20 сентября понедельник
СЕЙЧАС +0°С

«Между ними нестандартные отношения»: адвокат мамы Ксении Каторгиной рассказал об обвиняемых

Дмитрий Панов о том, как криминальная троица вела себя в процессе расследования

Поделиться

Поведение обвиняемых на суде поразило всех присутствующих

Поведение обвиняемых на суде поразило всех присутствующих

Поделиться

Адвокат по делу Каторгиной рассказал, как вели себя обвиняемые вне суда

В декабре в Екатеринбурге начали судить Михаила Федоровича, Марата Ахметвалиева и Екатерину Меньшикову, их обвиняют в убийстве Ксении Каторгиной из-за ее машины Audi. На первых же слушаниях по делу обвиняемые устроили в суде настоящее шоу, вели себя дерзко, вызывающе и противоречиво. Мы поговорили с Дмитрием Пановым, адвокатом, который представляет интересы потерпевшей стороны. Он рассказал нам то, что осталось вне публичного процесса, — что обвиняемые говорили на допросах и как пытались запутать следствие.

— Изначально, как только их задержали, они сразу признались?

— Нет. Все трое постоянно меняли свои показания. Появлялись какие-то персонажи, которых следователям приходилось проверять. Роль друг друга постоянно менялась. Например, они по-разному описывают, как ходили смотрели машины.

Федорович говорит: «Я и не планировал с ними находиться. Видел, что они ходили смотреть машину какую-то. Думаю, не пойду с ними, лучше сигарету покурю постою. Потом они вернулись, а я уже дома был в это время. Мне это было неинтересно». Ахметвалиев говорит о том, что Федорович разработал этот план: «Будем подыскивать автомобили, потом найдем, собственника нейтрализуем. И продадим эту машину». Меньшикова говорит: «Я вообще ничего не хотела делать. Мы купили просто бутылку водки, пива и куда-то пошли, что-то смотрели». Примерно так у них было — у каждого своя версия.

Потом им пришлось подстраиваться своими показаниями под эти доказательства, юлить. Взять историю с похищением мамы Екатерины. Сначала у них ничего не было — ни похищения, ни ударов, ни пистолета. Битой никто не бил и газовой горелкой не водил.

Когда появился в показаниях потерпевшей пневматический пистолет, которым ей угрожали, они начали подстраивать показания под него. Начали описывать в очной ставке какой-то игрушечный детский пистолет, чуть ли не розовый, который лежал где-то на земле и который даже никто не брал.

Когда будет стадия допроса — надо будет посмотреть, как они свою позицию поменяют. Я в этом уверен, они уже несколько раз ее меняли.

— Выгораживали себя?

— Скорее пытались преуменьшить свою роль. После задержания их допрашивали отдельно. В показаниях у них появилось множество противоречий, которые следователь потом устранял путем проведения очных ставок.

Когда проводились эти очные ставки, Федорович придумал себе линию защиты и начал озвучивать свою версию тех событий. А Меньшикова стала соглашаться с ним. Его показания она поддерживала, а свои уже не признавала. И на суде она также копирует его поведение. Между ними нестандартные отношения. Она полностью под его влиянием. Он ей указывает, что делать.

Многие на процессе были очевидцами смены позиции Меньшиковой. Он ей говорил: «Делай, как я, повторяй за мной». После этого она стала его полностью дублировать — заявлять отвод защитника, ходатайство о том, что с делом не ознакомлены. На суде он заявлял, что он опытный «юрист», который уже отбывал наказание. Что ему всё известно, что нужно делать и как делать. И что сговор никто не докажет и что он предмет брал в руки какой-то. Он не понимает, что своими заявлениями делает только себе хуже.

В признании вины по эпизодам у них несогласованность. Все эти эмоциональные обращения их к прессе, ссылки на детей. Их поведение вызывает негативное отношение.

— На что они рассчитывали, когда продавали машину по ее документам? Ведь Ксению уже разыскивали.

— Чувство вседозволенности и безнаказанности. Думали, что смогут скрыться в другом городе. Раньше-то их особо не искали. Если бы их не нашли, нас ждали бы еще убийства, это можно утверждать с уверенностью.

Также если вы обратили внимание на поведение Федоровича, то заметили, наверное, что он считает себя умнее других. Он оказывает давление на Меньшикову и Ахметвалиева, демонстрируя свой авторитет. Пренебрежительно называет их «первоходами». Себя он, видимо, представляет каким-то мафиози на уровне дона Корлеоне.

— Какие еще были нестыковки?

— Ахметвалиев вступил в противоречие с Федоровичем. Он настаивает, что Федорович разработал план и всем руководил. А он якобы только исполнял. Он так и говорит: «Я не разрабатывал и не планировал, а исполнял». А Федорович, наоборот, говорит, что идея убить принадлежит Ахметвалиеву.

Федоровичу вменяется еще такая вещь, как руководство в организованной группе, а он это всячески отрицал на стадии предварительного следствия. Однако на суде он внезапно признает свою роль. Но почему-то отрицает 159-ю статью — мошенничество. Это когда они выдавали Екатерину Меньшикову за Ксению, чтобы продать похищенную машину в Челябинске.

Тут у него есть противоречие с Меньшиковой, которая мошенничество, наоборот, признает. Но ведь они были вместе. Есть видеозапись, где они подходят вдвоем для оформления документов. Меня, конечно, удивляет такое поведение.

По поводу убийства Ксении Меньшикова на суде сказала: «Я вообще ничего не делала». А в материалах дела она рассказывает, как наносила удары.

По истории с похищением мамы Екатерины Меньшиковой утверждали, что никакого насилия не было, сидели мирно общались в беседке, чай пили с конфетами. Что женщина сама в машину села, когда ее по факту обманом выманили. В своих показаниях на предварительном следствии Федорович говорит, что втайне от Меньшиковой дал ее матери якобы 80 тысяч рублей. Поэтому на суде он заявил: «Я пришел за своим и признаю вымогательство». Причем он не поясняет, зачем он дал эти деньги ей, просто дал и всё. Потом были какие-то ювелирные украшения, которые якобы они дали потерпевшей на хранение и она потом сдала их в ломбард и не вернула им деньги.

Потом на суде Федорович признает похищение и разбой, однако заявляет, что ударил только один раз.

— Почему Екатерина вообще согласилась похитить и пытать свою мать?

— Екатерина заявляет примерно следующее: «Я ей всю жизнь помогала, я ей давала деньги. А когда нам стали нужны деньги, Федорович сказал: «Ну мы же ей помогали всю жизнь, пусть она нам помогает финансово». А раз она отказала нам, такая нехорошая, ну мы решили сами забрать» — логика там такая. Свою мать она била по голове большим эмалированным тазиком, а в суде потом говорила, что они пили чай и она шоколадки ей таскала.

— Вы упоминали, что Федорович придумывал какие-то истории на предварительном следствии?

— У него была версия, что якобы один его знакомый, ранее судимый, поручил ему достать Audi Ксении Каторгиной. Якобы она ему была должна денег. За эту конкретную машину он обещал ему 200 тысяч. Якобы показал фото машины и объявление о продаже где-то на автомойке, и им оставалось только привезти ему эту машину. А разговора об убийстве вообще не было. Такая у него была сказка — не я придумал, не я нашел эту машину и в таком духе.

Михаил Федорович частично признал на суде те преступления, которые ранее отрицал

Михаил Федорович частично признал на суде те преступления, которые ранее отрицал

Поделиться

Ничего из этого, конечно, не подтвердилось. Сыщики потратили время и нашли этого человека. Он был в шоке от того, что наговорил Федорович, и рассказал в свою очередь, что тот несколько недель звонил ему и задавал вопросы о рынке автомобилей.

Федорович и Ахметвалиев интересовались ликвидностью автомобилей. Какие продать быстро, какие тяжелее. Они успели посмотреть несколько автомобилей. Один им не понравился, потому что гнилой был. Потом они смотрели БМВ — этот автомобиль тоже их не устроил, там номера были переварены, и они решили, что сложно будет его реализовать. Последний — всё устраивало, готовы были уже действовать по плану, но что-то их спугнуло. Человеку просто повезло. А потом была Ксения...

Федорович еще писал ходатайство о заключении досудебного соглашения с прокуратурой области. Он должен был изобличить иных лиц в совершении тяжких преступлений. Но следствие все его показания проверило, и ничего не подтвердилось.

А на суде потом начал просить прощения и жаловаться на то, что сына его в школе травят.

— Нож откуда тогда взялся, если не планировали убивать?

— В том-то и дело, что слова расходятся с делом. Якобы никакого плана по совершению убийства не было, по словам Федоровича. Якобы планировалось просто связать человека и оставить в этом доме рядом с колодцем, где ее нашли, по улице Новаторов. Хотя Ахметвалиев утверждает, что план был разработан изначально Федоровичем и он сам им заявил: «Мы будем вынуждены ликвидировать свидетеля, потому что он нас увидит».

— Ахметвалиев почти не разговаривал на суде, в отличие от других обвиняемых, почему?

— Его позиция не ясна, частично он признает свою вину. Сейчас он выслушает позицию Федоровича, Меньшиковой, свидетелей и свою позицию выскажет. А, может, наоборот, с целью избежания самого сурового наказания пойдет на полное признание, рассчитывая на гуманизм суда. Он не пытался сотрудничать со следствием, в отличие от Федоровича.

По роли Ахметвалиева есть противоречия, что совершал, что не совершал. В определенные моменты он пытался приуменьшить свою роль. Однако наука далеко шагнула, и экспертные заключения довольно подробно описывают механизм нанесения повреждения, способ нанесения, местонахождение лиц.

Согласно обвинению, Ахметвалиев попытался оглушить жертву, после чего Ксения оказала сопротивление и Меньшикова стала бить ее ножом в ногу и бедро, потом еще несколько ударов нанес Ахметвалиев в грудь. Эксперты насчитали не менее 14 ножевых ранений, каждое из которых могло послужить причиной смерти самостоятельно. В совокупности. Определить, из-за какого конкретно, наука не может. У меня нет сомнений в том, что это так было. Проведено много экспертиз — и медэкспертиза, и генетические. Большой объем следов остался.

У него тоже есть дети, трое, но он молчит про них, в отличие от Федоровича. Возможно, он понимает, что в его положении лучше молчать.

— Могут ли они избежать наказания или свалить на кого-то одного из них?

Дмитрий Панов считает, что следователи, раскрывшие убийство Ксении Каторгиной, сработали очень хорошо

Дмитрий Панов считает, что следователи, раскрывшие убийство Ксении Каторгиной, сработали очень хорошо

Поделиться

Есть такие доказательства, которые неопровержимы. Видеозаписи, отпечатки пальцев, кровь, потожировые следы. Всё, что уникально. Хоть они и пытались скрыть следы. Ту же машину пытались тщательно замыть. Но кровь — такое вещество, которое очень тяжело замыть, не обладая специальными знаниями. Поэтому будет тяжело взять на себя то, чего ты не совершал.

Мы вели онлайн-трансляцию заседания суда, на котором с показаниями выступила мать Ксении.

27-летняя Ксения Каторгина пропала 10 октября 2019 года, когда поехала показывать свою Audi Q5 потенциальной покупательнице в Екатеринбурге. Позже иномарку нашли в Челябинске у перекупщиков, те рассказали, что автомобиль им продали цыгане, у которых были все документы на него и паспорт автовладелицы, и что с ними была девушка, похожая на Ксению.

Следователи возбудили уголовное дело по статье «Убийство». Волонтеры прочесывали лес и трассы четыре дня. Тело женщины удалось найти только после задержания первого подозреваемого — челябинского таксиста Марата Ахметвалиева, который показал, где спрятали труп. Чуть позже задержали Михаила Федоровича и Екатерину Меньшикову, которые были сообщниками Ахметвалиева.

Мать Ксении рассказала, что ее девятилетняя дочь до сих пор живет с верой в то, что ее маму можно спасти.

По теме (11)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК5
  • СМЕХ6
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ54
  • ПЕЧАЛЬ5

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Loading...
Loading...