E1
Погода

Сейчас+23°C

Сейчас в Екатеринбурге

Погода+23°

облачно, без осадков

ощущается как +21

2 м/c,

зап.

732мм 29%
Подробнее
2 Пробки
USD 89,70
EUR 97,10
Реклама
Культура Ночь музыки — 2020 интервью Город едва не остался без «Ночи музыки»: интервью с исполнительным директором фестиваля

Город едва не остался без «Ночи музыки»: интервью с исполнительным директором фестиваля

Наталия Шмелькова рассказала E1.RU, какой будет UMN-2020 и к чему готовиться людям

Наталия Шмелькова в команде UMN с самого начала фестиваля и лучше всех знает, как непросто его делать

Главное событие лета в Екатеринбурге, фестиваль «Ночь музыки», в 2020-м станет главным событием осени. Из-за коронавируса мероприятие переносили несколько раз, и теперь оно состоится 18 сентября.

Пройдёт фестиваль по всем правилам Роспотребнадзора, а на каждую из площадок нужно будет предварительно зарегистрироваться на сайте UMN. Почувствуют ли гости, что всё стало по-другому, какие плюсы в этой ситуации и что придётся продумывать организаторам, в интервью E1.RU рассказала исполнительный директор фестиваля Наталия Шмелькова.

— «Ночь музыки» переносили в 2020 году несколько раз. Как вы реагировали на эти переносы?


— Сначала мы готовились к 26 июня, потом ко Дню города, затем к 12 сентября, сейчас — 18-е число. Но это такая работа организатора: ты должен очень много сделать, подготовиться, возможно, всё потом поменять, всё должно переехать в другие места, но ради «Ночи музыки» мы и трудимся в течение всего года.

— Был же ещё вариант, что «Ночь музыки» пройдёт в закрытых пространствах в ноябре. Вы сами к такой перспективе как относились?

— У нас и администрации были такие мысли, но я думаю, что это был бы не фестиваль Ural Music Night, а какое-то другое событие, потому что сломалась бы атмосфера, восприятие самого фестиваля. Мы понимали, что если не 18 сентября, то мы не хотим делать мероприятие в закрытых помещениях, что проще и правильнее тогда совсем его перенести. Так что, если бы не назначили на 18-е, думаю, что «Ночи музыки» в этом году и не было бы.

Если бы власти не разрешили проводить фестиваль 18 сентября, «Ночи музыки» могло не быть вовсе

— С этими переносами осталось меньше времени на подготовку. Успеваете?

— Это, конечно, некоторый вызов — подготовить «Ночь музыки» за три недели, даже меньше — за две. Но, с другой стороны, я вспоминаю первую «Ночь музыки», когда мы вообще не понимали, что делаем, просто делали какую-то свою идею. И тогда UMN создавали четыре человека, сейчас у нас суперкрутая команда, которой я горжусь, нас 20 человек.

«Мы лишь пытаемся собрать всё в кучу и структурировать информацию, саму "Ночь музыки" делает целый город, в том числе и армия волонтёров»

Обычно у нас плюс-минус 500 человек, но в этом году будет больше, потому что мы должны поставить ещё очень много волонтеров, которые станут выдавать маски, измерять температуру, проверять предварительную регистрацию, считать количество людей, которые зашли и вышли. Только из Челябинска к нам приедет как минимум 3–4 автобуса с волонтёрами.

— Чтобы не делать всё в таком жёстком ритме, не думали и от 18 сентября отказаться и уже на 2021-й всё перенести? И почему не провели раньше, но в онлайне?

— У нас были мысли перевести фестиваль в онлайн, когда еще не было такого, что все с ума сошли, потом мы поняли, что от онлайна люди устали, начали падать просмотры. Мы тут недавно провели фестиваль ANTYfest (фоторепортаж с него — по ссылке), на котором выступали уральские музыканты (одним из хедлайнеров была группа «АлоэВера», прочитайте интервью с её солисткой Верой Мусаелян), но для муравьев, а сам концерт транслировался онлайн.

И в какой-то момент я поняла, что у любого организатора есть навыки, которые доведены до автоматизма. Ты обычно понимаешь, когда нужно включить вентиляцию или когда все техники устали, их нужно покормить, какие-то простые вещи. И я понимаю, что у меня лично и у моей команды эти навыки начинают стираться, нам, как спортсменам, нужна практика. Поэтому, если бы мы пропустили один год, нам было бы уже сложнее сделать следующий фестиваль.

Сейчас в команде UMN 20 человек и сотни волонтёров, во время подготовки первого фестиваля в оргкомитете было всего четыре человека

Так что, с одной стороны, чисто эгоистичные цели, а с другой — мне кажется, Екатеринбургу нужен фестиваль именно в этом году. Настолько мы устали и засиделись по домам, устали от того, что не можем общаться, встречаться, сидим постоянно в онлайне... Городу нужен фестиваль, где люди немножко выдохнут.

«"Ночь музыки" — это ведь фестиваль не про музыку, он про общение. Люди выходят пообщаться, потусоваться в легкой атмосфере, музыка лишь способствует»

Да и музыканты очень соскучились. На том же фестивале с муравьями в зале было условно человек 20 от организаторов и муравьи, и я прям видела, с каким неистовством они играли. Так что и для артистов «Ночь музыки» будет возможностью после шести месяцев воздержания показать всё, что они могут.

— Что с площадками. Насколько их будет меньше в этот раз?

— В прошлом году было 100 сцен, до этого 108, а в 2020 году появится 60. И только 10–13 из них будут открытыми сценами — open air, как площадь 1905 года, Октябрьская, ЦКПиО, Главпочтамт, Капсула времени. «Тёрки» в этом году не будет, весь джаз-фанк переедет во двор на Тургенева, 22, рядышком с EverJazz.

Это большие площадки, где выступят хедлайнеры, потому что традиционно на них приходит больше людей. И в 2020 году главные звёзды будут в большей степени спрессованы, то есть если раньше мы делали три этнические сцены и планировали привезти по три хедлайнера на каждую, то сейчас это одна большая этническая сцена, где выступят условно 2–3 хедлайнера.

— То есть все площадки open air будут огорожены. Как организован вход?

— Да, мы будем всё огораживать, сейчас наши дизайнеры рисуют схемы, как это всё перекрыть, где сделать точки входа, как соблюсти социальную дистанцию.

С площадью 1905 года проще всего, потому что там будет академическая музыка, мы поставим стулья. Их можно расставить определённое количество и на нужном расстоянии. Так что это действительно самая безопасная площадка, на других сценах, где нет возможности сидеть, всё сложнее. Но мы понимаем, что на той же группе «Хлеб» вряд ли кто-то будет сидеть на стульях.

Для нас это правда большой челлендж, потому что раньше мы в меньшей степени обращали внимание на какие-то закрытия площадок. Мы хотим, чтобы этот фестиваль был безопасным, и для нас это очень важно. Будем соблюдать все требования Роспотребнадзора, потому что только так мероприятие возможно провести. Мы сделали очень много подготовительной работы и потратили много нервов, чтобы вообще этот фестиваль состоялся. Поэтому будем надеяться на адекватность гостей и просить их соблюдать все правила.

— Если известно, какое число может пройти людей на каждую из площадок, получается, вы, в принципе, можете спрогнозировать общее число гостей?


— Сейчас мы занимаемся немножечко гаданием и ориентируемся на цифры прошлого года, потому что в 2019-м было самое большое количество людей — 270 тысяч человек. На Драме во время выступления Little Big, по всем подсчётам, было 40 тысяч человек, это очень много. Мы рассчитываем условно на 50% от этого числа и ещё делаем немножечко скидку на то, что должно быть расстояние между людьми, поэтому ориентируемся примерно на 15–20 тысяч гостей.

— Как вы будете подсчитывать число людей на площадке, если человек, например, зашёл с одного входа, а вышел с другого?

— Мы сейчас думаем про автоматизированную систему. На самом деле всё уже придумано за нас, есть рамки, которые подсчитывают на вход на выход, но это куча дополнительных расходов.

— Про другие требования Роспотребнадзора. Все должны быть в масках. Тем, у кого их не будет, вы станете их бесплатно выдавать или продавать?

— Да, мы будем выдавать маски каждому посетителю, но просим всех взять с собой маски, потому что у нас они могут закончиться, а без масок никого не пустят. Но мне кажется, что все уже привыкли, что в сумке маска валяется, так что просто не выкладывайте её.

— Вы только начали объявлять хедлайнеров, впереди ещё несколько звёздных имён. Обидно, что везёте таких крутых артистов, но гостей при этом будет меньше, чем в прошлые годы, потому что больше нельзя?


— У нас не было стадии смирения с коронавирусом. Ну или, по крайней мере, у меня, и я пытаюсь этот настрой поддерживать, в том числе в команде. Не у нас одних случилась эта катастрофа, так во всем мире, не только в России. И, конечно, мне в большей степени обидно за фестивали, которые сейчас вообще нельзя провести. Люди не могли работать, потеряли большое количество денег. Нас первыми закрыли и последними открывают, но это шоу-бизнес, поэтому надо просто смириться.

Для нас было важно просто провести фестиваль, пусть даже для меньшего количества людей. С одной стороны, мы сможем сделать это качественнее, атмосфера будет, наверное, первого-второго фестиваля — такая восторженная, очень комфортная и свободная, потому что в последние годы было много людей, некоторые уже говорили, что зрителей уж слишком много.

У нас нет погони за количеством гостей на самом деле, мы не ставили для себя цели в этом году собрать, например, 350 тысяч человек. Мы понимаем, что наши возможности, в том числе как города, не безграничны, мы не можем сделать его больше и осознаем, что 300 тысяч — это практически порог.

— Вы и сами будете ограничивать число гостей, но, как думаешь, будет ли из-за погоды меньше людей? В сентябре всё же куда прохладнее, чем в июне.

— Судя по моим ощущениям, на самом деле гроза — это самое страшное, потому что оборудование может не выдержать, на втором месте — дождь, потому что неприятно, плюс опять же оборудование. А если будет холодно, надо просто тепло одеться. Если абстрагироваться и представить, что я не имею никакого отношения к фестивалю, меня бы лично не испугала погода.

Кто соскучился по концертам и кто захочет, тот дойдёт, но мы будем делать и онлайн-трансляцию с десяти основных площадок. Так что, если вы хотите оставаться дома, берегите своё здоровье во всех смыслах этого слова и смотрите онлайн-трансляцию.

«Если все жители Екатеринбурга подумают о том, что 18-го должно быть тепло, то так и будет»

— Погода может помешать не только гостям, но и музыкантам. Инструменты очень быстро расстраиваются на холоде. Как с этим быть?

— Как это будет с рок-музыкантами, не так страшно, страшнее с академической музыкой, где скрипки, контрабасы, виолончели... Ну что, мы рисковые парни! Но мы не можем оставить всех академических музыкантов потом без инструментов, которые портятся, поэтому сейчас вместе с нашими техническими специалистами продумываем систему поддерживания температуры на сцене: лампы, которые нагревают сцену и пространство вокруг, специальные рукава, которые будут нагнетать тёплый воздух.

— Ты сказала про самые крупные открытие площадки, а как с закрытыми?

— Это бары, рестораны, театры, которые скоро смогут уже начать работать наконец-то. Но в 2020 году страшная ситуация с тем, что многие площадки закрылись навсегда. Мне нужна, например, площадка на 150–200 человек, а New Bar занят, мне практически больше некуда пойти в этом городе. «Дом печати» не работает, «Мизантроп» тоже переехал со старого места...

«Всё взаимосвязано, а коронавирус нанёс, конечно, безумный удар, и нам ещё долго очень восстанавливаться»

— Своего рода заменой «Дома печати» станет ведь «Фабрика», которая как раз в середине сентября открывается после ремонта. Будет там что-нибудь?

— Да, мы сейчас работаем над тем, чтобы там и в баре «Ц» была площадка, разговариваем с коллегами. Но «Дом печати» был одной из моих любимых площадок, пожалуй, чуть ли не самой любимой во всём городе. Мы проводили там разные мероприятия, и очень грустно, что сейчас такой площадки нет. Но мы тоже верим, что они в суде всё докажут.

— С давкой на площадках вы разберётесь, контролируя число людей. Но вот ещё одна проблема, о которой говорят каждый год, — это нехватка туалетов и контейнеров для мусора. В этом году вы провели работу над ошибками?

— В прошлом году это совсем был показательный случай, мне кажется, потому что было, по-моему, 20 туалетов почти на 300 тысяч человек. Но в 2020-м мы получили письмо, что будет около 200 туалетов и 200 контейнеров на весь фестиваль, это достаточно много. Их расставят по основным из 10 площадок open air.

— Ещё одна из претензий к «Ночи музыки» в том, что вовремя не перекрывают дороги. Самая показательная история за все время в этом плане, мне кажется, это 18-й год, когда Noize MC выступал у «Тёрки». Тогда люди просто заполонили проезжую часть на улице Малышева.


— Пока рассматривается вариант так называемого стихийного перекрытия, когда проезжая часть перекрывается по заполняемости тротуаров. То есть, когда есть критическое количество, принимается решение о перекрытии. Всё это будет обсуждаться. Мы бы очень хотели открыть город для пешеходов, но это ведь пятница. Многие едут с работы или на работу, есть люди, которые не хотят идти на «Ночь музыки». Будем ждать, что скажет полиция, потому что здесь мы не принимаем никаких решений и слушаем только профессионалов.

Но в этом году всё не так страшно, в принципе не будет улицы Малышева. Мы специально унесли эту площадку с «Тёрки» к ЦПКиО — это суперподготовленная площадка, там не возникнет никаких сложностей.

— Слушай, но ЦПКиО же далеко от центра.

— Любители рэп-музыки доедут. На самом деле 10 минут на трамвае от центра. А они до 23:00 ходят.

— Давай немножко поговорим про «Светает». Суть акции в том, что люди ловят в зеркала первые лучи солнца под песню «Ночь пройдёт, наступит утро ясное» в исполнении главного хедлайнера (в 2020 году это певица Ёлка.Прим. ред.). В сентябре светает позже двух ночи. Что будем ловить?


— По секрету: несколько раз на фестивале не было рассвета, но мы искусственно подсвечивали прожектором, что солнце всходит. Наши технические специалисты — волшебники, они сделают в этом году так, что солнце взойдёт вручную. Это одна из «фишек».

Эта «Ночь музыки» станет уже шестой в истории фестиваля

У нас вообще на этот год было очень много планов и идей, которые мы хотели реализовать и которые для нас казались просто бомбическими. Это был бы скачок на следующий уровень: фестиваль Ural Music Night хорошо известен в России, но не очень хорошо за границей. С этими идеями всё могло измениться, но случилось то, что случилось.

— То есть идеи эти ещё будут реализованы?

— Они остались, но я так намекну: в том числе этому способствовала бы площадка центрального стадиона, это было бы очень масштабно. Когда всё произошло с коронавирусом, мы поняли, что не в этом году. Значит, сейчас просто не время.

Но зато мы запустили одну «фишку», которую придумали ещё тысячу лет назад, когда это не было мейнстримом. С коллегам из Doubletappe мы сделали CRM-систему — первую в мире, которая прям для нас. Раньше такие системы были для продажников, банков, но не для фестивалей.

К этой «Ночи музыки» у оргкомитета появилась система, которая сама распределяет музыкантов по площадкам

Например, вот есть у меня 100 площадок, на каждой есть условно 8 музыкальных коллективов, а ещё в самих группах часто случается такое, что какой-нибудь барабанщик Василий один и тот же. И нужно в голове представить все 100 сцен и просчитать, где играет Василий, чтобы саундчеки и выступления не пересеклись, чтобы он успел от одной сцены до другой.

Это такой организаторский ад, именно от этой работы бесконечной со сверками по большей части и появлялись круги под глазами у оргкомитета. А сейчас компьютер сам сопоставляет всех музыкантов, понимает, что барабанщик в трех коллективах один и тот же, и просто не дает поставить их в одно время, закладывая плюсом время на переезд и саундчек.

А вторая история — это помощь молодым музыкантам, которых у нас обычно около полутора тысяч из двух. Не секрет, что люди, которые подают заявки на фестиваль, выступают бесплатно и не получают гонорар. А зачастую им приходится приезжать из других городов со всей России. Потому тут ты не перед 30 своими друзьями выступаешь, а перед аудиторией на 1000 человек.

Здесь о них узнают, у них появляются новые слушатели, знакомые музыканты из других городов, которые подскажут, где там можно выступить, например. Это всё опыт.

В 2020 году мы придумали для таких музыкантов систему пожертвований: идём по городу, видим, что на сцене выступает клевая группа, заходим в приложение, там написано, что это за ребята, и мы можем отправить им денежку — от 49 до 100 000 рублей, и эти деньги сразу же попадут на карту музыканту. Так можно помочь артистам отбить часть расходов на дорогу или даже позволить заработать на фестивале. Это очень добрая идея, и тут всё суперлегально и законно.

Всю историю Ural Music Night мы рассказывали в шести картинках. А новости о фестивале собираем в специальном разделе.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Форумы
ТОП 5
Рекомендуем
Знакомства
Объявления