17 ноября воскресенье
СЕЙЧАС +0°С

«Власти не работают для народа, а бьются за престиж»: режиссер «Дурака» — о новом фильме про совесть

Юрий Быков представил в Екатеринбурге свою новую картину, которую создал после обрушившейся критики

Поделиться

Юрий Быков сыграл в новом фильме ключевую роль

Юрий Быков сыграл в новом фильме ключевую роль

Режиссер нашумевшего фильма «Дурак» Юрий Быков приехал в Екатеринбург представить свою новую картину «Сторож». Это психологический триллер, который выйдет в прокат уже завтра. И создать его Быков решил после шквала критики и негодования, обрушившихся на него из-за многосерийного фильма про ФСБ и происки американцев, вышедшего на Первом канале. 

Мы встретились с режиссером и поговорили с ним о самом фильме, его отношении к власти сейчас и планах на будущее. 

— Когда я смотрела «Сторожа», обратила внимание на темы алкоголизма, суицидальных наклонностей. А вы какую социальную тему называете основной?

— Основная — про то, что сейчас общество убеждает себя в том, что не нужно обращать внимания ни на собственные угрызения совести, ни на то, в чем тебя упрекает общество. Что чувство вины и совесть мешают эффективно существовать в эгоистическом ключе. И если ты поступил плохо и тебя за это корят в Instagram, фейсбуке, на улице, то ты этих людей спокойно называешь хейтерами и все, ты спокоен. А это все чревато социальной катастрофой и тотальным одиночеством даже в окружении огромного количества людей, потому что если я ничего не должен тебе и себе, то и мне никто ничего не должен. Так вот фильм «Сторож» о том, что дизлайк имеет значение для приличного человека.

— Ранее вы уже говорили, что фильм родился из-за ваших жизненных ошибок. Расскажете, каких конкретно?

— Я говорил о комплексном чувстве вины. Были карьерные ошибки очень серьезные, я не буду их перечислять, но те, кто знает мою биографию по крайней мере в общих чертах за последние два-три года, слышали о скандалах вокруг меня (в частности, речь про сериал «Спящие», который Быков снял для Первого канала; в нем сотрудники ФСБ предстают в выгодном свете и есть тонкий намек на то, что беды России — из-за американцев. — Прим. ред.).

Это чувство вины за то, что я так и не научился говорить обстоятельствам, людям, событиям, которые меня не устраивают, нет — твердо и жестко.

«Сторож» — это прямое продолжение всех тех событий, которые были в этой двух-трехлетней ретроспективе моей жизни, в том числе ретроспективе тех событий, из-за которых либеральная общественность потеряла ко мне доверие. И я с этим живу. Я задался вопросом: а что значит для человека чувство вины, как с ним жить и как от него избавляться? И понял, что избавляться можно, только совершив равный по степени и по силе поступок тому, что ты совершил в прошлом.

В Екатеринбурге он представил картину лично 

В Екатеринбурге он представил картину лично 

— Есть социальные темы и проблемы, которые вас сейчас волнуют?

— Нет.

— Вообще никаких нет?

— Если только социально-политические. Про политику я примерно все понял. Я понял, что это очень тяжёлая работа для тех, кто хочет политикой заниматься во благо людей, и очень грязное и прибыльное дело для тех, кто занимается ею в собственных интересах. И в этом смысле, конечно, на вершине политической карьеры обычно оказываются люди нечистоплотные, потому что количество компромиссов с совестью, на которые нужно идти, чтобы забраться на самый верх, зашкаливает. Я знаю людей, которые почти добирались до этих высот, и, конечно, если власть развращает, то абсолютная власть развращает абсолютно, это постулат.

Изменение [политической] системы в лучшую сторону возможно в том смысле, что люди всегда живут чуть лучше, чем жили до этого. Но все равно политика остается игрой, и финчеровский [сериал] «Карточный домик» показывает очень четко, что выживают в политике люди крайне умные, стойкие, сильные и беспринципные.

Мы поговорили с ним, поедая картошку фри из KFC

Мы поговорили с ним, поедая картошку фри из KFC

— Вы бы смогли пойти в политику. Стать, скажем, депутатом?

— Никогда. Я тогда буду сидеть на успокоительных всю оставшуюся жизнь, потому что я абсолютно тонкокожий человек. Я это понял, когда снимал политический фильм, а потом — получив результаты этой работы.

— Что сейчас можете сказать по поводу действующей власти? Вы ее поддерживаете?

— Нет. Я не поддерживаю действия, которые направлены на накопление капитала у очень узкого количества людей. Я подозреваю, что это естественный процесс — накопление первичного капитала. И, возможно, со временем дети или внуки этих людей начнут мыслить по-другому и распределять этот капитал в реальный сектор экономики, в социальную жизнь и так далее.

Безусловно какие-то процессы, какое-то подобие реформ происходит, но общая картина — это стагнация. Я никогда не верил, что власти работают во благо народа. Единственное, что они делают — очень серьезно отстаивают свои интересы на мировой арене, бьются за свой собственный престиж, в этом есть что-то такое бандитско-пацанское [из разряда]: «Мы тоже существуем — и мы вам покажем!»

В фильме он размышляет о чувстве вины 

В фильме он размышляет о чувстве вины 

— В то же время и «Сторож», и другие ваши фильмы создаются в том числе на деньги Минкульта — то есть государственные. Нет в этом противоречия?

— Давайте смотреть по-взрослому на вещи. Фильм «Завод», который я принес в Минкульт, не одобрили, [денег не выделили]. Я нашел несколько партнеров, вложил свои деньги — фильм вышел. Фильм «Сторож» я принес своим партнерам и продюсерам, они — в Минкульт, и им фильм одобрили. «Майора» и «Дурака» — тоже в Минкульте одобрили. И «Левиафан» [Звягинцева] — тоже. Как власти принимают эти решения — знают только они. Они, видимо, пытаясь оставаться все-таки не в радикальной позиции, заигрывают с либеральной общественностью и что-то одобряют.

Если мы говорим про абсолютную конфронтацию государству — то, к чему призывал Вырыпаев (Иван, режиссер, худрук московского театра «Практика». — Прим. ред.), тогда пусть он берет нас всех к себе домой, и мы будем все у него жить. Все, начиная с Кирилла Серебренникова и заканчивая Василием Сигаревым. Да простит меня Ваня (я с ним лично не знаком).

Невозможно заниматься авторским кино, которое не приносит прямого дохода (как например фильм «Однажды в Голливуде»), не привлекая государственные средства или большое количество партнеров. Минкульт — всего лишь один из партнеров. Мне кажется, что если ставить на одну чашу весов существование фильма, а на другую — абсолютную конфронтацию с государственной структурой, все-таки разумнее сделать фильм. При том, что я практически не знаю фильмов, сделанных без государственного финансирования за последние два-три года. Разве что «Дылда» Балагова.

— А психологически не давит, что, делая фильм, вы должны оправдать ожидания еще и государства?

— На меня это не давит, на продюсеров — наверное, потому что они берут на себя ответственность отчитываться перед Минкультом за тот материал, который я снимаю.

— Фильм «Дурак» все очень хвалят, читатели «Кинопоиска» назвали его лучшим российским фильмом за последние 15 лет и, кажется, от вас теперь всегда ждут чего-то похожего. А это на вас не давит?

— Меня нет в социальных сетях, я не понимаю, кто на меня может давить.

Уходить из кино Быков не планирует 

Уходить из кино Быков не планирует 

— Ну, например, вы сами на себя. Нет постоянного чувства, что вы не должны подвести своих зрителей?

— Я всегда привожу в пример Балабанова. Для него фильм «Брат» — не определяющий в карьере, он определяющий для зрителя. А вот фильм «Про уродов и людей» — вершина его творчества. Поэтому низкий поклон зрителям за то, что они думают про «Дурака», но я снимал фильмы и хуже, и лучше. Тот же самый «Майор» (фильм о полицейских, которые попадают в передряги и пользуются служебным положением, чтобы выйти из них. — Прим. ред.) для меня гораздо более любимая картина, потому что она профессионально и тематически, как мне кажется, лучше.

Вот я, например, очень хочу снять фильм об отношениях с собственным отцом. И мне кажется, что если я в этом разберусь, для меня это будет просто вершина творчества. А еще я хочу снять фильм про отношения с религией. Что это вообще для человека? Может ли он жить без ощущения бога?

— «Сторож» снят. Что дальше?

— Мне говорят: «Когда вы уйдете из кино?» Хотя я в своем обращении никогда не говорил, что уйду из кино. Но в СМИ это радикализировалось, и теперь я каждый раз этот вопрос слышу и предвосхищаю.

Я думаю, надо сделать паузу и накопить высказывания. Я не могу сейчас сказать, что конкретно буду делать, но я абсолютно точно могу сказать, что я не смогу не снимать. Я ничего другого не умею. Это единственный способ моего существования.

Фильм «Сторож» можно посмотреть в онлайн-кинотеатре «КиноПоиск HD» по подписке и в кинотеатрах бесплатно, если оформлена подписка на «КиноПоиск».

Ранее в Екатеринбург презентовать фильм «Текст» приезжал звезда «Полицейского с рублевки» Александр Петров. Мы поговорили с ним о его огромной популярности и кино

Фото: Артем УСТЮЖАНИН / E1.RU
Видео: канал Kinoman / Youtube.com

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
23 окт 2019 в 10:24

В Каменске Сторожа вообще не показывают, что печально, куплю на кино поиске, только бы Быков продолжал снимать.

23 окт 2019 в 12:57

"сериал «Спящие», который Быков снял для Первого канала; в нем сотрудники ФСБ предстают в выгодном свете и есть тонкий намек на то, что беды России — из-за американцев"

если бы только это - была бы банальная заказуха.
самое страшное, о чем сказал Быков в серале, это "атмосфера тотального предательства", охватившая Москву и Россию. Т.е. не в американцах дело, а в нас, отказавшихся от себя, предавших себя.

Гость
23 окт 2019 в 10:10

Почему фильм Таксист приезжал представлять Петров? ))))))
Когда фильм называется Текст!!!
А Быкова люблю, пойду конечно на Сторожа.