20 января четверг
СЕЙЧАС -5°С
Ведущие

«Отоспись как следует, сестра». Друзья и коллеги вспоминают экс-редактора E1 Наталию Попову

О смерти Наталии стало известно этой ночью

87 737

Поделиться

Этой ночью стало известно о кончине нашей коллеги Наталии Поповой. Она пришла на E1.RU в 2014 году, была заместителем главного редактора, а затем и главным редактором портала. Позднее она работала директором по развитию в Сети городских порталов, куда входит и наш сайт.

Для нас Наташа не просто бывший руководитель, а близкий человек, с которым мы все через многое прошли. Она нам часто повторяла: если сомневаетесь, надо ли запускать онлайн, то обязательно запускайте.

Мы не можем больше с Наташей посоветоваться, а потому просто берем и запускаем этот онлайн в память о ней. Будем собирать воспоминания друзей и коллег. Думаем, что это важно.

Прощание с Наталией Поповой состоится в четверг, 2 декабря, в 12:00 в доме прощания «Вознесение» на Серафимы Дерябиной, 41а.

Поделиться

Ольга Прохорова, редакционный директор Сети городских порталов:

— Мы болтали по пятницам. Смешивая в мессенджере работу и всякое девчачье. Хохоча и жалуясь на тяготы и дураков. «Мне будет тебя не хватать», — написала я, когда осенью Наталия Попова ушла из компании. Это я ей сказала, конечно, совсем не из вежливости. Это правда. Так и не хватало — мудрого совета, ясного взгляда, критики в точку, тонкого чутья, заботливой поддержки, невероятного чувства юмора. Есть такие редкие люди, которые точно знают, как будет хорошо. Наташа знала.

Оксана Маклакова, главный редактор E1.RU:

— Я всегда думала, что Наташа — железная леди, наша Маргарет Тетчер. Что она стальная. Что она может работать сутками, а потом отряхнуться и снова работать как ни в чем не бывало. И то, что произошло, могло случиться с кем угодно, но только не с ней. И я перечитываю сейчас нашу переписку. И ее последние сообщения. И будто она что-то знала. Ведь она всегда про всё на свете знала лучше нас всех.

Поделиться

Поделиться

Оксана Троицкая, подруга Наталии:

— 42 года — совсем не тот возраст, чтобы переживать и звонить каждый день — как ты там, жива? Ну, мы и не спрашивали. У Наташки было две страсти: работа и путешествия. Поэтому я была абсолютно уверена, что в нашем чатике на троих она молчит, потому что наконец-то дорвалась до отдыха. Удивительный был человек. Для нашего времени — особенно. Наташа мало рассказывала о себе, зато всегда была готова поддержать — и словом, и делом. За внешней скромностью скрывались ироничный и циничный ум, тонкое чувство юмора, стальной характер и бешеная работоспособность.

Поделиться

Поделиться

Ольга Сурганова, экс-редактор Е1.RU:

— Когда человек две недели не выходит на связь, значит, его уже нет. Написав тысячи новостей с похожим концом, ты уже можешь предвидеть этот конец. «Жизнь надо прожить так, чтобы попасть на главную Е1», — шутила она. Господи, я больше не встречала человека с таким потрясающим чувством юмора, чувством слова. Это говорит о невероятном таланте, уме, очень живом уме. Есть люди, которые могут не быть близкими друзьями, но у тебя такое чувство, как будто ты их всегда знал и будешь знать всегда. Такой была Наташа для меня. Я постоянно ее спрашивала, почему она еще не в «Камеди Вумен». Она только отмахивалась и продолжала работать. Как ей было иногда тяжело, наверно, знали только близкие друзья, а может быть, никто. Прощай, мой дорогой друг.

Поделиться

Поделиться

Алексей Парфун, вице-президент Ассоциации коммуникационных агентств России:

— Не знаю, что сказать. Ужасно больно. Чудесный человек, верный друг и великолепный профессионал. Буду помнить ее чувство юмора невероятное. И всё доброе и светлое, что было.

Поделиться

Поделиться

Роман Марьяненко, журналист Е1.RU:

— Помню, как в 2017-м первый раз самостоятельно дежурил в ночь. Наташа все эти часы на связи была. Всяко меня поддерживала. А в 9 утра уже на работе была. Она была жестким, но справедливым руководителем. И харизматичным человеком. Сначала Олег, теперь Наташа. Да что за год такой.

Алена Хазинурова, журналист:

— Я смотрю на Наташу на главной Е1 и что-то не верю абсолютно. Кажется, что завибрирует сейчас телефон, а там сообщение от нее: «Ну вы нашли какую фотку поставить» или «Где бэк?». Кажется, что я сижу поздно вечером на своем месте в Е1, у главредского «аквариума», можно повернуть голову, а там она за стеклом хмурится, пока читает чей-то текст, или быстро по клавишам стучит.

Мне кажется, она меня вообще всему в журналистике научила. Вскакивать посреди ночи зимой из-под одеяла и бежать к соседнему дому, где газ взорвался. Не успокаиваться, пока не придумается идеальный заголовок, который входил бы по количеству символов. С утра до ночи вести онлайн в День города. Обращать внимание на детали. Не забывать бэк. Думать о читателях и заботиться о них. Очень сложно теперь по-другому. Думала сегодня весь день в этой неизвестности, что если всё будет хорошо, то напишу ей это всё, потому что никогда не говорила. Казалось, и так очевидно. Наташа-Наташа... Как же это так всё?..

Поделиться

Поделиться

Анатолий Ефремов, замдиректора Сети городских порталов:

— Популярнее шуток про старость Наташи у нас в редакции была только шутка про «Запустите онлайн, когда я умру». В этом вся Наташа. Была, потому что ее больше нет. И, кажется, в этом городе, а может, и во всей стране больше нет такого требовательного и такого душевного профи. Хотя она мало кого подпускала к себе близко, люди всегда тянулись к ней — такая у нее была удивительная энергетика и блестящий интеллект. Наташа, мы не запустили онлайн, извини. Когда-нибудь придет время, и ты нас всех сможешь выпороть за это.

Валентин Булавко, главный редактор ростовского 161.RU:

— Я всё не могу поверить. Перечитываю нашу переписку, где Наташа в начале октября в шутку просила скинуть ей мою фотку на некролог, и злюсь на себя за то, что в последний месяц так с ней и не поговорил из-за какой-то своей суеты и забот…

Поделиться

Поделиться

Елена Йонайтис, главный редактор архангельского 29.RU:

— Как странно, Наташа. Именно сегодня я шла в мороз с работы и думала, как мало в профессии таких людей, как ты. Какой ты вдохновляюще сумасшедший профи и как это было заразительно. Как было порой с тобой непросто, интересно, какими высокими были цели и как много ты лично, сама, для их достижения делала. Как радовалась моим редакторским удачам — иногда казалось, больше меня самой. Это я помню, а за что ругала — нет. Точно за какие-то мелочи, и частенько. И никогда — в сложные времена. Я думала, ты остановилась, Наташа, чтобы осмотреться вокруг и заглянуть в себя, а потом — в этом я была уверена — ты ворвалась бы в медиамир, такая же гибкая до всего нового, в постоянном порыве и каком-то мощном преодолении. Как же много у меня вопросов. Спасибо большое за всё, чему научила.

Анастасия Ровнушкина с Наталией Поповой на презентации нового дизайна Е1.RU

Анастасия Ровнушкина с Наталией Поповой на презентации нового дизайна Е1.RU

Анастасия Ровнушкина, журналист:

— Почему-то с начала 2020-го, еще до развертывания ковидной истории, люди стали уходить — те, кто не должен никак. Хорошие, молодые, жили-жили — и нет. Стала жить с мыслью, что кого-то не будет завтра. Или меня. Навсегда ушла вера, что всё образуется, сложится, сердце успокоится. Да с чего бы? Иногда шутили эйджистские шутки, что Наташа самая старшая в редакции (на самом деле нет), без обид, у нее шикарное чувство юмора, которое сразу выдает в человеке примерно всё. Она бы что-нибудь пошутила сейчас, может, шутит. Наташа! Скажи, кто самый лучший главный редактор E1?

Поделиться

Поделиться

Ирина Ахметшина, журналист E1.RU:

— Когда ты увольнялась, я подошла к тебе и сказала то, что давно хотела сказать. Ты была лучшим учителем в моей жизни. И это место не заменит никто. Все универы, дипломы, работы на значили ничего до тебя. Меня всему научила ты. Ругала, когда надо было. Но когда хвалила, то я точно знала, что я молодцее всех молодцов. Ты всегда учила тому, что можно сделать лучше. Ты была больше чем редактор. Очень сложно теперь хоть немного отойти планки, которую ты задала.

И еще была самой внимательной. Видела мельчайшие ошибки, опечатки. Как тебе это удавалось? Самым любимым было написать большой текст, а потом вместе с тобой в вечно холодном «аквариуме» придумывать заголовок. Как ты там не мерзла? Может, потому, что так быстро-быстро стучала по клавиатуре?

Помню, на первый год работы в Е1, а он для меня вышел за все три, я купила торт «Наташа». И ты смеялась над этим. У тебя вообще было такое чувство юмора, которое только у тебя. И вообще, мы же договаривались, что ты приедешь в гости и привезешь мой контейнер из-под пирога? Ты же всегда выполняла обещания.

Ты была настоящим другом. Который не забудет, не забьет и сделает всё, чтобы помочь. Чутким, добрым и искренним. Спасибо тебе. Когда родилась дочка, я отправила ее первое фото маме, папе и тебе. В час ночи. И ты тут же ответила, как и всегда. Написала: «Приноси ее к нам! Это наша дочь полка!»

Поделиться

Поделиться

Марина Живулина:

— Все вспоминают о Наташе Поповой как о светиле Е1 и мудром редакторе. А я с ней познакомилась еще в 2008-м, тогда я была главредом одного журнала, а она — корректором, а затем выпускающим. И потом в течение долгих лет я так и оставалась главредом одного, другого, третьего журнала (широко известного в узких кругах), а у нее карьера ракетой пошла вверх. Потому что для нее работа всегда была жизненным центром.

Это и отличает суперпрофи, поэтому всё было логично. В той нашей редакции мы называли ее Ноташенька и Натан Владимирович, и шутки о плетке и кожаном платье беспощадного редактора появились уже тогда. А еще тогда она вела ЖЖ, очень смешной и трогательный, и поэтому я знаю о ней какие-то личные мелочи. Знаю, что у нее была романтическая любовь в Питере, и Питер для нее остался особенным. Она обожала «Шерлока», когда он вышел, и мы кивали с ней на песню «Алмазный британец» — это о нем, о нем. Вообще уважала всю эту британскую кинотеатральщину и ее «коммуналку», и если мы с ней выбирались куда-то раз в три года, то исключительно на показы Theatre HD.

Помню, как она рассказывала мне, что гонялась на четвереньках за котом. Потом он умер, и она очень переживала, а нового вроде не завела, потому что уже не хватало времени. Помню, как приходила к ней еще в «Гринвич» в 66, чтобы обменяться бумажными книгами, сейчас смешно вспоминать. И как посылала ей тексты фанфиков: «Смотри, как написал автор!» А она такая, уже как большой редактор: «Ну, тут хорошо, тут не очень, но не понимаю, над чем ты тут рыдала?!» И мы периодически собирались попить кофе, но всё откладывали.

А тут совершенно внезапно в сентябре я ее встретила в «Алатыре» на том же показе Theatre HD — на «Ромео и Джульетте». Поворачиваю голову, а в соседнем кресле — Наташа, упс! Поржали, потрындели ни о чем. Но ведь это «ни о чем» — оно всё и есть, не так ли? Помнится, еще где-то в 2014 году она мне рассказала: «Прикинь, я вчера дома мыла посуду и потеряла сознание». Я начала подвывать, что так нельзя, что переутомление и т. д., а она такая говорит: «А я, наоборот, быстро сразу собралась и пошла на работу. Ну его на фиг, пошла к людям, если что, там я на виду, всегда помогут...» И сейчас холод ползет у меня по спине. Я надеюсь в такие моменты, что Гэндальф был прав. Что серая завеса этого мира отдернется и откроется серебристое окно. И Наташа откроет глаза где-то в Лондоне, может в 60-х.

Мне кажется, ей бы пошло.

Поделиться

Поделиться

Глеб Черный, журналист:

— Господи, Наташа… Первый настоящий главред в моей жизни. Когда на третьем курсе я пришел на практику в Е1, она возглавляла редакцию. Шел чемпионат мира, меня хотели посадить расшифровывать какое-то интервью, но она запретила: «Он практикант, а не ваш раб». И отправила на очень интересное задание, которое я и сам себе бы не доверил. Потрясающий профессионал, умнейший человек. Никогда в жизни больше не скажу и не напишу словосочетание «в рамках», обещаю. Спасибо тебе за всё.

Поделиться

Поделиться

Виктория Чулюкина, журналист E1.RU:

— Я не верила, что Наталии Поповой больше нет. До момента, когда полиция вышла из ее квартиры и вызвала следователей, не верила. Да и сейчас не верю. Кажется, что вот-вот она напишет что-то вроде: «Что за фото на главной?!» Но не напишет. Наташа позвала меня на Е1, совершенно без опыта, 18-летнюю. И когда я первый раз дежурила ночью, писала мне каждый час, спрашивала, всё ли ок. Огребала я, конечно, знатно. Наташа — именно тот человек, который сделал меня журналистом. Спасибо тебе, где бы ты сейчас ни была.

Поделиться

Поделиться

Ксения Дубинина, журналист:

— Умерла Наталия Попова. «И чо? — спросила бы сама Наташа, увидев такой заголовок. — Какое дело вашим читателям до какой-то Наталии? Дайте подробностей, дайте эмоций».

И, конечно, если бы мы добавили «42-летняя Наталия», она бы сказала: «Не надо ставить в заголовок бесполезные цифры!»

Мне трудно описать свои эмоции. Страшно. Больно.

С Наташей мы познакомились в 2015 году, когда я пришла работать на Е1. Нас было пять девчонок на одном собеседовании. Потом Наташа не раз говорила, что сразу поняла: брать надо меня. И я гордилась. Гордилась ужасно, потому что Наташа — профессионал, каких очень мало. Ее похвала стоила по-настоящему дорого. Я могу с уверенностью сказать, что это один из главных людей, давших мне что-то в профессии. Даже сейчас, уже не работая в СМИ, я, придумывая заголовок, спрашиваю себя: а он понравился бы Наташе?

Когда у меня были сложные периоды, она поддерживала. Помню, как писала ей, чуть не плача, что больше не могу. А она отвечала: «Приходи, поговорим». И не была равнодушна. Никогда.

Так странно писать в прошедшем времени! Не хочется верить, хочется, чтобы сейчас она пришла в комментарии и обстебала нас всех за сентиментальность. Кто знал чувство юмора Наташи, вряд ли когда-то его забудет.

Больно. Так больно. Но — спасибо, Наташа, спасибо за всё, что сделала для меня.

Поделиться

Поделиться

Елена Ходырева, бывший главный редактор NGS.RU:

— Осенью 2020 года мне было очень плохо. Я написала Наталии Поповой, а она в ответ: «Я так и думала, прикинь. Прям сердечком тебя чувствую». Вечером мы созвонились — она только-только приземлилась в Екатеринбурге после командировки и сразу меня набрала. Мы проговорили несколько часов — я то ревела, то смеялась. И столько сил сразу появилось после этого разговора.

Про Наташу можно сказать километр всего хорошего, но для меня она навсегда останется человеком, который всех «прям сердечком чувствует». Нет на свете другой такой.

Поделиться

Анна Жилова

Поделиться

Анна Жилова, журналист E1.RU:

— Я не знаю, что сказать, Наташа. Помнишь, мы встречали рассветы на море в Португалии (ладно, это была река, но пахла-то морем!), завтракали рано утром на мысе Рока, а потом так отравились, что два дня валялись в отеле. Этой весной мы у тебя на кухне сами сделали эти португальские пироженки и больше уже не отравились.

Ты была моим лучшим редактором, это правда теперь уже можно говорить. Мне так жаль, что мы не встретились 11 ноября. Мне будет так тебя не хватать.

Поделиться

Поделиться

Елена Белокрылова:

— Наташа, родная, я не верю, что тебя больше нет. В скайпе последняя переписка с тобой... еще живой. Господи, ну почему так? Почему ты ушла? Почему ушла навсегда? Буду верить, что твоя душа сейчас живет где-то в маленькой Франции, которую ты так любила... Покойся с миром, дорогая Наташа! Мы никогда тебя не забудем! Е1 — это и есть ты!

Поделиться

Поделиться

Андрей Затирко, главный редактор красноярского NGS24.RU:

— Ужасная новость. Я не понимаю, как это принимать. Был знаком с Наташей меньше года. Она меня встретила, когда я пришел в СГП в январе, объясняла, что и как работает в этом огромном хозяйстве. А когда выезжал в Красноярск после недельной стажировки, так сильно хотелось ее обнять, пусть я и не из неженок — такая искренняя и участливая она была. Попросил разрешения и обнял. Та обнимашка навсегда останется со мной.

Поделиться

Поделиться

Мария Ефремова:

— Нет слов. Их не было ночью, когда я только узнала, что Наталии Поповой больше нет. Я кормила младшую дочь и просто смотрела в темноту. Потом мы также молча лежали в темноте с мужем. Не нашлось никаких слов и утром. Не смогла собрать себя, чтобы выгулять детей, пойти на почту за посылкой или сделать что-то еще кроме механических, рутинных домашних дел. Не знаю, найдутся ли вообще эти слова, чтобы передать боль от потери близкого друга. Наташечка, просто большое спасибо, что была с нами. Прости, что спохватились так поздно. Хотя это бы и не поменяло исход дела. Надеюсь, что ты не почувствовала боли и не успела сильно испугаться.

Поделиться

Поделиться

Наталья Смирнова:

— Есть люди, которые одним словом могут поменять твою жизнь. Наталия Попова сказала мне «да» и взяла в штат Е1.

Наташенька, дорогая... Спасибо тебе за всё. Я до сих пор в шоке от твоего ухода и не верю, что так бывает. Молодая, талантливая, красивая, умная. Рядом с тобой было так классно. Тепло.

Помню, как на новогоднем корпоративе мы шли по скользкой дороге и так крепко держали друг друга, чтобы не упасть. Как смеялись. Помню советы, что давала мне в работе. Как доверяла важные задания. Как крепко ругала, когда было за что. И метко шутила.

Ты — мой Наставник, учитель, поддержка. Обязательно помолюсь за тебя...

Поделиться

Поделиться

Татьяна Ауст, бывший пресс-секретарь горздрава:

— Наташа... Теперь у меня останется только наша с тобой временами бесконечная переписка. И вот это, написанное тобой в мой день рождения два года назад. И, наверное, лучшие годы городской медицины и Е1. Всё теперь в прошлом, слезы душат.

Поделиться

Поделиться

Алена Баталова, бывший журналист Е1.RU:

— Наталия Попова, да как же так-то.

Три года назад я видела ее, как выясняется, в последний раз, когда тоже прощалась с Е1. Она обещала, что больше не возьмет меня туда, сколько можно-то, но это какой-то совсем запредельный способ сдержать слово. И невозможно представить, что больше никто там не говорит ее голосом: «Ну чо началось-то?»

Первое, что я вспоминаю о ней всегда: зима, цейтнот, переутомление до спичек в глазах, виновата, конечно, я сама, но тут еще параллельно какие-то справки, ремонты, налоговая, фейлы, болячки, что-то не так с родными, но опять надо бежать, и я не успеваю на диспансеризацию, а так страшно и сил нет, вдруг я уже умираю — и, видя очередное мероприятие на этот день, я просто начинаю рыдать прямо за компом под конец рабочего дня. Она подходит, спрашивает, не смеется, хотя я едва могу объяснить, и просто крепко обнимает меня. И говорит — да ладно, там всё равно ничего не найдут. Я вот даже сейчас засмеялась сквозь слезы. И тогда тоже. И перестала плакать, допилила дела, вместо диспансеризации сделала по ее совету несколько точных тестов, и всё наладилось.

Наташа, я была шилом в жопе, но я очень тебя люблю. Пусть это новое путешествие будет веселым и чудесным, ты как никто это заслужила, хотя нам всем безумно больно от того, как несправедливо рано оно началось.

Поделиться

Поделиться

Евгения Сапогова:

— Ловишь каждый ее взгляд. Вот она идет навстречу по коридору. Выпрями спину! Улыбайся!

— Привет, Наташа!

— Привет, что-то ты такая радостная сегодня, Сапогова. (Наташа, я рада тебе, всегда буду и была). Но молчишь и улыбаешься, и спину прямо.

Я вернулась из декрета, а на работе всё другое. Я знаю буквально пару человек. И ее. И мы разговариваем на офисной кухне.

— Наташа, мне через пару месяцев 35. Я не понимаю — где мое место? Что мне здесь делать?

— Не выдумывай. Сформулируй, что хочешь. У нас вот рубрика «Афиша» бесхозная, можем что-то с ней придумать. (И сразу легче, мы не придумали с «Афишей», но я сформулировала, что хочу, и сказала это тому, кто смог мне помочь.)

Я уволилась в июле. Я хотела зайти и обнять ее. И сказать, как много она значит, как она на меня повлияла. Но ее не было в тот день. Я написала в общем чате. Она ответила! Что ей жаль, и что столько лет…

Наталия Попова, ты Прекрасная Женщина, ты пример. Пожалуйста, пусть после жизни существует что-то еще. И там тебе хорошо.

Поделиться

Поделиться

Юлия Забайлович, журналист E1.RU:

— В позапрошлую пятницу мы сидели в «Маккерони» с коллегами и обсуждали всё на свете. В том числе (естественно) и работу.

И я тогда в очередной раз сказала, как горжусь тем, что меня на работу на Е1 взяла именно Наталия Попова. Она вдолбила мне в мозг столько вещей, которые я теперь делаю на автомате.

Мне, как и многим, прилетало от нее огромное количество раз. Если в мессенджере фейсбука сообщение от Наташи — это (было) всегда немного пугательно. Поэтому те сообщения, в которых она меня хвалит, я заскринила. Они так и будут храниться у меня в недрах гугл-фото как напоминание о человеке, которого я побаивалась и которым восхищалась.

Этот разговор у нас был 19 ноября. А Наташи в это время, судя по всему, уже не было.

В конце октября у меня не укладывалось в голове, что Наташа уходит из Сети городских порталов, потому что казалось, что Наташа и Е1 — это навечно. А сейчас никак не укладывается, что Наташа ушла насовсем.

Это всё безумно больно и грустно. И страшно представить, каково тем, кто был с ней куда ближе, чем я.

Поделиться

Поделиться

Артем Устюжанин, фотокорреспондент E1.RU:

— Когда Наталия Попова работала последний день, я не успел попрощаться. Пришлось уехать на какую-то съемку. Было очень обидно! А теперь Наташи нет. Она меня многому научила в работе, в отношении к делу! А как она ценила и любила тонкий, хороший юмор. Красиво и изящно шутила сама, и при этом не была многословной. Помню, как ввела такое понятие, как лучшая шутка месяца. Если Наташа искренне смеялась, значит шутка и правда удалась. Иногда говорила:

— Артем, ты превысил месячный лимит!

Если ругала, то всегда только по делу и справедливо. Поначалу мы много ссорились, но потом сработались. Она очень внимательно относилась ко всем просьбам и всегда помогала.

Как жаль! Невозможно поверить! Очень, очень больно!

Поделиться

Поделиться

Ринат Низамов, экс-директор Сети городских порталов:

— Проснулся утром с мыслью, что случившееся с Наташей — страшный сон. Но нет, не приснилось. Нет больше Наташи.

Мы познакомились давно. Я сразу после школы пришел работать в уральскую «Комсомолку», Натали там работала корректором, вычитывала мои наивные тексты. С тех пор и началась наша дружба длиной в 15 лет.

Сижу, пишу это и реву. На протяжении стольких лет она была самым надежным для меня человеком в компании. Всегда, всегда я доверял ей и спокойно оставлял на нее наше беспокойное хозяйство.

Она всегда выручала. И когда я попросил ее возглавить Е1, и когда попросил ее встать у руля нашего ЦУПа — так мы назвали команду управления редакциями нашей большой сети.

Она всякий раз оставалась со мной допоздна: мы бесконечно пилили всякие презентации, до утра писали сценарии Народной премии или сбивали программу очередного слета главных редакторов. Мы столько вместе сделали и столько вместе прошли!

Из Сети городских порталов Наташа уволилась через несколько месяцев после меня — в конце октября. Я тогда ей написал: так, мол, никуда не уходи, ты катастрофически нужна мне на новой работе. 9 ноября прилетал в Екатеринбург, мы встретились в «Симпле». Я заказал кофе, она — как всегда — чай. После увольнения Наташа на неделю улетела в Сочи, но даже после возвращения выглядела уставшей и разбитой — еще и эхо перенесенного ковида.

Я знал, что, кроме работы, у нее ничего нет. Она жила работой. Она жила на работе. На нашей последней встрече мы немного поболтали о том, почему она уволилась — выгорела, говорила, ничего уже не вдохновляло, каждый день как день сурка… Спросила, как я, что у меня там происходит. Рассказал, что тяжело, про задачи и сложности рассказал. А после сказал прямо: более проверенного и надежного человека, чем ты, я не знаю, и ты мне нужна! Неважно — из Екатеринбурга или из Москвы. Главное рядом. Она пообещала подумать.

15 ноября я напомнил о себе. Наташа ответила: прости, но что-то не лежит у меня душа.

А сегодня мы у нее просим прощения.

В такие моменты ощущаешь, как из тебя вынули часть жизни. Нет на этом свете еще одного человека, который тебя поймет без лишних слов. Не с кем больше обсудить эти бессонные ночи и сказать: а помнишь!..

Смотрю я на это фото, вижу родной ЦУП и не могу остановить слезы. Это ребята, на которых я всегда мог положиться. Моя опора и мой тыл. Наташа, Илюша, Толик. Дай Бог каждому встретить на своем профессиональном пути такую команду.

Не уберегли мы, парни, нашу Наташу.

Прости нас, дорогая.

Поделиться

Поделиться

Евгения Соколова:

— Что общего между Екатеринбургом и Волгоградом? Сегодня — большая боль. Там не стало Наталии Поповой, а здесь по ней плачет небо. И я. Как же я боялась ее нравоучений и часто курила после ее взбучек. Но именно она умела поднять вдруг сникшие крылья всего парой слов. Наташ, я верю, что тебе там хорошо. Оставайся рядом. Спасибо за всё, дорогой наш человек.

Поделиться

Поделиться

Татьяна Мосунова, историк, экскурсовод:

— Когда вчера стали искать Наталию Попову, это выглядело только чуть-чуть тревожно. Но чем больше людей вовлекалось, тем больше тревога разрасталась. Хотя казалось — да ладно, ну нет человека в соцсетях, и что? К сожалению, дело закончилось печально, ее нет в живых.

Наталия была главредом Е1.RU, когда пригласила меня сотрудничать с порталом.

И, по моим ощущениям, это было одно из самых интересных времен Е1. Мне было лестно, что редакция сама вышла на связь, и интересно было писать для портала.

Коллеги, близко ее знавшие, говорят о ее профессионализме, отзывчивости... Очень жаль, что вот так внезапно прервалась жизнь хорошего человека. Ей было 42 года, тревогу забили друзья спустя две недели, вчера стало известно, что не напрасно.

Присоединяюсь к скорби Е1 и друзей Наталии.

Поделиться

Поделиться

Никита Кифорук, главный редактор югорского 86.RU:

— Наталия Попова была одной из первых, с кем я познакомился в Сети городских порталов. За неделю стажировки она впихнула в мою голову столько знаний, что они аж вываливались. Невероятно умный и талантливый человек с потрясающим чувством юмора.

Когда перед моим отъездом в Сургут мы обсуждали планы, я обещал ей, что выведу 86.RU в лидеры региона. Так и будет. Спасибо тебе.

Поделиться

Поделиться

Алиса Дружинина:

— А на наших фото, Наталия Попова, нОташенько, мы всё время ржем. Наверное, потому что так оно и было. Оказывается, мы познакомились десять лет назад, когда я пришла в редакцию 66 совершенно отмороженной, практически в свой день рождения, никого из вас не зная и с дикой нетолерантностью к любым коллективам. Вы принесли большую кипу воздушных шаров. И прекрасное чувство юмора. Которое определенно было всегда на грани, когда мы каждое утро отписывали городские происшествия.

Наташа — человек, которого сложно не полюбить с первого разговора. Наверное, у каждого с ней было в этом что-то свое. С ней любая рутина превращалась в историю. Наши потрясающие конкурсы заголовков «чтобы влезло», конкурсы на просмотры за день, упавшие метеориты и разбившиеся среди ночи губернаторы. Штрафы и премии — было по-всякому, не было только равнодушия, потому что мы все тогда стали такой вот странной пиратской семьей. Так ведь редко в жизни случается. Особенно с такими как я.

Спасибо тебе за всё (с меня вагон шоколадок). Мы с лета не говорили, у нее командировки, у нас дети, но именно ее голос, говорящий что-то прекрасно язвительное, я могу легко воспроизвести в памяти в любую минуту, и всегда, наверное, смогу. Таких ведь больше нет. Спи, милый котик, а мы не будем верить, что...

Поделиться

Поделиться

Наталия Кузнецова, бывший журналист E1.RU:

— С Наташей работала недолго, максимум полгода. Она тогда пришла на Е1 в качестве заместителя главного редактора. Наташа пришла, и я сразу почувствовала в ней силу. Статная, красивая, мудрая, уверенная в себе. Она сразу «взяла быка за рога», показала себя как профессионал высокого уровня и человек.

Наташа меня здорово поддержала в трудный период, когда начались сложности. Она меня поняла, поняла, почему я не могу работать. Тогда Наташа сказала: «Тебе надо хорошенько отдохнуть». Также поддержка с ее стороны ощущалась в последние дни моей работы на Е1. Наставник, железная леди, человек с большой буквы. Светлая тебе память, Наташа.

Поделиться

Поделиться

Александр Агафонов, бывший главный редактор NGS:

— Умерла Наталия Попова. Все эти шутки про «Динозавров пережила — и вас переживу», «Не дождетесь»… Наташ, ну… Ну ты же обещала, куда ж ты опять вперед всех-то.

Знаете, есть люди, которые делают очень много, а говорят и отсвечивают очень мало. И это не пост публичной скорби, а попытка зафиксировать, как много Наташа сделала в профессии.

Мы спорили с ней до белого каления, до психа. На семинарах редакторов схватывались так, что коллеги из регионов сидели, пригнув головы, — под горячую руку не попасть бы. При этом почти всегда одинаково смотрели на какие-то базовые принципы журналистики и так же яростно отбивали свою позицию перед учредителями HSD. Наташа побывала, кажется, на каждом семинаре руководителей отделов продаж, и я всегда был спокоен: всё нормально, она отобьет редакции от попыток как-то где-то надавить со стороны рекламодателей.

Мы родили и отточили в наших спорах столько технологий, которыми сейчас пользуются редакции по всей стране… Именно Наташка доработала и сделала эффективной и простой систему ночных дежурств в редакциях СМИ. Создала алгоритм запуска онлайн-трансляций в случае каких-то ЧП — и годами дрессировала своих, чтобы вбить его на подкорку. «Надеюсь, если я умру — они догадаются запустить онлайн без моего крика?» — шутила ты. Прости, дорогая, я даже сейчас буду с тобой спорить. Не тот случай. Уже некуда торопиться.

Добрая половина шуток в Народной премии НГС — авторства Наташи. Она всегда прилетала накануне, и мы ночами писали сценарий, шутки, сюжетные ходы.

Наташа воспитала целую армию редакторов, журналистов, эсэмэмщиков, научила всему, что умела сама, — а умела она многое. Именно ей принадлежит очень точная фраза: «Главное умение главреда — быстро принять решение и молиться, чтобы оно оказалось правильным».

Отмотал нашу переписку на два года назад. Работа, работа, работа… Мы все чертовы трудоголики, но Наташа и тут всех уделывала как котят. Иногда прорывалось что-то, жаловалась на усталость — и тут же брала себя в руки, и снова за работу.

В день ее увольнения из Е1 я написал: «Сестра, отоспись как следует, наешь пару килограммов, смени штук пять городов за две-три недели. Потом отпустит немного, обещаю». Послала к черту: «Я только похудела почти как надо!» Потом написала, что вообще-то да, план именно такой.

До последнего надеялся, что ты меняешь города раз в три дня, выбросила телефон и просто учишься жить вне работы. Но рок-звездам тяжело без сцены и суждено уходить первыми.

Отоспись как следует, сестра.

Поделиться

Поделиться

Денис Стрелков, главный редактор нижегородского NN.RU:

— Вчера я очень долго не мог заснуть. Не уверен, что спал вообще. У меня не укладывалось, да и до сих пор не укладывается в голове, что Наташи Поповой из нашей Сети городских порталов больше нет.

Перед тем как возглавить NN.RU год назад, я стажировался под ее руководством в Екатеринбурге. Потом они вместе с Ринатом Низамовым встретили меня в Нижнем и представили команде.

Весь год, пока мою команду лихорадило, Наташа меня поддерживала, где-то объективно критиковала, где-то объясняла, как лучше поступить. Когда я собирался что-то подкрутить в редакции, а она сомневалась, то говорила мне, что она «старая и мудрая женщина», и в конечном итоге оказывалась права.

Кажется, что она прямо сейчас напишет в фейсбуке, мол, давай созвонимся, и своим узнаваемым голосом спросит: «Ну, рассказывай, чо там у тебя?»

В большой межрегиональной команде журналистов особенно грустно, когда кто-то увольняется. Это у себя в городе ты можешь пересечься в случайной кафешке или на пресс-конференции через два месяца. А мне очень хотелось обязательно как-нибудь еще встретиться с Наташей.

Но увы.

Поделиться

Даниил Румянцев

Поделиться

Эллина Юсупова, главный редактор UFA1.RU:

— Сегодня целый день пытаюсь собрать мысли в кучу, но получается плохо. Не стало Наташи Поповой, человека, которого я так сильно боялась в начале своего главредства, но который помогал мне как никто другой. Мы общались меньше двух месяцев. Так мало — и так много.

— Наташа, почему не зашел этот текст?

— Поменяйте SEO, заголовок и подачу.

— Наташа, заметка не залетела в сюжет, что делать?

— Перепишите.

Наташа, мы обсуждали, как догнать «Комсу» в Уфе, строили планы, корректировали материалы и обсуждали подачи. Теперь мы ее перегнали, только ты этого не увидишь. Я хотела 1 декабря скинуть скрин и сказать: «Мы смогли, Наташа». Но похвастаться больше некому. От этого горько, обидно и плохо.

Поделиться

Поделиться

Дмитрий Ларионов, бывший сотрудник E1.RU:

— Наталию Попову я знал совсем немного (значительно больше — наблюдал и слышал). Особенно после моего ухода из Е1 в 2016-м: с этого момента я разговаривал с ней лично лишь дважды. Оба раза помню как сейчас: в сентябре 2019-го, когда мы с парой человек принесли в офис материалы для репортажа, и на Народной премии Е1 в том же году.

Но даже этих крох хватит, чтобы сказать: она очень сильный, волевой человек. Локомотив. У нее на многое есть обоснованное мнение, за которое она готова «пасть порвать». Часто сидела на работе допоздна, будто в этом весь смысл жизни.

И даже после смерти она вставила свое веское слово. Через пять минут после отправки в Facebook заявления на установку памятного статуса ее страница оказалась удалена. Значит, именно такова была ее воля. И не поспоришь...

Поделиться

Поделиться

Олег Малиновский, главный редактор омского NGS55.RU:

— Наташа. Мне очень тебя не хватает. Спасибо миру, что когда-то смог нас познакомить. Часть тебя, твоя мудрость навсегда останутся со мной.

Поделиться

Поделиться

Елена Ершова, бывший копирайтер E1.RU:

— Когда я уходила из Е1, Наталия Попова обняла меня так крепко и сказала: «Наиграешься — возвращайся». И эта фраза была таким мощным благословением, потому что Наташа для меня была всем. Ее слово стоило пяти.

Наташа, прости, не вернулась. Прости за все косяки, за заголовки, которые были неидеальными. За то, что не всегда удавалось тебе говорить, как ценим тебя. И спасибо тебе огромное за всё, что ты делала для нас. Помню, как ты выползала уже поздно вечером из своего «аквариума» и гнала меня домой. Как вместо того, чтобы обложить меня проклятьями, через семь месяцев после выхода на работу, ушедшую в декрет, искренне поздравляла. За твои шутки и любовь, которую ты дарила! Ты бы выпорола меня за слезы. Но прости, их сдержать не могу.

Таких больше нет.

Поделиться

Поделиться

Никита Сучков, урбанист:

— Невозможно поверить! Наташа даже меня кооптировала в лоно Е1, писал колонки про конструктивизм и урбанистику в 2016–2017-м как внештатный автор, мне даже карточку в «Райффайзене» сделали. Терпеливо со мной общалась, когда я то на IMC подамся, то пропущу дедлайн. Ни до, ни после нее Е1 со мной так плотно не общался. Ужасно это всё, не должно быть так!

Поделиться

Даниил Румянцев

Поделиться

Данил, бывший ученик Наталии Поповой:

— Приношу соболезнования родным и близким, коллегам, друзьям Наталии Поповой. Она была нашим учителем русского языка и литературы в 108-й гимназии в 2003 году. Вечная память...

Поделиться

Поделиться

Ксения Лукичева, бывший креативный директор Сети городских порталов:

— 15 с лишним лет назад, вскоре после того, как я переехала в Казань, в мой 25-й день рождения ко мне заехал Азат. Он приезжал из Нижнекамска обычно по работе, я ужасно обрадовалась: лучший друг в день рождения. «Азат! Ого! А ты чего вдруг?» «Да я уволился», — засмущался он. «А чего? А куда?» — «Никуда. Я очень устал, я хочу отдохнуть». Азат вкалывал как проклятый. Как скотина. Не жалея себя. «Ох, круто, чувак, ты заслужил как никто».

На следующий день Азата — в 39 лет — разбил инсульт. Через две недели — второй. Еще через пять дней Азат умер. Я оплакиваю его вот уже почти 16 лет.

Сегодня нашли мертвой Наташу Попову. С ней мы фантастически круто работали, когда я была в Hearst Shkulev Digital. В конце октября она, работавшая на износ, как скотина, как будто мир рухнет, уволилась и хотела отдохнуть. 15 ноября с ней общались в последний раз, спустя две недели начали искать. Нашли дома. Наташе было всего 42. Чуть больше, чем Азату.

Я сижу на диване и раскачиваюсь вперед-назад уже больше часа. Пожалуйста, не работайте как скотины. И пусть у вас будут те, кто перепугается уже назавтра.

Поделиться

Поделиться

Полина Борисевич, журналист:

— Человек горел работой, выгорел, уволился и умер. В одиночестве. Господи, как это страшно.

С Наташей мы выпустили всего один текст. Я предложила ей историю, она ее взяла. Мне хотелось, чтоб эта история вышла именно на Е1, чтобы ее прочитало как можно больше людей.

Потом она написала: «Самый читаемый текст этого дня, молодец». Я ей ответила: «Может, премию выпишете тогда?» Она посмеялась.

Я запомнила, как с ней было легко, мне было с ней очень легко работать. Наташа, спасибо тебе! Ты для меня тот редкий человек, про кого и при жизни говорят только хорошее.

Ужасно понимать, что к смерти привыкаешь. Каждый день кто-то умирает. Перед сном благодаришь небеса, что ни ты, ни близкие... Спасибо за еще один день. Говоришь про себя, никто не слышит.

А сегодня плачу, и хочется сказать всем тем, кто знал Наташу, слова соболезнования. Потому что это и правда большая утрата и печаль.

Поделиться

Поделиться

Олеся Иванова, пресс-секретарь уральского «Ростелекома»:

— Про Наташу.

Мы с ней несколько лет читали курс магистрантам «Медиакоммуникаций» УрФУ о формировании информповестки.

И самый огонь у нас был на совместных лекциях, когда мы оценивали информационные кейсы: я как пиарщик, она как журналист.

Кто знал Наташу и ее фирменный юмор, думаю, понимают, насколько искрометными были наши диалоги. И эти ее очень меткие замечания. Настоящий профи.

В начале сентября Наташа написала мне, что отказалась от ведения курса. Теперь я одна, сама. Так не хватало наших вечерних переписок после пар... Легких, ироничных, таких только наших.

Думала, увидимся на Народной премии, обнимемся… Узнала, что она ушла из Е1... Хотела написать ей после, позвать всё же читать вместе на следующий год, а тут такие новости.

Ужасно. Светлая память.

Поделиться

Поделиться

Александр Ашбель, выпускающий редактор E1.RU:

— Удивительно, как обычный рабочий момент со временем может превратиться в главное воспоминание. В первые дни моей работы в лучшей в мире редакции Наташа провела для меня вводный курс о том, как оформлять и вычитывать публикации — шаг за шагом, включая все нюансы.

Тогда мне казалось, что таких встреч будет еще вагон, ведь редактура — процесс, который можно совершенствовать до бесконечности. Но вот Наташи не стало, а я каждый день, с каждым текстом работаю по тому самому алгоритму, потому что неважных мелочей не бывает.

Мы слишком мало общались, но и тех крох, что были, достаточно, чтобы понять: это был человек редкой души и редкого профессионализма. Спасибо за всё, Наташа, постараюсь не подвести.

Поделиться

Поделиться

Борис Юзефпольский, бывший журналист Е1.RU:

— Снова про Наташу, потому что не выходит из головы никак. Потому что не могу сказать себе, что больше нет человека, потому что человек есть.

И потому что для меня она пример во многом.

Пример того, как можно жертвовать всем ради работы. Безоценочно, наверное, я завидовал ее работоспособности, но понимал, что так не могу и не готов. И на ее примере.

Пример того, как можно соблюдать баланс. Наташа всегда была как будто на стыке желаний редакции и требований Рината Низамова, старалась сделать так, чтобы всем было хорошо. Всем, возможно, кроме нее, жертвовавшей свое время и силы.

Пример фантастически тонкого чувства юмора и самоиронии. Человек, с которым я всегда мог пошутить про что угодно, без ограничений, и которая могла настолько тонко «ткнуть» меня, как никто бы не смог.

Для меня Наташа больше чем E1, чем мой редактор и чем человек. Она — особенное явление и огромный пример преданности тому, что ты делаешь, несмотря на усталость, выгорание и это вот всё.

Только сейчас осознал, что будет тебя не хватать. Давай там, жги, где ты сейчас есть.

Поделиться

Поделиться

Екатерина Вохмянина, главный редактор пермского 59.RU:

— Мы виделись в начале октября, в Екатеринбурге было солнечно и стояла красивая золотая осень, но настроение было пакостным. А вечером встретились с Наташей. И гуляли до ночи. Мне кажется, впервые так много говорили о личном. Обгуляли пол-Екатеринбурга, Наташа показывала места детства. На следующий день я шла одной из пройденных с Наташей дорог, вспоминала ее рассказы и улыбалась.

Я не верю, что больше так не погуляем. И что ты не приедешь в Пермь, как договаривались тогда. Наша умная, красивая, тонкая, теплая, серьезная и смешливая Наташа. Это вообще всё просто невозможно понять и принять.

Поделиться

Поделиться

Анатолий Ефремов, замдиректора Сети городских порталов:

— Мне повезло: у всех моих руководителей было чему поучиться. И у Наташи я, конечно, понабрался больше всего. При этом моим руководителем формально она была меньше года. Но как этот локомотив мог остановить какой-то там статус в иерархии. Многие из здесь присутствующих наверняка страдали от моего правила, ставшего в какой-то момент непреложным: никаких намеков на отрицание или слово «нет» в заголовке. Так это меня Наташа научила.

Наверное, уже можно рассказать историю о том, как она, уйдя из «Шеше» году в 2014-м, обсуждала со мной перспективу устроиться в редакцию, которой я тогда руководил. Уже тогда было понятно, что единственное место, которое я мог ей предложить, — мое собственное. Да и оно было не по ее калибру, будем честны. Ее калибром было самое посещаемое региональное издание в России — как минимум.

Потом как-то всё так извернулось, что уже я пошел к ней говорить о трудоустройстве под ее началом, а через пару недель обнаружил себя ее руководителем. Это было потно, потому что тогда уровень главредства «Наташа» был абсолютно недосягаем. Не только для меня, а в принципе для любого человека в СГП. Она задавала тон всей работе сети: ты в какой-то момент чувствовал, что ну всё уже, вот предел твоих возможностей, а затем хоп — и легко перешагивал его. И шел дальше нащупывать следующий. Всё это с ее шутками, прибаутками, непререкаемым тоном, но и с очень тонким умением чувствовать, где у человека на самом деле его предел.

К сожалению, свой предел она осознала слишком поздно. Она ушла одна. Но, глядя, как со всех уголков страны люди собираются приехать в Екатеринбург для того, чтобы с ней проститься, я уверен, что ушла не в одиночестве. И где-то там уже набирает команду для чего-то нового — как она всегда любила.

Поделиться

Сергей Панин

Поделиться

Дорогие друзья, на этом мы завершаем наш онлайн. Очень жаль, что сегодня поводом для него стал уход нашей Наташи Поповой. Для нас этот онлайн — возможность собрать в одном месте теплые воспоминания о близком человеке...

Спасибо, что весь день были с нами.

Поделиться

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК6
  • СМЕХ20
  • УДИВЛЕНИЕ9
  • ГНЕВ11
  • ПЕЧАЛЬ188

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter