25 сентября суббота
СЕЙЧАС +5°С
Фото пользователя

Артём Беркович

куратор центра фотографии "Март"
Фото пользователя

Артём Беркович

куратор центра фотографии "Март"

«Примеры святости — не в храмах цвета хаки»: как Екатеринбург противостоял эпидемии в XIX веке

Искусствовед рассказал историю врача, который 130 лет назад боролся с тифом и погиб

Поделиться

Сенная площадь — сейчас это парк имени Павлика Морозова — была одним из очагов эпидемии тифа в Екатеринбурге XIX века

Сенная площадь — сейчас это парк имени Павлика Морозова — была одним из очагов эпидемии тифа в Екатеринбурге XIX века

Поделиться

21 июня Россия отмечала День медицинского работника. В этом году силы всех медиков брошены на борьбу с коронавирусом. Но эта пандемия — не первая, которую пережил Екатеринбург. Об эпидемии тифа в конце XIX века и враче Борисе Осиповиче Котелянском, который помогал с ней справиться и погиб, рассказал куратор центра фотографии «Март» и искусствовед Артем Беркович.

Сегодня День медика. Если в современном мире искать примеры христианской святости, то не в храмах цвета хаки (речь идет о главном храме ВС России, освященном 14 июня. — Прим. ред.) и не в тоталитарных сектах фундаменталистов, а в «красной» зоне больниц, где каждый день врачи рискуют своей жизнью ради спасения чьей-то другой. В истории Екатеринбурга бывали эпидемии, и борьба с ними, к сожалению, всегда оплачивалась жизнью врачей.

В 1891 году на Урале случилась засуха. Обездоленные крестьяне направились в Екатеринбург, рассчитывая прожить подаянием. С собой они принесли тиф — неизменного спутника нищеты и антисанитарии. Эта болезнь передается с бактериями, которые живут в экскрементах вшей. Очаг эпидемии был в районе Сенной площади (сейчас это парк имени Павлика Морозова) и Ночлежного дома (площадь Обороны). Городские власти по рекомендации медиков избрали «рассеивание» главным средством борьбы с эпидемией. Жителей призывали принять меры предосторожности, чаще мыть помещения. Нищую крестьянскую массу из города «эвакуировали». Больных помещали на карантин, но скоро стало понятно, что ни врачей, ни коек на всех не хватает. Тогда для лечения тифа пригласили врачей частной практики, а рядом с городской больницей срочно построили барак на 40–50 мест. Возглавил новое тифозное отделение Борис Осипович Котелянский, ему тогда было всего 32 года.

В XIX веке существовала специализация врачей, но не такая, как сегодня. Котелянский учился в Киеве и Казани, поначалу основным его интересом была работа с душевнобольными. Приехав в Екатеринбург в 1885 году, он занялся гинекологией, делал сложные хирургические операции и скоро стал помощником управляющего родильным домом. По словам современников, Борис Осипович обладал крепким физическим здоровьем, «был вынослив до удивления». Провинциальный доктор следил за достижениями медицины по европейским источникам, в совершенстве знал французский и немецкий, немного английский и итальянский.

Он был членом екатеринбургских научных обществ, печатался в местной газете. Постоянный контакт с тифозными больными привел к тому, что Котелянский заразился сам и 20 апреля 1892 года умер.

«Сражавшийся как воин с эпидемией, он погиб от сыпного тифа, погиб в мучительных припадках, умоляя Господа о скорейшей кончине», — писал автор некролога. Похоронили врача на еврейском кладбище в Екатеринбурге (на улице Блюхера). «Такого скопления народа мы не видали ни на одних похоронах. По всему Главному проспекту (Ленина) стояли тысячи народа, все классы городского населения, слившиеся в одну семью», — писала «Екатеринбургская неделя». После смерти Бориса Осиповича осталась вдова с ребенком.

14 сентября 1894 года на могиле Котелянского был открыт памятник. Автор памятника архитектор Зейдель сказал, что «Котелянский всей своей жизнью, которую он отдал "за други своя", показал, как широко он понимал великий завет любви к ближнему <…> пусть памятник говорит потомству о том, что и в наше время были люди, жившие по завету святых пророков».

Прошло без малого сто лет. В начале 1980-х годов еврейское кладбище с могилой Котелянского было уничтожено. Со сталинских времен в РСФСР существовала санитарная норма о ликвидации кладбищ через 20 лет после последнего захоронения. Мне приходилось общаться с очевидцами, которые из окон квартиры наблюдали, как по ночам, подобно ворам, грузовики вывозили памятники. На месте кладбища разбили парк, сегодня там играют дети и выгуливают собак.

Кстати, Котелянский стал прототипом Левинсона — героя романа Мамина-Сибиряка «Жид». Об этом мы рассказывали, когда ходили по «Путеводителю по еврейскому Екатеринбургу».

Поздравления медикам и истории о том, как они спасали наших читателей, мы публиковали в этом онлайн-репортаже. Почитайте их.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК6
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.
Loading...
Loading...