мнению Сергея Рудика, на месте его подзащитного мог оказаться любой человек.

— Вменили в вину участие в группе лиц — якобы все знали и договорились. Хотя двое других сами говорили, что он ничего не знал. И оперативные сотрудники подтвердили, что информации оперативной на Артемия никакой не было.

Адвокат считает, что мужчина достаточно натерпелся за эти три года и вправе рассчитывать как на официальные извинения от государства, так и на моральную компенсацию.

оцените материал

  • ЛАЙК140
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ5
  • ГНЕВ10
  • ПЕЧАЛЬ12

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Loading...
Loading...